?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Губернатор Московской области Андрей Воробьев дал поручение создать на месте полигона Кучино один из лучших парков Подмосковья. С момента закрытия балашихинской свалки прошло более 7 месяцев.

О том, что сделано по подготовке свалки к рекультивации и что легло в основу концепции создания парка, расскажет подмосковный эколог Анатолий Баташев, чья роль в закрытии Кучинского полигона была весьма существенной. Анатолий Баташев – житель Балашихи, гражданский активист и зеленый политик, защитник Кучинской березовой рощи и подмосковных лесов, член экспертного совета Министерства экологии и природопользования Московской области, автор идеи парка вдоль Пехорки.


Владимир Путин распорядился закрыть полигон Кучино в Балашихе 22 июня 2017 года. Тогда в соцсетях активно ретвитили комментарий, что «чтобы закрыть какую-то свалку, обязательно нужен президент». Но Путин закрыл не просто какую-то свалку, а крупнейший полигон в Российской Федерации по текущему приему твердых коммунальных отходов. Итак, прошло семь месяцев – время подвести предварительные итоги.

Результаты 7 месяцев

Главный итог – полигон закрыли. После вмешательства Президента у негодяев (владельцев полигона) отозвали бессрочную лицензию. Ранее в 2016 году Росприроднадзор подложил большую свинью губернатору Воробьеву, когда тот добился передачи лицензирования свалок в область. За два месяца до переходного периода сотрудники Росприроднадзора выдали огромное количество бессрочных лицензий почти всем действующим полигонам Подмосковья, оставив область наедине с бедой. Кстати, чиновник, подписавший бессрочную лицензию на полигон Кучино, до сих пор работает на руководящей должности в Росприроднадзоре. Отзыв бессрочной лицензии – это длительная процедура, которую пройти очень тяжело, практически нереально.

Второй итог – правительство Московской области и Мособлдума практически сразу после «прямой линии» (еще до распоряжения Путина о закрытии) выделило 50 млн рублей на подготовку проекта рекультивации полигона. Изыскания и проектно-сметная документация были выполнены в рекордно короткие сроки к декабрю 2017 года. Выполняла компания «СпецГеоЭкология», проектная организация, специализирующаяся именно на полигонах ТБО, самая опытная в этом сегменте.

Третий итог – проведена подготовка к рекультивации и противопожарные мероприятия. Главная угроза для закрытого полигона – риск возгорания. Свалка загорается быстро, огонь уходит в глубокие слои, для тушения требуется несколько месяцев, причем водой тушить нельзя. Чтобы кучинский полигон не загорелся, на огромное 30-гектарное плато завезли примерно под 400 тыс. кубов грунта. Завозила компания «Биорем», такой масштабный объем грунта доставить в течение трех с половиной месяцев была тяжелая задача, но ее выполнили. Всю поверхностную толщу мусора засыпали метровым слоем грунта. Чтобы представить, что такое горящий полигон, можно вспомнить время, когда вокруг Москвы горели торфяники. Только там естественный запах, а на полигоне горит химия. В 2017 долго не могли потушить полигон «Сьяново» под Серпуховым, что лишний раз подтвердило тезис – полигоны после закрытия бросать нельзя.

Четвертым итогом – стала экстренная дегазация Кучинской свалки. В период с ноября по середину января пробурено 55 скважин, которые через систему трубопроводов выводятся на массивный факел и сжигаются. Факел импортный, 16 метровый, привезен из Германии.

Пятый итог – рекультивация, как и было запланировано, начнется с марта 2018 года. Экспертиза проекта почти сделана, формальные процедуры практически завершены, деньги в бюджете заложены. Предварительно заложено 4 млрд рублей, но цифра еще может быть уточнена и поменяться по итогам экспертизы проектно-сметной документации. Сэкономленные средства пойдут на рекультивацию других полигонов. По Кучино сейчас вопрос в том, в какой последовательности проводить работы и когда начать срезку скосов (один из самых неприятных частей операции) – начать весной или подождать осени. Решение по срокам срезки скосов также еще не принято, но это всего лишь одна из нескольких больших технологических задач.

Откуда такая вонь в Балашихе?

Экстренная дегазация полигона Кучино в Балашихе – одно из самых важных решений губернатора Воробьева. По расчетам проектировщиков, полигон Кучино выделяет не меньше 5 тыс. кубов свалочного газа в час. 60 % - ядовитый метан, остальное углекислый газ с примесями разложения. Все это падало на город, делая жизнь людей невыносимой.

Полигон Кучино вонял всегда. Но в последние три года перед закрытием вонь стала постоянной и нестерпимой для ближайших районов. Невольно вспоминаешь сказку Волкова «Желтый туман». В чем специфика работающего полигона и любого загрязнителя? У нас в России строгое природоохранное законодательство, но законы содержат такие бреши, что загрязнители чувствуют себя вольготно. Проверку проводить можно, лишь уведомив заранее. Раньше менеджмент полигонов муниципальные и подмосковные власти даже на порог не пускал. На въезде на Кучинскую свалку не было никакого весового контроля, мусоровозы днем и ночью шли с интервалом 10-30 секунд.

В ноябре-декабре 2014 года мне и кучинским активистам впервые пришлось жестко схлестнуться с полигоном. Тогда мусорная гора стала расширяться на прилегающее озеро, но общественности при помощи местных властей удалось этот беспредел остановить. У меня сохранилось видео тех лет, где отчетливо видна высота мусорной горы! Так вот за два с половиной года высота увеличилась примерно на 35 метров. Всего на полигоне Кучино захоронено не менее 30 млн тонн отходов, причем как минимум 7 млн тонн привезли в последние два года. Т.е. на полигоне в год захоранивалось не менее 3 – 3,5 млн тонн мусора, при разрешенных 600-700 тысячах тонн. Владельцы свалки всегда перебирали лимиты, но в последние годы стали это делать особо цинично.

Разумеется, вонь не прекратилась после распоряжения президента о закрытии полигона и введения режима чрезвычайной ситуации. Наоборот, вонь росла, поскольку завезенное за последний год-полтора вступало в активную стадию разложения. Вонь – результат физико-химических процессов. Нам, балашихинцам, очень повезло, что Путин так вовремя закрыл полигон. Я не побоюсь громких слов, это было провидческое решение, которое спасло Балашиху и Москву от ужасной неминуемой катастрофы еще больших масштабов.

Я думаю, что если бы Совет депутатов Балашихи состоял бы из гражданских активистов (а в Балашихе очень деятельное и боевое гражданское общество), то Путину бы присвоили статус Почетного гражданина Балашихи. Но совет депутатов у нас такой, какой есть, сплошь «Единая Россия», то они даже спасибо своему лидеру, сделавшему выдающееся благодеяние для Балашихи, не сказали. Хотя местные чиновники рады закрытию полигона (они ж этим тоже дышат, и их семьи), все стесняются публично сказать президенту спасибо, потому что аппаратчики с далекой Рублевки могут на это косо посмотреть.

Героические журналисты телеканала «Россия 1» во главе с Дмитрием Кайстро не случайно выбрали полигон Кучино. Вонь возле свалки стояла адовая. Съемочные группы телеканала больше недели фактически жили возле полигона, общались с людьми, перепроверяли информацию. А информации было много. Свыше 40 тысяч обращений из Балашихи поступило на «прямую линию» президента, включая рекордное число видео вопросов. Город задыхался. Вопрос Елены Михайленко, жительницы Южного Кучино, из чьих окон открывается вид на расположенную рядом зловонную гору, привел в действие тектонические силы.

Твердые решения

Андрей Воробьев войдет в историю Московской области как губернатор, которому удалось закрыть 24 огромных свалки. Надо говорить честно – полигонов в Московской области нет, есть жуткие помойки, где на грунт и в карьеры без всякой защиты от проникновения фильтратов в почву и водоносные слои, исторически сбрасываются миллионы тонн различных отходов, включая высокотоксичные. Закрытие каждой помойки – похоже на триллер или квест. Это подвиг.

Помойки закрывать жизненно необходимо. Но получается замкнутый круг. Одни свалки закрываются, но мусора производится стабильно много. Поэтому на другие начинают везти больше. В какой-то момент московские мусорные операторы переключили свою активность на полигон Кучино, который, по моим оценкам, стал принимать до 35-40 % московского мусора. Цифры из официальных источников о том, сколько везли на полигон Кучино, звучали разные. До закрытия полигона и вмешательства президента звучала цифра 16 % (что само по себе чудовищно много), а после закрытия полигона говорили даже о 90 %, но это явный перебор. Тем не менее Кучинская свалка была ближайшей к Москве и на нее сыпали все, кому не лень. После Кучино потоки были переориентированы на полигоны Торбеево, Тимохово и Алексинский карьер.

Про необходимость дегазации власти, общественность и руководство полигона Кучино говорили еще за год до закрытия свалки. Но владельцам свалки (ЗАО «Заготовитель») делать это было невыгодно. Они экономили на всем. Работали без проекта. Всеми способами уклонялись от налогов, были одними из крупнейших должников в городской бюджет Балашихи, затягивая даже уплату арендных платежей. А менеджмент полигона только врал и обещал, что будет и проект, и рекультивация, и дегазация, и весовой контроль, что фильтрат отсутствует. Тем временем, активисты (героический Костя Мартынов) выявили ручьи фильтрата, стекающие с полигона, и целые озера. Много нарушений заметили и городские власти, и министерство экологии области.

Тем не менее в конце мая 2017 несмотря на всю критику, подмосковные власти за две недели до прямой линии объявили, что свалка проработает не до 2019, а до 2021 года. Дескать, мусор возить некуда, потерпите. На деле все понимали, что свалка готовится работать вечно. Владельцы свалки были неизвестны, следы собственников терялись в безликом сейшельском офшоре. Доходы свалка генерировала такие, что можно было за пару лет каждого жителя Балашихи свозить на Сейшелы. Но это были серые, заведомо коррупционные доходы.

Решение Владимира Владимировича Путина было историческим. Мусорную мафию заставили скулить, как волков на псарне. Закрытие помойки в Кучино позволило заставить мусорных промысловиков прекратить саботировать предлагаемые реформы, ускорить модернизацию отрасли. Укрепило общественную дискуссию, что с помойками дальше жить и мириться нельзя.

Воробьеву осталось закрыть еще 15 свалок. В сентябре ему предстоят перевыборы, и это (наряду с рекультивацией всех закрытых полигонов), пожалуй, главная задача, если он пойдет на второй губернаторский срок.

Царь-парк

Полигон Кучино примыкает к реке Пехорка. Разрастаясь, он даже влез в ее пойму. В Западном Берлине на месте бывшего полигона сделали природный парк для птиц. В Нью-Йорке – просто огромный шикарный парк. Собянин тоже делает уютный парк на месте небольшой свалки в Печатниках. У третьего срока Путина главным паркостроительным проектом был парк «Зарядье» на месте бывшей гостиницы Россия. Балашиха – огромный город, примыкающий к Москве, который лет через десять имеет все шансы стать миллионником. Городу жизненно необходим серьезный парк, и имеющиеся пространства позволят сделать полноценного конкурента парку Горького.

Длина Пехорки на территории городского округа Балашиха 24 км. Общая площадь лесных массивов – свыше 11 тыс. га, из которых 7,2 тыс. га относятся к лесному фонду, остальное – к балашихинской части национального парка «Лосиный остров».

Одним из первых решений Сергея Юрова на посту главы Балашихи (его назначили в июле 2017) было разработать концепцию создания парковой зоны вдоль всей Пехорки. Этот проект долго вынашивался мною и балашихинской общественностью, конечно, было радостно, что власть это услышала и поддержала. Но всем очевидно, что создание столь огромного парка (свыше 1000 га) - это масштаб не только городской, но и региональный, даже федеральный. Парк, олицетворяющий «образ будущего» и великой страны – России, в которой хочется жить.

Так совпало, что парк оказался на стыке проектов. Сейчас чистят Пехорку, сильно загрязненной после прорыва канализационного коллектора в Акатово в 2015 году. Московская область тратит серьезные деньги (по сути последние деньги от нефтяного процветания), чтобы очистить реку от ила, мусора и грязи. У балашихинцев огромные ожидания, потому что всем хочется жить в хорошем городе, а огромные балашихинские запруды на Пехорке давно пора вычищать, реабилитировать. Чтобы по реке вновь можно было полноценно отдыхать и плавать на лодках. Так получилось, что наша Пехорка – это первая ласточка путинского нацпроекта по очистке Волги и рек ее бассейна.

Рекультивируемый полигон Кучино станет одной из доминант будущего суперпарка. Учитывая, что Путин закрыл полигон 22 июня 1917, то, наверное, будет символично если новый парк будет полностью завершен к 9 мая 2021 года. Страна за 4 года сумела выиграть тяжелейшую войну, а Подмосковью надо сдюжить чудесный парк.

Причем, к парковой зоне Балашихи примыкает еще огромный кусок парковой земли в Москве, что позволит, если мэр столицы Сергей Собянин эту идею поддержит, протянуть суперпарк до метро «Некрасовка» и «Лухмановская». А дальше и до Люберец.

Тяжелый труд

За прошедшие семь месяцев на полигоне Кучино сделано очень много, на что в обычной жизни потребовались бы годы. За 4 месяца группой проектировщиков во главе с Борисом Васильевичем Трушиным был подготовлен проект рекультивации полигона. Главная проблема Кучинского полигона – крутизна склонов – 35-40 градусов. По проекту их планируется срезать до 22 градусов, чтобы исключить риск оползней, и накрыть полигон герметичным геотекстилем, что исключит утечки газа в атмосферу.

Когда к сентябрю 2017 стало очевидным, что вонь нарастает, губернатор изыскал 200 млн на проведение экстренной дегазации. Предложение приступить к дегазации поступило практически сразу после первых результатов проектных изысканий, когда стало понятным, что 55 скважин можно будет расположить на действующем плато. Часть из них при формировании склонов планируется нарастить, а часть останутся на прежнем уровне. Скважины подключены к 4 сборочным узлам, откуда компрессоры откачивают газ на факел.

Всего на полигоне к концу года будет 112 скважин. Будет установлена энергоустановка, которая станет производить электричество. Планируется создать мощную систему по откачке фильтратов. И, самое главное, полигон укроют тройным слоем изолирующего материала, что полностью исключит попадание вредных токсичных веществ в атмосферу. Под изоляцией будет метровый слой грунта. Сверху также будет уложен слой грунта.

Министерством экологии Московской области и Администрацией Балашихи проделана весьма серьезная работа. Причем в сжатые рекордные сроки. Задача – непростая, ведь в Российской Федерации по состоянию на сегодня еще нет ни одного полностью успешного опыта рекультивации крупных полигонов. Рекультивированных полигонов в стране единицы. И везде есть проблемы. Где-то неправильно дегазацию сделали. А где-то как в Лоо, не довели рекультивацию до ума: усердно начали, но бросили.

Чиновникам приходится принимать крайне сложные решения. Так прежний глава Балашихи Жирков, много хорошего сделавший для города, последним своим решением перед отставкой ввел на полигоне режим чрезвычайной ситуации, запретив завоз мусора на свалку. Губернатор Воробьев изыскал средства на проект рекультивации и затем на экстренную дегазацию. Правительство России поддерживает ускоренную рекультивацию, деньги в бюджете есть. Глава Балашихи Юров и замглавы Козырев, министр экологии Подмосковья Коган уделяют полигону огромное внимание, многие решения принимаются оперативно, с колес, лишь бы ускорить процесс и обеспечить качество работ. В район полигона чиновники едут так часто, что теперь туда на постоянную стоянку перебазировался автобус оперативного штаба Московской области.

Жители Балашихи с нетерпением ждут начала полноценных работ по рекультивации. Их можно начинать весной, в нормальную погоду. Предполагается, что откосы полигона разделят на 4 сектора, чтобы провести герметизацию максимально быстро. Сейчас на полигоне создается запас земли, чтобы максимально оперативно загрунтовывать перемещаемые с откоса на плато полигона отходы. Важно организовать эту работу максимально гуманным для жителей способом, чтобы снизить вредное и неприятное воздействие на окружающую среду. Предварительно, на каждый сектор уйдет по три месяца. Сейчас решается вопрос, с какой скоростью будет организована эта работа. Что будут делать последовательно, а что параллельно.

С одной стороны, будет разумно начать формирование скосов уже сейчас, сразу после схода снега. Тут поскольку геотекстиль, надо класть только в теплую погоду, иначе это будут выброшенные на ветер деньги. Жителей страшит конечно, что полигон будут ворошить, но все хотят, чтобы газовый ад закончился как можно быстрее. А для этого надо герметизировать полигон. Благо летом листва поглощает запахи. С другой стороны, многое увязано на финансировании и на смежных процессах, в том числе производственно-технологических. Одновременно приходится исправлять огромное количество преступных ошибок прежней эксплуатирующей организации, которые создали ситуацию, которой быть не должно. При этом учитывать особенности полигона, в том числе переизбыток газа внутри.

Самое главное сейчас – довести рекультивацию до ума. Убрать источники вредных запахов. Для этого действовать надо быстро, дружно и слаженно.

Гражданское общество

Многие говорят, это чудо, что Путин закрыл полигон, повезло Вам в Кучино. Но этому чуду предшествовала огромная работа гражданских активистов, которые боролись с полигоном, пытались перевести мусорную беду в цивилизованное русло. Кучино – самый боевой район Балашихи и, пожалуй, всей страны. Именно здесь жители защитили от вырубки Кучинскую березовую рощу. На подмогу людям, которые 70 дней стояли круглосуточным лагерем, приехал губернатор Шойгу, который распорядился создать в роще парк и установить памятник летчикам-героям. Проект парка готов, осталось его воплотить в жизнь.

Жители Балашихи проделали огромный пусть, чтобы победить свалку. Она была расположена в зоне безответственности на границе Железнодорожного и Балашихи, и власти перебрасывали друг другу отписки. Мы, люди, объединили города. Мы, соседи, своими силами почистили лес у Пехорки, защитили от вырубки Салтыковский лесопарк, добились очистки Пехорки, отмены варварского генплана. Только очень сильное гражданское общество, только дружные усилия всего города и героизм местных активистов задыхающихся районов, опыт могучих инициативных групп, умное сотрудничество граждан и власти позволили вновь свершиться Кучинскому чуду. Нас услышал Президент.

Очень здорово проявила себя Общественная палата Балашихи во главе с Евтушенко, Галл, Жаровой. Сначала палата взяла на себя функцию примирить активистов, власть и полигон, помочь объективно разобраться. На ее заседаниях участвовал и прежний глава города Жирков, и министр Коган, и депутат Шапкин. В ходе общения власти, общества и мусорного бизнеса один за другим стали всплывать факты вопиющих нарушений. И именно этот гигантский наработанный массив информации потом сильно помог и жителям в борьбе, и журналистам в осмыслении проблемы полигона. До закрытия полигона за год было проведено с два десятка мероприятий, и после закрытия – свыше сотни (!), которые формально были организованы на базе рабочей группы активистов и власти, созданной при палате.

Конечно, не смотря на огромную работу спасибо пока толком не сказали никому. Свыше 70 героев-участников, никому даже не дали грамоты или медали. Вклад каждого по-своему решающий – Горюнов, Герасименко, Ващенко, Боброва, Горбунова, Мартынов, Осипова, Очеленко, Султанова, Орлов, Горячев, Комкова, Макарова, Гришина, Попляков, Стасевич, Цветкова, Трофимов, Смирнова, Морозова, Неволин, Маренинова, Расулмухамедов, Холод, Косюк, Ли, Чабан, Кудрявкина, Взоров, Галичский, Федотова, Тимонин, Коновалова, Савицкий... Множество славных имен, где и рабочие, и чиновники, и активисты, и эксперты. Конечно, наша главная награда – свежий воздух. Но на месте губернатора Воробьева, я бы не поленился представить отличившихся к государственным наградам. Особенно с учетом того, что многие на полигоне решительно подорвали здоровье.

Стоп выброс

Подмосковная власть и общественность активно работают бок о бок и в решении другой деликатной, но страшной беды. Воздушный кризис накрыл восток Подмосковья, и объективно область и соседняя Москва оказались к этому не готовыми. В Москве поступили просто и нагло, ограничили доступ к информации о состоянии атмосферы, выключив сайт Мосэкомониторинга уже на полгода. Требования общественности к Собянину и Кульбачевскому включить сайт оказались безуспешными. А в Подмосковье провели комплексное исследования, которое выявило несколько потенциальных источников негативных запахов. Это Кучинский полигон, и исследования подтвердило, что запах с полигона может достигать второй Балашихи. Это несколько промзон. Вызывают озабоченность МСЗ-4, особенно его работа в ночное время, МНПЗ «Газпромнефти» в Капотне, сильно фонит «реутовская аномалия» (регулярный выброс откуда-то с территории ВАО Москвы недалеко от внутренней стороны МКАДа), промзоны на границах Реутова и Балашихи. Рабочую группу по поиску вредных запахов ведет лично зампред правительства области Чупраков, и это очень серьезные заседания.

Активисты регулярно проводят митинги, причем в демократичную, но жесткую Балашиху порой едут со всего Подмосковья. С одной стороны, задача таких митингов привлечь внимание власти, и представители власти на них присутствуют. С другой, важна просветительская задача, когда опытные и знающие люди рассказывают, что на деле происходит, какие есть достижения и результаты. В частности, очень удобно развенчивать слухи, налаживать диалог, находить решения.

Была выявлена закономерность – многие серьезные загрязнители просто прячутся в промзонах возле вонючих объектов и могут годами безнаказанно травить воздух. Но как только была сделана великолепная модернизация на Люберецких очистных сооружениях «Мосводоканала», сразу посыпались вопросы к ряду соседних ранее невидимых предприятий.

Вокруг полигона Кучино тоже расположено много странных объектов, но после того, как вонь прекратится, есть огромная надежда, что в Кучинской промзоне появятся не только пункты приема металлов, да асфальтовые заводики, но полноценный технопарк.

Городская среда ведет естественное наступление на организации-загрязнители. Так дома уже максимально близко приближаются к МСЗ-4, что ставит под сомнение долгосрочный характер данного объекта, хотя в принципе там серьезная технологическая начинка. Но мы не уверены, что там жгут при заявленной температуре, и мы видим, что ночью там проходят чудовищные объемы.

У людей есть мечта, что настанет день, когда над Москвой, Люберцами, Реутовым и Балашихой будет свежий воздух. Хотя положение продолжает оставаться непростым. Но в Балашихе есть все для рая. К полигону примыкает великолепный лес, где порой кажется, что находишься в горах, в Приэльбрусье, Швейцарии, а вовсе не в Балашихе.

Люди верят, что наряду с поиском промышленных загрязнителей, власть займется модернизацией инфраструктуры. Модернизирует Фенинские очистные, переложит фенинский коллектор.

Свою лепту в смог вносят и балашихинские пробки. Подмосковной власти давно уже следует расширить Носовихинское шоссе, причем очень срочно надо сделать участок между Реутовым и Кучино. Также необходима нормальная связка Балашихи и Железнодорожного на стыке Леоновского и Носовихи. Губернатор Воробьев в своем послании рассказал про кучу дорог и улочек, которые планируется благоустроить по области, но важно закончить модернизацию дорожной сети в Балашихе – крупнейшем городе Подмосковья. А это, прежде всего, Носовихинское шоссе. Меня удивляет, что у власти региона, претендующего на «лидерство», за все эти годы не нашлось даже нескольких миллионов рублей, чтобы сделать проект такой модернизации. Это тем более важно, поскольку именно по Носовихе мусоровозы все эти 60 лет ездили на закрытый президентом полигон.

Не хуже, чем в Германии

При рекультивации полигона Кучино решено было не изобретать велосипед, а пригласить хорошую команду во главе с австрийскими специалистами. Оливер Кайзер и его «Экоком» поставляли оборудование для дегазации и очистки фильтрата для нескольких российских полигонов. И практически каждая фирма, участвовавшая в конкурсе на проектирование полигона, указывала на то, что «Экоком» возьмет в основные подрядчики по поставкам оборудования и проектированию высокотехнологической части.

Оливер – очень неуступчивый. Он не стесняется ругаться с чиновниками, когда те для ускорения процессов предлагают нарушать технологии. «Это в России зимой любят укладывать асфальт на снег», - как-то в сердцах произнес Оливер. – «Но полигон в отличие от дороги через три года переложить нельзя. Вся инфраструктура должна исправно служить не менее 25 лет. Как сейчас сделаете, так и будете жить».

Температура в горелке факела достигает 1050 градусов. Там газ находится чуть меньше секунды, но этого достаточно для нейтрализации любых вредных веществ. В факеле на сегодня за один час сгорает 2200 кубических метров свалочного газа. Счетчик уже показывает, что всего с момента запуска факела в декабре 2017 года сожжено порядка 2 млн кубометров газа. 58-55 % составляет метан. Остальное углекислый газ. Перед горелкой у компрессоров стоят фильтры, собирающие пыль, что защищает от негативного воздействия. Высота факела 16 метров. Когда понимаешься к вершине трубы, важно быть аккуратным, чтобы не допустить возгорания одежды. Но у трубы дышится очень легко. Причем гораздо легче, чем вокруг на полигоне. Снизу в трубу можно даже заглянуть и увидеть, как газ из труб сгорает в факеле. Снизу идет поддув – четыре куба воздуха, на куб газа. Сам факел рассчитан на сжигание 2500 кубов газа, но при условии, что калорийность газа будет менее 50 % метана. Иначе температура в горелке возрастет, что приведет к сокращению службы факела. Настройка подачи газа происходит автоматически, чтобы температура достигала 1050 градусов, при естественном понижении калорийности поток увеличивается. На факеле есть целая серия контрольных датчиков, в том числе и тех, что вырубают систему, если возникает риск затягивания огня в трубы подачи газа, или если содержание кислорода в подаваемой на факел газовой смеси превысит 5 %, что создает взрывоопасную ситуацию. Поскольку было несколько срабатываний системы, то для повышения надежности было принято решение полностью задублировать все ее элементы.

К безопасности здесь строгое отношение. И к красоте. Заходишь в любую часть системы дегазации и видишь новенькие красивые трубы, серьезные пульты управления, мощные машины, датчики и разъемы для контрольной аппаратуры. К проверкам здесь относятся крайне серьезно. Скважины сделаны на совесть. Но чтобы исключить даже теоретические шансы попадания газа в атмосферу, все скважины на днях дополнительно загерметизировали изолирующим материалом 10 на 10 метров, так называемыми «фартуками».

Главное сейчас привести в порядок скосы. Поскольку уход газа в атмосферу из переполненного и активно разлагающегося тела полигона идет именно через скосы. Чтобы облегчить жизнь людям, ведется преимущественная откачка как раз из крайних скважин, чтобы меньше выходило газа наружу. Но газа очень много, чрезмерно много. На западе новые полигоны строятся уже с запроектированной системой дегазации. В России дегазация в диковинку, отсюда невероятные страдания от свалок. А аномальная крутизна скосов, к которым не подобраться, не позволяет эффективно устранить все протечки газа.

Сейчас важно терпеть, чтобы дегазация и герметизация полигона поскорее завершилось. Жителям тяжело, ибо много людей приобретают разные болезни от близости с полигоном – астмы, аллергии, онкологию, лейкемию. Они справедливо говорят, что вкладывать надо не только в полигон, но и в балашихинскую медицину. Чтобы и медицина стала тут не хуже германской, благо тут работает много замечательных героических врачей. Кстати, губернатор пообещал, что в этом году начнется возведение нового корпуса Онкологической больницы в Балашихе, которая в последние годы переполнена, в том числе по причине отвратительной экологии.

Немного личного

Я занимаюсь вопросами балашихинской экологии уже седьмой год. Из них три года чистил лес, стоял на пути «Камазов», боролся вместе с соседями и много писал программ, как что обустроить. Победили мы и свалку. Меня многие спрашивали, стоило ли тебе с образованием МГИМО бросать блестящую карьеру в госорганах и в пиаре ради Балашихи? Но я люблю свой город. Сейчас, когда почистят Пехорку, сделают парк, рекультивируют полигон – у нас будет один из лучших городов в России. Я надеюсь, что мы с Реутовым объединимся, тогда у нас будет наукоград-миллионник.

Я мечтаю… мечтаю о временах, когда в Балашихе появится драмтеатр, филармония, центральная библиотека, соборный храм и большой краеведческий музей, что наши школы, особенно те, мимо которых шли мусоровозы (вроде Салтыковской гимназии и школы 8), станут не хуже, чем в Сингапуре. Что у нас появится Балашихинский Государственный Университет (и, кстати, возле свалки есть кусок 34 га заброшенной сельхозземли, где его можно было бы разместить). Что будущие поколения горожан станут заниматься наукой и творчеством, что будут рабочие места и комфортная среда, когда можно из одной части города пройти в другую пешком.

Я застал Балашиху и Железнодорожный еще рабочими поселками, и на моих глазах идет их превращение в уютный, стильный и удивительно красивый современный город. Да, конечно, наши городские балашихинские чиновники пока работают по сути в бараках, а в городе нет здания администрации, а многим территориям не помешала бы реновация. Но процесс идет. Город меняется, а вместе с ним меняется к лучшему и Россия. Как зеленый политик я дошел здесь до каждого двора, и я так рад видеть, как за последние годы сотни дворов совершенно преобразились. Детские площадки, асфальт, великолепные развязки на Горьковке, новые детсады, школы, ФОКи, роддом, магазины…

Нам всем очень хочется жить в нормальной стране.

Владимир Путин закрыл полигон, подарив нашему городу удивительную возможность – стать одним из самых экологичных, гармонично развиваться дальше. И это надо ценить. Умея говорить спасибо! А каждое действие по развитию города – это труд огромного числа людей, и о них тоже следует помолиться.

По парку

Мы, жители Балашихи, очень надеемся, что поручение губернатора Воробьева по созданию парка будет оформлено в конкретную дорожную карту и подкреплено достаточным финансированием. Ведь чтобы сделать суперпарк за пятилетку, нужно закладывать не меньше миллиарда в год. Что работы по всей парковой зоне не отложат на светлое будущее, а начнут прямо сейчас, уже в этом году.

Важно очень тщательно отнестись к планированию парковой зоны. Тот эскиз, который есть сейчас у балашихинской власти, пока не учитывает около сотни возможностей. Но даже в таком виде он прорывной. Но каждый примыкающий к парку скверик, каждый зеленый массив надо включить, защитить, благоустроить.

Важно не просто сделать парк, важно защитить зеленые зоны. Многие топовые места будущего парка сегодня проданы или сданы в аренду под вырубку, многие лакомые куски земли просто разворованы. Для было больно – почистить лес, а потом увидеть, что кто-то ставит очищенный мною кусок для парка на кадастр себе в собственность. Лес – это наше наследие, утратить его легко, возродить не получится никогда. Тут важен мудрый подход.

Балашиха тяжелее всего пострадала от эпидемии короеда и от тотальных вырубок. Сегодня мы видим, как на месте елочек, высаженных по акции «Наш лес» возводятся строения. Видим и то, что деревца приживаются плохо. Нам нужна лесная реформа, важно возродить службу лесничих, особенно в ближнем Подмосковье, где на 7 тыс. га Балашихи всего 4 лесничих, а центр управления в далеком Ногинске.

Да, полигон закрыт. Да, будет парк. Хочется, конечно, быстрее. И хочется не потемкинские деревни возле аттракциончиков, работающих на чей-то карман, а создание гармоничного и цельного паркового пространства. Ведь парку на Пехорке в Балашихе вполне по силам стать конкурентом парку Горького в Москве.

Анатолий Баташев
325 тысяч кубометров грунта завезли на тело полигона «Кучино».

Даже через три месяца после закрытия Кучинская свалка по-прежнему дико воняет. В микрорайонах, расположенных вблизи полигона, дышать по-прежнему непросто, но этот ад прекратится, как только пройдет рекультивация. Она начнется в марте и завершится примерно через полтора года.

Пока ситуация непростая. Но после того, как грунтом накрыли поверхность полигона, дышать стало сильно легче. Тем не менее, в понедельник 25 сентября Росприроднадзор заявил, что уровень концентрации сероводорода на свалке якобы превышен в 625 раз от предельно допустимых концентраций. Стали разбираться, и выяснилось, что сотрудник ведомства, писавший информацию, просто дал не тот ПДК. ПДК для жилых районов и для промышленных объектов, включая свалки – разные. Для поверхности полигона это нормальный уровень, он отделен от домов санитарно-защитной зоной. Но поскольку полигон расположен в городе, все равно есть серьезный повод для беспокойства.

Пожара не будет

Главная причина, по которой последние три месяца в авральном режиме на тело свалки завозился гигантский объем грунта, это не только запахи, но противопожарная безопасность. Старожилы знают, что вонь – это не самое худшее, что может приключится с полигоном. Несколько раз в своей истории наша свалка горела и невыносимый химический смог окутывал все Кучино, Железнодорожный и прилегающие территории.

Пожар на полигоне – это очень страшно. Тушить полигон водой – все равно, что поливать бензином. Свалочный газ, вступая в химическую реакцию с водой, превращается в горючий метан. Свалки горят по несколько месяцев, а то и лет, причиняя невыносимые страдания людям. Огонь быстро уходит в глубинные слои, где его не достать, и свалка превращается в гигантский аварийный ядерный реактор. Вот жители Серпухова были так счастливы, что добились закрытия полигона ТКО «Сьяново». А вот в феврале 2017 он полыхнул, город и район сразу задохнулись в жутком смоге. В августе полыхнул полигон «Анино» под Рузой, тоже недавно закрытый и бесхозный. «Кучино» - это один из немногих полигонов, где закрытие идет грамотно. Полигон не брошен, установлена охрана, есть общественные наблюдатели-активисты, на полигон идут машины с грунтом. Активисты предложили план и расчеты, которые легли в основу дорожной карты, разработанной Министерством экологии и природопользования Московской области. Грунт везут с объектов, где идут работы по реконструкции Щелковского шоссе.

На сегодняшний день практически вся поверхность полигона засыпана слоем грунта. Где-то небольшим, где-то внушительным. Результат радует. Во-первых, с полигона исчезли птицы. Раньше здесь жила гигантская колония чаек, они летали над полигоном словно гигантская воронка. Но теперь у чаек нет кормовой базы. Практически сведена на нет и популяция крыс. Во-вторых, тяжелый гнилостный запах резко снизился. Разлагается внутренность полигона, но нет открытого гниения пищевых остатков на всем теле полигона больше нет. В-третьих, зажечь полигон уже практически невозможно. Да и некому. Множество бомжей, проживавших и работавших на полигоне, выжигавших здесь металл, переселились в другие места.

Что поручение президента животворящее делает

Президент России Владимир Путин в ходе прямой линии распорядился закрыть свалку. И это огромное чудо. Но чуда бы не случилось, если бы не отчаянная борьба тысяч горожан, которые выходили на народные сходы и встречи со СМИ. Которые подписывали петиции, агитировали соседей, звонили, писали, стали видеообращения на прямую линию. И огромное спасибо ВГТРК, телеканалу «Россия 1», организаторам «Прямой линии», что из миллионов вопросов отобрали именно нашу беду. Но, как сказал мне один из журналистов, готовивших прямую линию, нас, балашихинцев, было трудно не заметить – поступило свыше 30 тысяч обращений именно по полигону «Кучино», рекордное число видеовопросов. Это неслучайно, ведь весь город бурлил. Нас услышали и прислали съемочную группу. Стоит ли рассказывать, что выход в эфир был крайне драматичным, но у нашей сказки оказался счастливый конец. От имени всех говорила Елена Михайленко, жительница нового дома на ул. Речной и из её квартиры открывается панорамный вид на полигон. В ее вопросе была сосредоточена вся боль жителей, вся безнадежность и ужас ситуации. Путин обещал помочь. На полигон тут же примчался губернатор Андрей Воробьев, но радушного приема «благодарных жителей» он не встретил, людей очень измотала борьба за свежий воздух. Мы напомнили губернатору о его обещании закрыть полигон «Кучино» в 2013 году. Чиновники и мусорная мафия много лет морочили нам голову, рассказывая, что полигон вот-вот закроют – в 2014, в 2015, в 2017, в 2019, а в мае на балашихинском форуме «Лидерство – это реальность» как приговор прозвучал новый срок – 2021. На деле в мусорной схеме в Кучино планировался мощнейший мусорный кластер, который должен был работать не менее, чем до 2036 года. Т.е. вечно. Балашихинцев просто водили за нос. Конечно, губернатор Воробьев парировал эти рассуждения весьма здраво: в Московской области за четыре года ему удалось закрыть 25 огромных мусорных полигонов, новых не появилось, а вот мусор возить пока некуда. Да, свалку в Кучино тоже планировалось закрыть, но не получалось быстро. Тем не менее факт оставался фактом: в центре Балашихи – крупнейшего города Подмосковья, вырос крупнейший на начало 2017 мусорный полигон в стране (по текущему приему отходов), который доставлял невыносимые страдания жителям. И если бы не спасительное и молниеносное вмешательство президента Путина, балашихинцы были бы обречены страдать еще долгие годы, бесконечно.

Прежний глава Балашихи Евгений Жирков ушел в отставку 23 июня 2017 года. Последним его решением было введение режима ЧС (чрезвычайной ситуации) и закрытие полигона Кучино с 6 утра 23 июня. Каждый бюрократ знает, как сложно принимать такие решение, брать всю полноту ответственности, далеко превышающую полномочия чиновника любого уровня. Евгений Иванович не побоялся, за что ему отдельное спасибо. Несмотря на объективные претензии, он был хорошим градоначальником, много сделавшим для развития сначала Железнодорожного, а потом и Балашихи. Возможно, десятилетия спустя потомки в его честь назовут новую улицу или площадь. Но ирония судьбы в том, что еще 20 июня на большой встрече с жителями городские и региональные чиновники неистово убеждали горожан, что закрыть свалку раньше 2019 года никак не получится, а тут волшебный окрик президента и все вдруг получилось меньше, чем за сутки. Грустная правда в этой истории в том, что ни у регионов, ни у муниципалитетов нет возможности закрывать полигоны или серьезно их проверять, и лишь слово президента способно проломить рубежи юридической обороны мусорной братвы и оборотней.

Волевые решения

В конце июня 2017 Правительство Московской области и Мособлдума выделили около 50 млн рублей на создание проекта рекультивации полигона «Кучино». Также в областном бюджете были предусмотрены два транша по 1,8 млрд рублей на рекультивацию нашего и других полигонов на 2018 и 2019 гг. Важную работу тут проделал Игорь Брынцалов, чтобы все обеспечить корректировку бюджета в сжатые сроки.

Была сформирована рабочая группа по контролю за полигоном Кучино, состоящая из общественников, активистов, представителей власти. Минэкологии Московской области была разработана дорожная карта по подготовке к рекультивации полигона. Исполнителем по дорожной карте по завозу грунта на полигон была выбрана кампания «Биорем». На полигоне были установлены камеры, смотровые площадки, работали две команды охраны. Также на полигоне почти постоянно дежурили гражданские активисты во главе с Максимом Герасименко и Маргаритой Бобровой.

Была проделана большая работа по выбору подрядчика на проектирование, Министерством экологии Московской области при участии экспертного совета было отсмотрено и изучено много кампаний. Решение принималось непросто, но в итоге практически единодушно предпочтение было отдано российско-австрийскому консорциуму проектировщиков. По сути, в России «СпецГеоЭкология» - фирма с самым большим опытом проектирования в части полигонов, а ее партнер компания «Экокон» являлась поставщиком высокотехнологичных решений по дегазации и утилизации инфильтрата для всех крупнейших проектов последних лет в этой сфере. Правительство России утвердило выбор проектировщика.

К руководству Балашихой пришла новая команда, губернатор предложил возглавить город Сергею Юрову. Молодой, энергичный, компетентный, спортивный, он произвел на меня хорошее впечатление. Именно обновленной городской команде предстояла работа по выполнению мероприятий дорожной карты. Пусть не просто, но шаг за шагом работа была налажена. На правах одного из главных лидеров кучинских активистов я тоже баллотировался на главу, пусть прямые выборы главы города в Балашихе давно отменены. Меня с выборов сняли по бюрократическим закорючкам. Это, конечно, было весьма несправедливо. Но пока новые люди столбили себе красивые кабинеты, у нас, у кучинцев была главная награда - возможность когда-нибудь жить в чистом воздухе. И инициативная группа, активисты не расслаблялись, а продолжили жестко работать и осуществлять контроль ситуации, помогать, подсказывать, добиваться решений и действий.

Плоды мусорного бандитизма

Ситуация с полигоном «Кучино» - следствие паталогической жадности и глупости мусорной мафии. За последние два года поток мусора, завозимого на полигон, увеличился в разы. Сейчас вряд ли кто точно скажет, сколько мусора сыпанули негодяи от мусорного бизнеса. Но примерно посчитать можно. В начале декабря 2014 года мне пришлось впервые схлестнуться с полигоном «Кучино», когда мусорная мафия стала засыпать прилегающее к нему озеро (возле Институтского проезда) грунтом и отходами. Тогда мы сняли фильм, на кадрах отчетливо видны впечатляющие размеры мусорной горы. Так вот. За два с половиной года по состоянию на июнь 2017 – гора почти удвоилась. В это трудно поверить, но на видео все есть. На основании геодезических замеров эксперты-проектировщики посчитали, что тело полигона содержит порядка 30 млн. тонн мусора. Как минимум треть этого объема приходится на последние два с половиной года. Хотя сволочам из «Заготовителя» официально разрешали захоранивать не более 600 тыс. тонн, только за последний год они разместили не менее 1,6 млн тонн и это лишь то, что удалось предварительно доказать. Балашихе и ее природе, бассейну Пехорки нанесен огромный, непоправимый ущерб. Власти оценили его в 6,2 млрд рублей, но фирмешка испарилась, спрашивать за экологические преступления не с кого. Недвижимость возле полигона была «Заготовителем» приватизирована и перепродана, понятно, что договор фиктивный, но даже потуг изъять ее в пользу муниципалитета пока не наблюдается.

Полигон «Кучино» был крупнейшей свалкой возле МКАДа. Сюда было удобно сбрасывать мусор, чем ключевые московские мусорооператоры и пользовались. Разумеется, налогов с мусорных сверхприбылей бюджет так и не увидел. Людям обещали, что будет рекультивация, что установят системы дегазации, но этого тоже не было. И совершенно верным решением, которое приняла подмосковная власть по итогам прямой линии, делать проект рекультивации полигона за счет бюджета. Ибо мусорной мафии доверия уже не было, для них отсутствие проекта или его бесконечная доработка были лишь поводами продлять работу полигона. А систему дегазации давно можно было сделать. Чудовищные объемы спрессованного мусора приводили к тому, что свалка начала вонять в сотни раз сильнее того, что было раньше.

Нас ожидает рекультивация

Сегодня полигон производит порядка 5 тыс. кубов свалочных газов в час. Поскольку высота полигона достигает 90 метров – зоны климатических ветров, то ветер разносит жуткую дрянь на расстояния до 15 км. Вонь от полигона время от времени ощущается даже на второй Балашихе. Газы выходят через многочисленные трещины. Особо активно, когда пониженное давление. Проектанты обещают, что как только будет проведена рекультивация и запущена система дегазации, то запах, выделяемый полигоном, уйдет.

В рамках дегазации на теле полигона будет пробурено свыше 100 скважин, в которых будет накапливаться свалочный газ. По специальным трубам газ будет выводиться в факел. Сейчас обсуждается возможность установки станции по производству электроэнергии, чтобы факел не горел впустую. Закрытый полигон выделяет газы долго. Например, в Берлине полигон был закрыт почти тридцать лет назад, но он до сих пор выделяет свалочные газы. При проектировании планируется учесть негативный опыт реконструкции свалки в Саларьево и сделать не пассивную, а активную систему дегазации. Чтобы газ не просто выпускать, но и сжигать.

Также будет создана система очистки фильтрата. Активистами было обнаружено несколько точек выхода фильтрата, включая большой ров со стороны Фенинского кладбища. Сейчас фильтрат закачивается в емкости и вывозится на теле полигона, но в будущем году планируется построить очистные сооружения.

Нас ожидает болезненный и трудоемкий процесс выполаживания склонов. Сегодня мусорная гора выложена под уголом примерно в 35 градусов. Это создает риск оползней и обрушений, чреватых катастрофическим последствиями. Мусор ведь – крайне непрочная субстанция. В том же Саларьево однажды внезапно съехало миллион тонн грунтов. Поэтому уклон полигона сгладят до 22 градусов, а избыточный грунт увезут на плато полигона. Вместо плато у нас появится три пологие возвышенности. Все это будет пересыпано большим слоем грунта и изолирующего материала. В результате выбросов в атмосферу не будет.

В дальнейшем здесь обсуждается создание ландшафтного парка. Подобные парки на месте свалок есть в Нью-Йорке, в Голландии, в Германии, Японии. Гора может стать естественной доминантой для создаваемого парка вдоль всей Пехорки. Если власть проявит волю и выделит ресурсы, то у нас появится парк от Никольско-Трубецкой и Алексеевской рощи до деревни Фенино. А полигон создаст смычку с Салтыковским лесопарком.

Но важно знать следующее. В России почти нет примеров успешной полной рекультивации полигонов. Часто делают проект и бросают на полпути, как это случилось в Сочи со свалкой в ЛОО. Или меняют проект и оборудование на более простые, в итоге возможны серьезные поломки как в Тимохово (где поставили факел не тот, что предлагали поектрировщики, а импортозамещение – отечественный факел прогорел через две недели). Не все проекты удачные, как это было в Саларьево. Но в любом случае рекультивация – это очень хорошо. Ведь 95% случаев закрываемые свалки просто бросают без всяких там проектов.

Кому сказать спасибо

Закрытие свалки в Балашихе заслуга многих людей. Владимиру Путину за этот поступок нужно присвоить звание «почетного гражданина Балашихи». Спасибо журналистам «России 1» Дмитрию Кайстро, Наталье Крапивиной, Александре Малышевой, Максиму Щепилову, Ивану Кунникову, Никите Корунову и большой команде ВГТРК. Спасибо Елене Михайленко за разящий вопрос. Спасибо лидерам активистов – Евгению Ващенко, Максиму Герасименко. Спасибо самоотверженным Маргарите Бобровой и Евгении Султановой, много дежурившими у полигона. Спасибо депутату МОД Владимиру Шапкину, инициировавшему дискуссию по полигону, и главе общественной палаты Балашихи Ларисе Евтушенко, которая организовала еще с 2016 года регулярную рабочую группу по полигону. Спасибо Борису Горюнову, раскопавшему информацию по публичным слушаниям и поднявшему волну народного гнева. Спасибо Константину Мартынову, он обнаружил гигантские стоки инфильтрата с полигона прямо в Пехорку. Спасибо энергичной Наталье Галл, мотору рабочей группы. И великолепной Елене Гришиной из ОПМО за эффективную помощь. Спасибо активистам, общественникам, борцам, экспертам – Вере Горбуновой, Екатерине Смирновой, Григорию Стасевичу, Евгении Цветковой, Наталье Осиповой, Михаилу Трофимову, Екатерине Широковой, Алёне Морозовой, Владимиру Неволину, Федотовой Валерии, Владимиру Взорову, Галине Емельяновой, Галине Лебедевой, Ларисе Коноваловой, депутату Сергею Яковлеву, лесничему Евгению Поплякову, Елене Жаровой, Евгению Тимонину, Надежде Марковой. Спасибо опытным борцам-кучинцам – Ольге Очеленко, Константину Галичскому, Татьяне Тризне, Марии Пиликовой, Ирине Кусковой. Спасибо древним борцам – Радиславу Фатееву и Георгию Удальцову. Спасибо тем, про кого говорят – «они делают свою работу». Во-первых, это команда администрации Балашихи – Дмитрий Козырев, Альберт Горячев, Алла Макарова, Светлана Маренинова, Мария Кудрявкина. Во-вторых, команда Минэкологии Московской области – Мария Комкова, Лариса Косюк. В-третьих, Борис Трушин, Оливер Кайзер и команда проектантов из «СпецГеоЭкологии» и «Экокона», Евгения Ли и Александр Ленин и команда «Биорема», это сотрудники ЧОПа «Мангуст» и депутат Андрей Холод и его сын Кирилл. Спасибо руководителям, губернатору Андрею Воробьеву, председателю Мособлдумы Игорю Брынцалову, новому главе Сергею Юрову, министру Александру Когану и его заместителю Павлу Кириллову, депутату МОД Александру Орлову. Спасибо Правительству Московской области и Администрации городского округа Балашиха. Спасибо Правительству Российской Федерации и Министерству экологии и природных ресурсов РФ. Спасибо сотрудникам полиции, ГИБДД, Росприроднадзора, прокуратуры и природоохранной прокуратуры. Спасибо журналистам «360 Балашиха», BBL, «Москвы 24». Спасибо Балашихинскому благочинию за молитву и доброту. Спасибо учителям, работникам культуры, поликлиники. Спасибо большое всем тем, кто выходил клеить объявления, кто собирал подписи, кто участвовал в собраниях, кто участвовал в публичных слушаниях и кто стоял на дежурствах, кто нас морально поддерживал. Кого не назвал, простите великодушно. Большую работу проделал и ваш покорный слуга – Анатолий Баташев.

Также важно сказать слова сочувствия тем, кто продолжает жить в зонах, прилегающих к действующим подмосковным свалкам. Мы не останавливаем борьбу, мы хотим, чтобы, наконец, закрыли свалку в Торбеево. Чтобы реформа мусорной отрасли, заявленная Путиным, началась скорее. Мы верим, что недалек день, когда хребет мусорной мафии будет сломлен окончательно, что удастся сделать Подмосковье чистым и счастливым.

Жму руку,

Искренне Ваш,

Анатолий Баташев

.
Невыполненный обет

На днях генералу армии, герою России Сергею Шойгу было доложено, что благоустройство парка в Кучинской березовой роще властями Балашихи не было выполнено, а памятник летчикам-героям не установлен. Сергей Кужугетович был удивлен и огорчен.

Вообще с рощей сложилась странная ситуация. Власти каждый раз обещают, что благоустроят парк, просят подождать следующего года… и ничего не происходит. А стоит жителям поднасесть, потребовать, так власть после этого в городе меняется. Приходят новые, обещают, и тишина.

Глава Балашихи Евгений Жирков в 2016 году обещал кучинцам, что парк сделают летом 2017. Но, как выясняется, средств в бюджете на эти работы не заложено вовсе. Вроде и проект есть, и экспертизу прошел. Но жителям проект не показали, не обсудили.

Евгений Иванович как-то сказал: «Я очень обязан кучинцам». Конечно, обязан. Ведь жестокая и самоотверженная борьба кучинцев за березовую рощу, по сути, стала предпосылкой для того, чтобы глава Железнодорожного занял осиротевший балашихинский престол. Но это как всегда, воюют и побеждают одни, а плоды победы и успех достаются другим. Но бремя власти так скоротечно, не успел и он.

И вновь продолжается бой. Зачем?

Удивительно, но в апреле-июне 2017 не только злополучная и ненавистная Кучинская свалка стала горячей точкой на политической карте Подмосковья, но и снова Кучинская березовая роща. Кучинцы шокированы изменением вида разрешенного использования земельных участков, расположенных под рощей. Они собирали тысячи подписей в адрес главы и губернатора с целью привлечь их внимание и защитить парк.

Что происходит. Роща состоит из двух земельных участков – 1,2 га и 3 га. Кадастровые номера данных участков - 50:15:0030611:3 и 50:15:0030611:4. Участки расположены по адресу: Московская область, Балашиха, мкр Салтыковка, восточнее пересечения ул. Лесные поляны и 4-го Поперечного переулка. Кадастровая стоимость земельных участков – 135 млн. руб. и 339 млн. руб. В октябре 2016 года на кадастровой карте появилась новелла, что данные участки предназначены «для индивидуальной жилой застройки» и «для комплексного освоения в целях жилищного строительства».

Как удалось выяснить, это не был злой умысел, а рутинная процедура в кадастровой палате. Участки в 2012 году отобрали у злого «Мортона», но вид разрешенного использования земли так не изменили. Впервые жители насторожились, когда в 2015-2016 году показали предварительный проект нового генерального плана, где этот участок уходил под застройку. Но власть обещала это поправить. А тут очередные уточнения уже на кадастровой карте. Что удивляться, что взволнованные кучинцы встали на дыбы.

К сожалению, вина, что роща до сих пор не имеет статуса парка, целиком на городской власти. Она так увлеклась благоустройством разных мест Балашихи, что забыла про «малую родину». В Кучино и в Салтыковке в прилегающих домах живут семьи многих уважаемых в городе людей. Кстати, мэр Жирков тоже был в этих местах прописан. У Евгения Ивановича была своя концепция: «Денег в бюджете мало, поэтому надо обустраивать центр, где все красоту видят. Потом идти дальше». Это все очень хорошо, но Кучинская березовая роща – одно из важнейших мест в городе и области. Это то место, откуда начались #ПеременыПодмосковья. Где впервые областная власть и жители, несогласные с ущемлением своих прав, смогли найти общий язык.

Удивительно! Андрей Воробьев был в Кучино уже несколько раз, но каждый раз местные чиновники устраивают ему прогулочный маршрут. То фейковый медкабинет покажут (а жители ревут, что Северному Кучино нужна полноценная поликлиника), то еще чего. А вот в роще, ставшей колыбелью перемен, он не был еще ни разу. Приглашаем. Так, по-семейному. Самовары у нас есть, чай нальем. Свое мы уже отборолись. И очень устали, если честно, выполнять функции власти, которая не работает.

Наш любимый гeнeрaл-труженник

Реализация проекта парка «Новаторов-Авиаторов» в Кучинской березовой роще, который предложили архитекторы, стоит 26 млн рублей. Впрочем, пока власть в «натруженных» руках считает бюджетные миллионы, жители давным-давно сами все благоустроили. Причем, когда те защитники, кто благоустраивал рощу слышат фразы: «эта детская площадка стоит 3 млн, а та детская площадка 6 млн, но зато она выполняет все новые требования нашего губернатора», у защитников рощи язык падает куда-то глубоко в кадык. Куда такие огромные деньги?

Мы своими силами сделали шикарное благоустройство в роще. Несколько месяцев срывали бугор и корчевали пни от вырубленных «Мортном» берез. Раз, и появилось красивое футбольное поле. Когда застройщик разбирал забор, осталась валяться много труб – бывших столбов. Мужики распилили несколько труб, приварили к ним крепления. Распилили лежавшие на поле березы, отвезли бревна на лесопилку, где их разрезали вдоль. Так у нас в роще появилось 40 красивых скамеек. Наш гeнeрaл Михаил Николаевич Hoвик, руководивший работами, отдал свою старую военную форму сварщику, тот несколько дней упорно трудился и сварил прекрасные турники и флагшток.

С Михаилом Николаевичем работать не просто. Если липы высаживать, то они должны стоять идеально ровно в ряд. Пять сантиметров влево или вправо – значит, придется выкапывать и пересадить. Тоже самое по скамейкам. Несколько раз мы таким образом идеально равняли и детский городок. А это тяжело, ибо мы укрепляли брусья бетоном. Но гeнeрaл говорил надо, и мы не обсуждали. Потому что получалась неземная красота и роскошный уют.

Михаил Николаевич иногда сильно обижался. Это происходило, когда с флагштока стали регулярно срывать российский флаг. Высота флагштока изначально была 4 метра, потом переварили и стало 6. Потом нарастили до 12. Флагшток крепили мощно, на бетон. Каждый раз было очень тяжело бандуру выкапывать, но результат того стоил: триколор гордо реет над рощей, недосягаемый для вандалов.

Или был другой случай. В роще на субботнике высадили 25 дорогущих красивых сосенок, это был подарок от «Мортона». Они простояли неделю. А затем случилось страшное. Практически все сосны оказались сломаны. Женщины-защитницы рыдали. Виновника нашли сразу. Кампания местных юношей чего-то отмечала. Ребята крепко выпили, развели костер, потребовались дрова, и они обломали ветки сосен. На утро им самим было стыдно за свой поступок, но… деревья уже не вернуть. Но зато двести лип, купленных «Мортоном» взаимен спиленных берез и высаженных вокруг поля, прижились и всех радуют.

Когда Михаил Николаевич что-то придумывает, то весь мир словно начинает вертеться так, чтобы это воплотить. Гeнeрaл сделал тарзанку. Дети до сих пор стоят в очередях, чтобы покататься на «крылатых качелях». Сделали с мужиками футбольное поле, детское. Оно оказалось маленьким – серьезно расширили. Детям и взрослым играть в большом Кучино в футбол было негде, на поле началось паломничество. Возникла большая проблема, желающих поиграть было столько, что начались драки. Сначала большие дети выгоняли маленьких. Потом маленькие сбивались в стайки и прогоняли больших. В общем, Михаил Николаевич придумал волейбольную площадку. Съездил в ДОСААФ, раздобыл сетки. Но желающих опять было сильно больше. Сделали вторую волейбольную площадку, потом еще пару столов для настольного тенниса…

В общем, если кому присваивать звание: «Почетный гражданин Балашихи», а лучше «Почетный гражданин Подмосковья», то это однозначно наш Михаил Николаевич Hoвик.

Михаил Николаевич очень нетерпим к разгильдяйству. Если кого видит в роще за распитием спиртных напитков, гонит. Шашлыки на футбольном поле жарить не дает. От мата молодежь отучил. Мусорить тоже не позволяет, установил много урн. Поскольку коммунальщики долго отнекивались от вывоза мусора (не их территория), то часто он сам оплачивал уборщика. Неудивительно, что подростки, глядя на него, начинают гордиться страной, причем многие выбрали для себя путь защитников отечества.

В роще проводятся футбольные турниры, в городе играть практически негде, и тренеры с удовольствием приводят ребят в рощу. А для меня счастье, каждый раз приходить в рощу, которую защищал от вырубки, и видеть, что боролся не зря. Что счастье есть.

Благоустройство рощи – это был гигантский труд, два года упорной работы. Каждый кучинец вносил свою лепту. Когда-нибудь я напишу об этом книгу. Но в ней будет меньше про обустройство, а скорее про то, как в морозный день 28 марта 2012 года лавина жителей ринулась под падающие березы, рискуя жизнями. И первым, кто вырвал работающую бензопилу у убийц парка был Михаил Николаевич. В тот день мы потеряли 180 берез, но парк удалось защитить.

Мы здесь соседи и друзья!

В конце мая 2017 года в роще прошел День соседей. Мероприятие организовал ТОС мкр Салтыковка. Замечательный общественник Лариса Георгиевна Коновалова привезла самовар и кучу вкусностей. А Людмила Карабут и Анастасия Ведякова ставили культурную программу.

Знаете, когда я понял, почувствовал, что мы победим? Шел май 2012 года. Самые тяжелые дни защиты рощи. Пни срубленных «Мортоном» берез сочились соком и пеной, на срубленных деревьях расцветали листочки, чтобы увянуть навсегда. Мы бились каждый день. Против попыток достроить забор, против прохода техники. Надо было бросать все дела и бежать к дежурным в рощу.

9 мая был день победы. Мы пригласили нескольких кучинских ветеранов, организовали полевую кухню. Был концерт. Великолепная скрипачка Анастасия Ведякова привезла своих друзей, артистов Большого театра России. Это был такой же сюр, как выступление оркестра Гергиева в послевоенном Цхинвали. Среди поваленных берез играли они, известные артисты, в концертных костюмах, на раритетных страдивариевских скрипках, перед большой массой защитников… И вскоре мы победили, но перелом был именно тогда.

Концерты в роще стали традиционными. Появился день соседей. День любви и верности. Каждый раз у нас что-то происходит, и регулярно Настя организует чудесные мероприятия. Сейчас к организаторам присоединились многие местные силы. Делается великолепная выставка-ярмарка, благотворительные фонды привозят своих исполнителей.

Мероприятия проходят не только в роще, но и у Кучинского пруда на Садовой улице. И всем так весело и душевно.

Мы очень гордимся, что мы соседи. Мы жили раньше – каждый одиночка. Но роща нас объединила, сплотила и накрепко подружила.
Спасибо дорогому Сергею Кужугетовичу Шойгу, что 6 июня приехал, поговорил с людьми, прежде всего со стариками. И случилось чудо, наша любимая роща была спасена! Мы верим, верим, что она станет полноценным парком. Благо, этому ничто не мешает: власти нужно приложить лишь чуточку усилий.
Здесь прошло детство первой женщины – покорительницы космоса Валентины Владимировны Терешковой. Здесь гостил и молился св. Иоанн Кронштадтский. Парк заложен в эпоху Петра Первого. В парке владельцы Большой Ярославской мануфактуры принимали и торжественно чествовали Екатерину Великую, Александра I, Николая I, Александра II. Возрождение и обустройство ТАКОГО парка – вопрос не только принципа и чести, но православной веры и национальной памяти русского народа. А еще рядом заброшенный футбольный стадион. Заброшенный и разоренный! И это в России – в стране, принимающей через год Чемпионат мира по футболу! И это в Великом городе Ярославле с его футбольными традициями и активными болельщиками.

В Ярославле много лет существует беда. Петропавловский парк – одна из городских жемчужин России – более 10 лет назад был сдан в аренду на 49 лет коммерческой структуре. В субботу 22 апреля 2017 г. в рамках предвыборного визита в Ярославль встретился с защитниками парка. Пришло человек двенадцать, костяк инициативной группы. Разговор получился эмоциональным, крик души. Прекрасная территория в географическом центре великого города находится в ужасном запустении. Это не просто парк – это территория федерального памятника истории и культуры, часть старинной усадьбы Затрапезных-Карзинкиных, до недавнего времени региональное ООПТ.

Петропавловский парк возник в эпоху правления Петра Великого как регулярный сад при полотняной мануфактуре. Прежде всего, парк – это пять великолепных прудов. Раньше в них разводили рыбу, в одном из них – замачивали парусину. Сейчас пруды находятся в заброшенном состоянии, их уже много-много лет не чистили и они заиливаются. Раньше здесь било много ключей, но варварские действия девелопера нарушили водный баланс территории, часть источников уничтожено.

Я не знаю, по силам ли мне описать необыкновенную красоту и силу этого места. Мы договорились с защитниками о встрече рядом с храмом св. Петра и Павла. Но мы приехали чуть пораньше. Храм потрясает необыкновенной небесной красотой. Над ним возвышается шпиль, так похожий на шпиль одноименного собора в Санкт-Петербурге. Храм старинный, добротный, огромный. Я не знаю, как Ярославлю удалось сохранить такое большое число храмов и соборов. Их неземная красота вдохновляет. Петропавловская церковь исторически рассчитана на большое число прихожан. Мы зашли в момент, когда в храме совершалось великое таинство крещения. Четыре малыша принимали веру Христову. Счастливые родители, крестные, преисполненные важности момента. Красивая служба. Старинные иконы, росписи. Видно, что храм пострадал в годы богоборческой диктатуры, но необыкновенная намоленная красота впечатляла. Храм – это сердце парка и единственное место, где царит идеальный порядок. Остальное пространство захвачено гадким и подлым мелким хищником, ооошкой. Рядом – руины.

Инициативная группа защитников долгие годы сдерживает уничтожение Петропавловского парка. Застройщик, по словам жителей, спилил много реликтовых деревьев, уничтожив примерно пару гектар старого парка. Активисты показывают на пень огромного трехсотлетнего дуба, ранее совершенно здорового, но мешавшего несостоявшейся застройке. Рядом с прудами расположены руины старого дома управляющего – владельца мануфактуры. Когда участок передавали застройщику, дом был еще вполне жилым. Гордостью усадьбы были печи с великолепными изразцами. Но если за домом не ухаживать и не жить, то он быстро превращается в руины, что и произошло. В центре развалин уже растут деревья, а вид напоминает древнеримские руины. Колонны, остатки кирпичных стен. Драгоценный старинный кирпич разворовывается.

Вместе с активистами мы обошли парк вдоль и поперек. Автодорога через парк в разбитом состоянии, хотя асфальт сохранился, очень много выбоин и ям. Понятно, что если возрождать парк, потребуется не просто заасфальтировать дорогу, но и сделать просторный тротуар для удобства гуляющих. Вдоль дороги стоит древняя аллея и фонари. Ночью здесь освещенная безопасная часть, но это единственная вещь, напоминающая о благоустройстве.

Петропавловский парк востребован жителями. Людей аж трясет от воспоминаний, ведь арендатор, когда только заполучил территорию, первым делом стал изгонять жителей из парка. Не пускал на лыжню, гнал детей, лепивших снеговиков. Ярославщина сильна спортивными традициями, но если раньше Петропавловский парк был центром спорта и здорового досуга, то теперь тягу к здоровью у детей и людей убили на корню.

Я читаю СМИ и вижу, как представители застройщика во всех смертных грехах винят… защитников парка! Дескать, если бы не люди, то все было бы великолепно. Но надо смотреть правде в глаза. У застройщика просто не было и нет денег, чтобы реализовать амбициозный проект. Земля бралась на вырост. Как говорил в похожих случаях мой бывший шеф – генеральный директор Фонда РЖС Александр Арнольдович Браверман – приближенные к местной власти или сами местные функционеры, воспользовавшись несовершенством законов, «захапнули участок земли и греют у сердца, ничего в него не вкладывая». Из-за таких вот коррумпированных историй по всей России очень сильно затруднено созидательное обустройство. Неудивительно, что новой областной власти и Росимуществу очень трудно этот клубок проблем разгребать.

После встречи с активистами я пообщался с несколькими знающими людьми, которые наперебой говорили мне, что с Петропавловским парком «все непросто», что там некие влиятельные силы. Но какие это силы? Фальшивые миллионеры, гопота, хапнувшая замечательную территорию, не вложившую в нее ничего? Совершенно очевидно, что хищники целенаправленно действовали, чтобы уничтожить парк под застройку. Структура, хапнувшая парк, принадлежит… кипрскому офшору. Более того, через спорные судебные решения на территорию, рассказывают информированные люди, наложен запрет регистрационных действий под обременение порядка 7 млн. евро! Вероятно, шарашкины адвокаты полагают, что это воспрепятствует расторжению контракта? По слухам, эти хитро спрятанные гаденыши – реальные владельцы – намекают действующей власти – выплатите наши «долги» и получите территорию обратно. Но и ежу понятно, что долг технический, созданный специально для того, чтобы создать эффект «добросовестного приобретателя», чтобы потом через суды и взятки вымогать из власти «долг» и «издержки», навесить его через покупные судебные решения на бюджет и налогоплательщиков. В Китае с такими фокусниками-«бизнесменами» и причастными оборотнями-чиновниками поступают просто. Расстреливают. А у нас пытаются играть в «правовое государство». Региональная и федеральная власть давно хочет парк обустроить на радость горожанам, но «суды, снова суды, и несть конца мучениям».

Парк уникален. Много ли у нас сохранилось парков петровской эпохи? Петропавловский парк – это национальное достояние! Что отлично понимали еще при советской власти. В июле 1966 года решением Ярославского облисполкома № 582 «бывший Петровский парк» на территории Красноперекопского района получил статус памятника природы, имеющего оздоровительную, культурно-эстетическую, научно-познавательную и историко-мемориальную ценность. В характеристике объекта говорилось: «Бывший Петровский парк – выдающийся памятник садово-паркового строительства конца XVIII века с прудами, липами, березами, ясенями в возрасте около 200 лет».

Обратите внимание на дату. 1966 год. Эра прорыва человечества в космос. Рядом с парком за прудом расположено нарядное здание. «Это школа, где училась сама Валентина Терешкова. Там расположен школьный музей космонавтики», - шепчут активисты. Шепчут с легкой обидой. – «Мы несколько раз писали Валентине Владимировне, но ответа не получили. А единственный депутат, кто вступился за парк была Ирина Яровая, слышали про такую?» Ну, кто в России не слышал про Ирину Анатольевну Яровую, правда, добрые дела депутата, а в прошлом неистового прокурора, не столь заметны, как множественные нападки. Успокаиваю активистов, наверное, письма не дошли до адресата. Мне кажется, что, возможно, именно огромная значимость и невероятная харизма Валентины Терешковой были одним из побудительных мотивов присвоить родному парку всеобщей любимицы статус памятника природы в далеком 1966. Возможно, и не без ее участия. Недавно вся Россия и весь мир в едином порыве отмечали 80-летие этой величайшей женщины нашей эпохи. И, наверное, лучшим подарком к юбилею были бы не громкие фразы и все новые ордена, а благоустройство парка, где прошло детство Героини Земли.

В мае 1993 года решением Ярославского областного совета народных депутатов территория «бывшего Петропавловского парка» включена в реестр особо-охраняемых природных территорий Ярославской области. Причем после принятия в 1995 году федерального закона об ООПТ и Земельного кодекса в 2002 году Администрация Ярославской области провела инвентаризацию региональных ООПТ. В результате «Петропавловский парк» был упомянут постановлении Администрации Ярославской области «Об особо охраняемых природных территориях Ярославской области» в разделе «охраняемые природно-исторические ландшафты». Казалось бы, статус парка надежно защищен…

- «Анатолий Геннадьевич, я очень хочу показать Вам наш источник. Сюда раньше многие приходили брать воду, но потом нам сказали, что нельзя, вода испорчена канализацией», - в голосе активистки столько доброты и энтузиазма. И хотя мы стоим на перепутье аллей и все меня тянут в другую сторону, прошу коллег чуть подождать и вместе с самыми стойкими идем к источнику. Дорога грязноватая, но протоптанная. Пока идем сопровождающая сокрушается: «Здесь справа раньше был танцпол, а теперь ничего». И тут на меня нахлынула ностальгия, ведь у нас в Кучинском парке тоже был танцпол, который тоже исчез бесследно, поскольку за парком не ухаживали. Из глубин души вырывается грустная шутка: «Перефразируя классика, все несчастливы одинаково, а счастлив каждый по-своему»… Это не первые руины паркового зодчества, которые я посещаю, но истории везде столь похожие.

Из трубы под напором бьет ключ. Внизу отложения железа, сразу видно – вода минеральная. Несмотря на слабые протесты активистов, зачерпываю пригоршню воды. Невероятно вкусная. Пью, все больше и больше. Интуиция редко меня подводит, но здесь не с чего быть загрязнению или бактериологической опасности. После десятой пригоршни собираю волю в кулак: «С минеральной водой надо быть осторожнее, а то разные фокусы с организмом могут происходить». Женщины понимающе хихикают.

Минеральная вода в Петропавловском парке уникальная. Я много пробовал минеральной воды, и в источниках Кавказа – в Нальчике, Чегеме, Минводах, и по России, например, удивительную воду в Липецке. И много где еще. Но впервые в жизни я нашел железистую сладкую воду. Мягкую, нетерпкую, которую хочется пить еще и еще, не принуждая себя. Такие источники, мне кажется, огромная редкость, это необыкновенная вода.

Площадь Петропавловского парка 33 га. Видно, что раньше здесь было уютно, но после двух десятилетий запустения, когда комбинат технических тканей «Красный Перекоп» отказался от парка и прудов в пользу федерации как от «непрофильного актива», к нему не притрагивалась рука хозяина. Еще пару лет назад, говорят, было совсем лютое запустение и помойка, но героические активисты и прихожане храма на субботниках убрали огромное количество мусора.

В диком хаосе деревьев все же прослеживаются следы былой регулярности. Парк серьезно зарос малоценными породами, но раньше к деревьям было серьезное отношения. Дальняя часть парковой зоны заболочена, но это не мешает деревьям тянуться вверх.

Доходим до конца парка, и здесь меня ждет новое открытие. Руины казармы или светлицы. Раньше, говорят старожилы, было четыре здания светлиц, но от трех остались лишь фундаменты, они были разобраны в сложные военные годы на кирпичи. А вот запустение в сохранившемся здании – целиком и полностью заслуга арендатора. Потолок провален, часть стен разобрана на кирпичи, и лишь неравнодушие активистов остановило расхитителей старины. Смотришь на все это былое великолепие руин, к которому стыдливым фиговым листочком прибит кусочек железа с надписью «памятник истории и культуры федерального значения». И ощущаешь, с каким беспросветом столкнулись старожилы. Коррумпированные хапуги прежних лет, вероятно, за малую мзду фактически украли у жителей окрестных мест их уютный окружающий мирок. Большинство давно уже не у власти, кто-то еще на плаву, но интересно, не мучит ли их совесть за содеянное зло…

… Статус регионального ООПТ был снят с Петропавловского парка в 2008 году. Постановлением Администрации Ярославской области от 18.01.2008 года № 4 со скучным и тусклым названием «О внесении изменений в постановление Администрации области от 25.01.2005 № 8». Как потом выяснилось, чтобы принять это решение чиновникам даже не потребовалось проведение государственной экологической экспертизы. Раз, росчерк пера, и нет такой ООПТ… Собственно, не нужно вдаваться в путанные объяснения чиновников прежних лет, которые якобы хотели устранить «правовую коллизию». Решение пролоббировал застройщик, точнее его фактические собственники и оборотни-крышевальщики. Вероятно, хитро воспользовавшись сменой губернатора, пока пришедшая в декабре 2007 команда была еще толком не сформирована и не успела войти в дела. И непонятно, как бы дальше развивалась история, жители встали на дыбы… Но грянул кризис 2008 года и лютый обвал всего рынка жилищного строительства и кредитования. Реализация проекта была отложена в долгий ящик, а территория Петропавловского парка, которую горе-девелоперы уже итак сильно испохабили, продолжила деградировать в бесхозном режиме…

В Соединенных Штатах Америки во времена «дикого капитализма» выделялась династия Акторов. Они по дешевке скупали земли возле населенных пунктов, которые считали перспективными. А дальше в них ничего не вкладывали. В итоге поселение росло, обступало участок вокруг, а уже лет через десять в центре уютного процветающего городка оказывалось неопрятное болото. Муниципалитеты просили выкупить землю, но Асторы заламывали немыслимые цены и держали участок до тех пор, пока город не соглашался выплачивать непомерную дань. Подобного рода бандитский капитализм процветает ныне и в России, когда захапанные участки уродуют города. Но есть разница. В Америке Асторы выкупали дальние болота. В России же за бесценок уходят уютнейшие городские места, которые искусственно доводят до состояния помоек. Для чего? Ответ понятен. Чтобы все снести на корню и застроить. Застройщик в СМИ утверждает, что хотел создать рекреацию. Но давайте посмотрим правде в глаза, так рекреации не создаются. Если бы в планах действительно была рекреация, все бы сияло и сверкало, как сияет сейчас небесно-голубой Петропавловский собор. Нетрудно было сохранить прежнюю красоту. А хищнически убивают территорию и выгоняют людей из парка, когда хотят строить многоэтажное или иное жилье. Деревья же беззащитные. Для застройщика Петропавловский парк – это всего лишь пятно под застройку, какой-то лес, невнятные пруды, которые можно и засыпать. В России было множество случаев обмана, вывода земли под благовидными предлогами. Но пришло время возвращать государству былую славу. Дональд Трамп говорит: «Сделаем Америку снова великой». А я как кандидат в президенты говорю: «Сделаем Россию снова счастливой». Нам это по силам.

Указом Президента России Бориса Николаевича Ельцина № 176 от 20 февраля 1995 года «Ансамбль Ярославской Большой мануфактуры XVIII-XIX век», был включен в перечень объектов исторического и культурного наследия федерального общероссийского значения. И не случайно.

Полотняная мануфактура в Ярославле была основана купцом Иваном Затрапезным (Затрапезновым). Сын одного из богатейших ярославских купцов Иван еще отроком попался царю на глаза в ходе его частых визитов в Ярославль. Ивана, как умного и хваткого юношу, направляют учиться полотняному парусному делу в далекую Голландию, где он 7 лет трудился на местных мануфактурах, постигая технологии мастерства. Туда же приезжали работать и его братья. После возвращения Ивана Петр жалует купцу гостиной сотни Максиму Затрапезному, отцу Ивана, большой участок земли за рекой Которосль. Семья Затрапезных вложила в создание мануфактуры астрономическую сумму – 100 тыс. руб. серебром. А рядом с мануфактурой скоро начал формироваться комплекс господской усадьбы. Дом управляющего, фабричная-домовая церковь, богадельня, светлицы, фабричные казармы. И здесь же вокруг усадьбы фабриканта был заложен великолепный парк с прудами. Парк, достойный одного из крупнейших состояний Российской Империи. До сих пор, если присмотреться, тут можно увидеть великолепные шедевры паркового зодчества. Главное, сохранился уникальный каскад прудов. На радость уткам, которые не хотят улетать даже зимой, потому что горожане их усердно подкармливают.

Застройщик говорит, ну, что в этом такого, они ведь, дескать, хотели построить гостиничный-рекреационный комплекс и огородить парк, запретив доступ посетителям. Людей аж трясет. Ведь даже при купцах парк и пруды считались публичным пространством, где могли прогуливаться и рабочие, и горожане, а не только семья владельцев мануфактуры. Петровский парк (а именно так его называли до революции) всегда был территорией счастья и одним из самых красивых мест в городе. Большую Ярославскую мануфактуру – сначала первую, а потом вторую по значимости в Российской Империи всегда посещали высочайшие особы, приезжающие в Ярославль. Россия всерьез боролась за то, чтобы стать великой океанской державой. И одни из лучших парусов в мире создавались именно здесь. После осмотра мануфактуры высочайших персон принимали в господском доме и господском парке. Сегодня Петропавловская церковь – одна из красивейших в Ярославле. Как и положено великокупеческим храмам, церковь двухуровневая, есть нижний ярус, есть и верхний. И это место неземной красоты. Несмотря на тяжелейшие богоборческие гонения, храм сохранился. А вот великолепный господский дом Затрапезных – Яковлевых – Карзинкиных с шедевральными печными изразцами оказался утраченным. Что удивительно, по нынешним меркам жили великорусские олигархи прежних лет весьма скромно. Усадьба в бытность Карзинкиных застенчиво именовалась «дачей». Но в доме жила только семья фабриканта. Для рабочих людей в отдалении были построены 4 огромные светлицы. До нашего времени дошла одна, от остальных остались лишь фундаменты.

К парку примыкают важные социальные объекты. Со стороны прудов - это школа № 32, где училась В.И. Терешкова, это большой комплекс детского дома и дома-интерната для трудных подростков. А к дальней части парка примыкает психоневрологический диспансер, рассчитанный на 200 пациентов. Казалось бы, какое счастье детишкам прогуливаться в парке. Как здорово было бы больным дышать свежим воздухом… Но при нынешнем запустении парк непригоден для отдыха. Тут даже нет ни одной скамейки. А здания – это кирпичные руины, напоминающие античные развалины древнего Рима, только заросшие деревьями. А ведь здесь когда-то прогуливалась молодая Екатерина Великая (она приезжала в эти места дважды) и энергичные подтянутые цари, щеголявшие безупречной выправкой. Александр I, Николай I, цесаревич Александр Николаевич (будущий Александр II). Вот такую вот интереснейшую историю и столь ценный природный объект хотели уничтожить те, кто волею случая хапнул эту землю.

Стоит ли она 7 млн евро? Нет. Не стоит, если рассматривать эту площадку как пустошь. Но с точки зрения историко-культурной, духовной и общественной ценности – это место – бесценное. Недавнее спорное судебное решение, вероятно, убивает для девелопера сразу двух зайцев – во-первых, затрудняет Росимуществу разрыв договора, во-вторых, легализует вывод средств из Российской Федерации на счет, открытый на Сейшельских островах, т.е. покрывает заведомое мошенничество.

Мы идем с активистами возле дома Карзинкиных. Слушаю их рассказы с растущей печалью. Подошел к остаткам колонны, облокотился. Рим. Древний разрушенный вандалами Рим, только никакого почтения к древним руинам. От входа в дом открывается великолепный вид на пруд, раньше в нем плавали лебеди. И на храм. Шпиль храма – доминанта, с дороги ее хорошо видно. Записали коллективное видеообращение. Люди рассказывают о сложнейшем пути – дороге горечи, унижений и отписок, который они прошли за десять лет. Правда, жители говорят, что в последние несколько месяцев с приходом нового мэра и губернатора начались перемены. Власть судится, пытается что-то предпринять, чтобы вернуть территорию, но решения судов неумолимы. Суды на стороне застройщика, но борьба продолжается.

Договариваемся о дальнейшем взаимодействии. Рассказываю из выстраданного опыта, какие действия необходимо предпринять. Включая письмо Шувалову, межведомственная комиссия под руководством которого рассматривает подобные ситуации. Контроль и вмешательство Шувалова очень помогли урегулированию ситуации вокруг Павловской опытной станции, когда нужно было возвращать «честным путем» уведенную государственную землицу. Письмо полпреду Президента РФ в ЦФО. Теребление общественной палаты. И, главное, активное взаимодействие с губернатором. Рассказал о том, как Сергей Шойгу спас наш парк в Кучинской березовой роще, вырвав его из рук хищников – «Мортона», крупнейшего застройщика Подмосковья. Кстати, все, с кем мне в Ярославле пришлось встречаться, знали о роще. Они могли совершенно не знать обо мне как человеке и кандидате, но когда я говорил про рощу, вдруг слышал в ответ: «это та самая, в честь летчиков-героев, которую спасли?» И в тот момент в глазах людей появлялся свет надежды, вера в то, что даже самую мрачную реальность можно изменить к лучшему.

Я не устаю рассказывать, что мы сначала тоже были такими же, никто не готов к тому, что придется отстаивать свой мирок, свое благополучие, свою рощу или парк. Сначала мы шли за советом к тем, кто боролся раньше нас. Например, нам очень помогли добрые советы Жени Чириковой или вмешательство нашего выдающегося депутата Александра Хинштейна, честность журналистов. А потом уже подключилась московская областная и федеральная власть, пришла подмога в лице Сергея Шойгу, Руслана Цаликова, Андрея Ильницкого, Дмитрия Поликанова. Десятки людей нам помогали, и это только то, что я знаю. А поскольку нас стояло в Кучино до 700 человек, и мы теребили очень многих, то имена многих из тех, кто помог нам сохранить рощу, знает лишь Господь. Но я четко знаю, что неравнодушие и совесть даже одного, помноженная на решительность и твердость инициативной группы, способны творить чудеса. Конечно, я ничего не могу обещать людям, и мне далеко не всегда удается добиться успехов, но кучинскими активистами наработан серьезный опыт, подкрепленный историями невероятного успеха. А на стороне защитников Петропавловского парка вся городская общественность и интеллигенция.

Попрощавшись с активистами, иду самостоятельно смотреть стадион. На фоне огромных остатков трибун, как-то маленьким человечком смотрелась фигура бегуна. Кто-то здесь еще бегает, хотя видно, что поле давным-давно заброшено. Активисты возмущаются, дескать, таких футбольных полей в Ярославле почти нет, раз-два и обчелся. Раньше здесь работало муниципальное учреждение, действовали детско-юношеские спортивные секции, тут была кузница чемпионов и мастеров спорта по ряду дисциплин. Стадион – тоже в собственности Росимущества, и опять-таки оказался в аренде у того же арендатора. Но реальный статус стадиона, чей он сейчас, надо выяснять. В Ярославской области много выделяется средств на развитие футбола, значительно больше, чем в других регионах. Раньше львиная доля средств тратилась на поддержку ярославского «Шинника». Но содержать и привести в порядок один из симпатичных городских стадионов, возможной кузницы русских футболистов, – средств якобы не было. И это в России, которая тратит сотни миллиардов рублей на развитие футбольной инфраструктуры. Кстати, удивительным образом футбольный регион Ярославль так и не попал в итоговый перечень городов, принимающих ЧМ-2018. Абсолютно нефутбольные города вроде Калининграда попали, а Ярославль и некоторые другие – оказались в опале. Зря. А стадион «Красный Перекоп» и спортшколу надо восстановить.

И вот я вновь возвращаюсь к тому, с чего начал. Вновь переступаю порог храма. Подхожу к священнику, спрашиваю совета. Батюшка без лишних слов познакомил меня с неравнодушным прихожанином, который много сил вложил в устройство и уборку парка. И тут на меня обрушился огромный поток боли и идей, как обустроить парк. Про господский дом, куда по приглашению купцов Карзинкиных приезжал отец Иоанн Кронштадтский, невероятно почитаемый на Руси за свою праведную жизнь. Что есть тому свидетельства в фотографиях. Про то, что приход был бы готов своими силами восстановить и богадельню, и дальние светлицы. Ведь при храме нужна и воскресная школа, и дом для богомольцев и послушников, что есть большое число людей, оказавшихся в сложной ситуации и которым некуда идти, а если будет дом, то можно их на первое время приютить. Рассказал прихожанин и про музей-заповедник Ярославского Кремля, у которого обширные фонды, которые негде экспонировать, а ведь здесь, если восстановить усадьбу, и музей создать можно…

После этой встречи я немного разведал ситуацию, пообщался со знающими людьми, экспертами, местными политиками. В том числе узнал, что помимо чисто исторической ценности в парке есть и краснокнижные виды растений. Вник в предоставленные документы. Какие рекомендации могу дать навскидку.

1. Договор с арендатором надо расторгать. Формальный повод простой – за три года арендатором в парке ничего не сделано. Это если коротко договариваться по-хорошему. Что пыталось сделать Росимущество. Либо по-простому, по-собянински.

2. Необходимо привлечь Министерство культуры России и Росохранкультуру для оценки ущерба, нанесенного арендаторам историческим постройкам федерального памятника. Оценить материальную сторону ущерба. Она немаленькая, только прямой ущерб от того, что зданиям позволили разрушаться, на вскидку, под 1 – 3 млрд рублей. Нужен показательный процесс. А на основании экспертного заключения дело надо передавать в прокуратуру и заводить уголовное дело за нанесение ущерба в особо крупном размере. Да, сядут «зиц-председатели», не реальные хапуги, впрочем, ведь нетрудно установить бенефициаров офшора и объявить их в международный розыск по линии Интерпола за мошенничество и ущерб. Во Франции в тюрьму сажают, если пластиковые окна в историческое здание вставил. А у нас выдающийся шедевр зодчества уничтожили и мы должны «сопли жевать»? Это если действовать по закону, сурово, но справедливо.

3. Вопрос юридической чистоты надо ставить на личный контроль не только губернатора, но и первых лиц Правительства России, поскольку земля-то федеральная. Необходимо поручение от Игоря Ивановича Шувалова, если он по-прежнему эту тему курирует. И железным кулаком вышибать рвачей с территории парка.

4. Необходимо восстановить за территорией статус ООПТ. Причем, лучше сразу федеральный. Кстати, прежний губернатор Ярославской области С.Н. Ястребов теперь работает заместителем министра природных ресурсов России. Пусть помогает региону в этом вопросе. Но даже сейчас просто восстановить статус региональной ООПТ, какой имелся у территории на момент подписания договора аренды, существенно бы уменьшило желание застройщика бороться за землю. Пусть судится дальше, пока не посадят.

5. Считаю целесообразным, привлечь к расследованию Федеральную службу безопасности России, поскольку в этой истории имеется явный коррупционный след. Выяснить, кто является выгодоприобретателем от сдачи территории в аренду в 2005 году, в том числе с превышением полномочий – не так уж и сложно. Сейчас президент России активно наводит порядок, важно разобраться в чистоте сделки. Пусть срок давности уже истек, но вред от возможного преступного сговора лишь усиливается.

6. Требуется разработать проект благоустройства и реставрации парка и сметную документацию к нему. Здесь важно действовать очень деликатно, поскольку экосистема в парке – хрупкая, важно не загубить древесный и водный баланс территории, не уничтожить пруды и питающие их родники.

7. Требуется разработать проект реконструкции стадиона под детско-юношескую спортивную школу.

8. И, когда будут все сметы, можно смело начинать работы по реставрации и реновации объектов культурного наследия и благоустройства парка в интересах горожан.

В Москве при С.С. Собянине было создано много новых и красивых парков. А ведь совсем недавно в столице имелась масса похожих уголков, находящихся в крайних стадиях запустения. Москва показала всей стране пример, как правильно говорить с теми, кто для своих корыстных побуждений шантажирует общество, украв у жителей общественные пространства.

Впрочем, алчные захватчики Петропавловского парка и стадиона не успокаиваются. Недавно эта шарашкина контора подала иск, оспаривающий генеральный план Ярославля, с требованием изменить назначение земли с рекреационно-парковой зоны на общественно-деловую. Суд отказал ООО «Гилси», но они продолжают сутяжничать.

Тем временем, находится немало неравнодушных людей, которые встают на защиту парка и стадиона. Так уполномоченный по правам ребенка в Ярославской области Михаил Крупин потребовал от мэрии отмены постановления о списании имущества стадиона «Красный Перекоп». Раньше на этом стадионе занимались школьники из 4-х ярославских школ, а также ДЮСШ № 3 и санаторной-школы интерната № 6. Компания «Гилси» якобы получила разрешение на снос бетонных трибун, что превратит территорию в голый пустырь. Опять-таки, ликвидация детского стадиона проходила без всяких экспертиз. Конечно, трудно не согласиться с Крупиным, что стадион надо возвращать в муниципальную собственность и гнать «Гилси» взашей.

Тем не менее, в конце февраля 2017 года Ярославский арбитражный суд отказал в рассмотрении иска Территориальному управлению Росимущества в Ярославской области, которое наконец-то взялось за ум и попыталось расторгнуть договор с «Гилси». Повторюсь, надо не просто расторгать договор, надо сажать тех сотрудников «Гилси», кто уже десять лет врет про то, что планирует «реализовать здесь проект регенерации исторической территории Ярославской Большой мануфактуры с восстановлением регулярного сада». Сад и усадьба фактически уничтожены арендатором. Где посадки? Их нет, а гражданочка директор фирмы на белом глазу раздает колкие комментарии журналистам и оскорбляет защитников Петропавловского парка и власти. И ведь, возможно, не только оскорбляют. У одной из защитниц сгорел дом, и все активисты прекрасно понимают, что не просто так сгорел, а был поджог, вероятно, с целью запугать.

То, что «Гилси» никакого восстановления стадиона и Петропавловского парка не планировала, стало понятно еще в 2015 году, когда на общественных слушаниях вдруг всплыл вопрос, чтобы перевести территорию под жилищное строительство. Эксперты, с которыми я общался, считают, что смысл огромного числа тяжб – отжать землю у государства и уничтожить памятник. А представители местных коммунистов уже активно политизируют конфликт, обвинив мэрию и Росимущество, что те якобы играют с застройщиком в поддавки, умышленно проигрывая суды. Но выигрывать суды по земельным делам с учетом вопиющего несовершенства законодательства очень непросто.

Петропавловский парк в дореволюционную эпоху называли Маленькой Голландией. На мануфактуре работали и голландские специалисты. Парк считался одним из красивейших в России, его даже сравнивали с парками при королевских дворцах просвещенной Европы. И, слава Богу, что есть настоящие борцы, которые уже много лет тратят время, силы и нервы, чтобы Петропавловский парк защитить. Я благодарен лидеру защитников Елене Альбертовне Богдановой за встречу в парке. Вопрос спасения парка непростой. Нужна политическая воля. Поэтому я и иду в президенты, чтобы у нас больше не было подобных ситуаций, когда парки и зеленые зоны безнаказанно уничтожают. Я постараюсь, в меру моих скромных сил, помочь защитникам, чтобы Петропавловский парк был возрожден и засиял красотой достойной Великого города Ярославля!

Активисты подарили мне свежий выпуск «Комсомольской правды» со статьей архитектора Елены Плесневич в защиту Петропавловского парка. Она десять лет с 1994 по 2004 годы возглавляла в администрации области отдел охраны памятников. Она пишет, что еще в конце 1980-х и в 1990-е были не только разработаны проекты благоустройства парка, но и проведены масштабные изыскания – археологические, гидрогеологические, проект планировки и межевания. Этим занимались архитекторы Андреева, Колбовский, Лызлов, Шевченко и Штоколенко и другие. Как местные, так и ленинградцы (петербуржцы). Были выявлены водосборные бассейны, рассчитан водный баланс прудов, разработаны мероприятия по приведению в порядок гидросистемы и очистке каскада прудов. Было выполнено 20 томов исследований по жестким советским и международным методикам восстановления парковых ансамблей. Концепция проекта предполагала, что Большая Ярославская мануфактура – это второй центр города. И именно такой вот второй исторический центр притяжения архитекторы и пытались возродить, концептуально оформить.

Архитектор удивляется. Фирма «Гилси» заказала свое исследование, аж за 177 млн рублей, где содержался вывод, что стадион можно сносить. Зря архитектор удивляется, за что такие огромные деньги уплачены. Тем более, что исследования никто не видел. Вероятно, чтобы приложить филькин чек по фейковой экспертизе к судебному иску и распилить бюджетные деньги. В таких случаях великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов спрашивал, а что вы судари так мало требуете, добавьте к цифре, пожалуйста, еще один ноль. Зря удивляется, что гигантская проделанная работа советских архитекторов оказалась никому не нужной. Советские архитекторы хотели усадьбу и парк восстанавливать в былом величии и для блага людей! А современные гаденыши-хапуги хотят все снести.

Плесневич сокрушается про гибель англицкого сада, про то, что за прудами уже 20 лет нет ухода, про то, что важно привести в порядок гидросистему.

Когда я впервые увидел Петропавловский парк и озеро из окна автомобиля, захотелось прямо вскрикнуть от сочувствия. Видно, какая гигантская работа предстоит, в том числе по возрождению деревьев. Тут требуется ручное управление. Как и везде в России. Вот если бы Владимир Путин сюда бы мимоходом заехал, деревцо-липу по весне посадить, сразу бы парк заметили и привели в такой же эталонный порядок как когда-то Константиновский дворец.

На мой взгляд, как кандидата в Президенты, России давно нужно федеральное агентство по паркам, озеленению и садоводству. Петропавловский парк – наглядная иллюстрация тезиса, что разруха в головах, что, вкладывая безумные деньги в нанопроекты, мы очень сильно оторвались от земли, от простых и понятных точек роста.

Беру вопрос защиты Петропавловского парка под личный контроль, включаю этот пункт в предвыборную программу, скоро я постараюсь снова туда приехать, готов помочь жителям как переговорщик.


Анатолий Баташев
Возможный кандидат в Президенты Российской Федерации от «Зеленых» и экологической общественности
В пятницу добрался до Воскресенского района посмотреть участок, который планируется выделить многодетным семьям. Меня сопровождал Александр Дармороз, активист многодетных, молодой многодетный папа. Он очень въедливый и энергичный, правильные вопросы перед властью ставит.

Дорога пролегала по замечательным местам. За окнами автомобиля мелькали старинные храмы, памятники героям, разные города. В том числе знаменитый своим фарфором город Гжель и река Гжелка. Путь по Егорьевскому шоссе небыстрый. Дорога – по одной полосе в каждую сторону, и если уперся в фуру, то порой долго приходится следовать в ее форватере. В самом Воскресенском районе дороги весьма разбитые, много ям, так что водителям здесь нужно быть особенно внимательными. Дорога заняла полтора часа чистого времени.

Чем дальше пролегал наш путь, тем больше вокруг становилось лесов. Порой таких густых, красивых и пушистых. В некоторых местах хотелось остановиться и фотографироваться, уж больно интересные достопримечательности проезжали. И вот красивая река Нерская. Сама речушка небольшая, но какая тут великолепная красивая пойма. Въезжаем в праздничный, нарядный сосновый лес по указателю в сторону поселка им. Цюрупы. Дорога через лес идет достаточно долго, местность холмистая, песчаная, огромные мачтовые сосны растут вплотную друг к дружке, необыкновенно красиво. Внутри леса на одном из холмов проходит лыжная трасса: зимой тут детишкам раздолье.

Выезжаем из леса, слева большое поле, а справа и впереди открывается поселок. Уютные, ухоженные домики, все очень стильно, степенно. Такое вот крепкое купеческое село. Если ехать прямо и далеко, то в конце поселка можно увидеть несколько хрущевок. Раньше здесь была ткацкая фабрика, но это производство развалилось еще в 1990-е.

В поселке постоянно проживают 4600 местных жителей, летом их число удваивается за счет дачников. Есть небольшая школа на 250 мест, детский садик, районная больница, необыкновенно красивая старинная церковь. Поселок газифицирован и электрифицрован.

Нас встречал заместитель главы городского поселения имени Цюрупы Александр Владимирович Давыдов, вместе с Верой Константиновной Брыкало, сотрудницей администрации поселка, он показал нам тот огромный земельный участок, который планируется выделить под освоение многодетным семьям из Балашихи.

Участок оказался замечательным. Его площадь 124 гектара. Он непосредственно примыкает к поселку имени Цюрупы. Это бывшее колхозное поле. Ныне все тут поросло травой, но земля здесь мне как опытному садоводу показалась вполне плодородной и благодатной. Участок расположен в нормальном, относительно высоком месте, не подтапливается. Почва песчаная. Рядом с участком пролегает полноценная асфальтовая дорога. А сам поселок охватывает поле с трех сторон. К полю ведут минимум три дороги, так что подъездные пути будут и участки для многодетных гармонично впишутся в общую концепцию.

Из минусов – полезная площадь участка будет чуть меньше из-за линии ЛЭП. Также примерно шестая часть участка непосредственно прошивает лес, словно клешня, эти дома будут в отдалении от поселка. Впрочем, тут можно реализовать мечту о домике среди вековых сосен на природе. Другой минус, в поселке нет нормального водопровода и канализации, чтобы добыть воду, нужно бурить скважину на глубину 70-100 метров. Вода здесь чуть железистая, как впрочем почти везде на востоке Подмосковья. Впрочем, какая вода расположена именно под участком, сказать без исследований трудно.

Природа великолепная. Вокруг замечательный сосновый бор, соснам примерно лет по 70, т.е. уже огромные, но на долгий людской век их хватит с избытком. А река находится недалеко. Также в поселке есть футбольное поле и хоккейная коробка.

После осмотра участка с нескольких сторон едем в храм. Это величественное здание видно издалека. Высокая колокольня, все такое нарядное, украшенное кружевной лепниной. Рядом небольшой старинный погост. Храм расположен в пешеходной доступности от участка, но идти до него метров 700. Храм необыкновенно красив, причем, как говорят старожилы, в годы советской власти он не закрывался ни на один день. Здесь чудесная роспись стен и сводов, порой дореволюционная. Каждая деталь подчеркивает красоту, величие и намоленность места. Храм в честь Георгия Победоносца, в нем три придела. Так, один освящен в честь Тихвинской иконы Божьей Матери. Захожу, идет служба, поет великолепный хор. Видно, здесь люди верят истово, ревностно, знают мельчайшие детали.

После храма едем в администрацию. Маленький сельский домик на 4 комнатушки, даже меньше, чем у нас в Никольско-Архангельском. Беседуем. Готовим большой приезд делегации многодетных семей из Балашихи, чтобы люди могли воочую увидеть здешние места. Но нам с Александром здешние края уже очень понравились.

Узнаем, что Министерство культуры Московской области включила пос. им. Цурюпы в программу по строительству клуба, в этом году будет проект, возможно «нулевой цикл». Две ключевые улицы в поселке – это дороги регионального значения. На них лежит асфальт, правда, дорожное полотно уже нуждается в ремонте.

Едем разведывать транспортную доступность – до платформы электричек и до города Воскресенска. От платформы электричек «Виноградная» - 8 км. (ходит автобус). Платформа типовая, напоминает наши платформы вроде платформы "Балашиха" или "Салтыковка". Электрички Казанского направления, ходят часто, билет до Москвы стоит 169 рублей. До Воскресенска от поселка имени Цюрупы – примерно 22-30 км.

До революции поселок назывался Ванилово. Замечательное название, дошедшее до нас из глубины веков. Предлагаю назвать наш дачный поселок - Ванилово. Таким образом, мы воздадим дань уважения к славной истории этого места. Кстати, до революции Ванилово как и Балашиха была одним из центров ткацкой промышленности, здесь располагалась небольшая ткацкая фабрика. А в числе авторов герба городского поселения имени Цюрупы, художница из Балашихи. На гербе изображен лев, разрубающий мечом клубок змей. Так и здесь! Мы одним махом сможем решить проблему с наделением многодетных землей, которая копилась уже много-много лет.

Чтобы выделить землю, предстоит огромная работа. Землю нужно перевести в земли населенных пунктов, поменять ее статус с сельского хозяйства под ИЖС. Важно сделать архитектурно-планировочное решение, учитывающее удобство для будущих жителей. Ведь наша задача не в том, чтобы участков налепить побольше, а в том, чтобы было уютно, чтобы была возможность создания в ближайшем будущем нормальной социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры.

Из Воскресенска по ночной дороге добирались до дома около двух часов. Беседовали за жизнь, какие экспертизы нужно провести, что нужно обязательно учесть при освоении участка. Наша предварительная рекомендация – участок достойный, находится в хорошем месте, прекрасное место для дачи, сада, для сезонного и постоянного места жительства. Честно говоря, мне настолько понравилось, что самому очень хотелось бы прикупить со временем тут земли и построить чудесный домик.


1 июля 2015 г., 14:50. Зал городской администрации полон народу. Много знаковых уважаемых людей. Перед актовым залом в фойе стоят статные гвардейцы почетного караула. В их руках знамена – страны, области, города.

Все как-то по-деловому и как-то по-семейному. Корпорация-город. Руководители всех направлений городской жизни вдруг собрались в одном месте. Охрана внизу даже документы не спрашивает, сплошь узнаваемые лица.

Чем такие мероприятия хороши, что можно сразу кучу вопросов обсудить, решить. Но этот раз был особенный. Пожалуй, впервые все собрались не для того, чтобы решать, обсуждать, общаться, а чтобы сосредоточенно помолчать, ощутить себя частью какого-то единения, ритмом большого города.

Местечко в зале мне досталось хорошее, в первых рядах. Сделал несколько фотографий для Твиттера, но вести съемки и запись не хотелось. Все-таки слушать пришел. И тут важны детали, интонации, факты.

В зал входят почетные гости, глава… церемония началась. Торжественно внесли знамена, цепь градоначальника, уставы Балашихи и Подмосковья. Председатель совета депутатов Тарас Васильевич Ефимов зачитал подробно те законодательные акты, которые привели к созданию объединенного городского округа и выборам главы. Евгений Иванович Жирков произнес присягу. Тарас Васильевич вручил Жиркову документ о назначении и надел на него цепь главы. Дальше исполнили гимн России. Зал встал. Музыка без слов. Возможно, это и к лучшему. Ведь 90% собравшихся помнят гимн с иными словами, чем сегодня.

Играла мелодия. Евгений Иванович смотрел на зал чуть поверх собравшихся, с каменным лицом без эмоций. Словно вел незримый разговор с кем-то, кто высоко. Видно было, что он принимал свои регалии без страха и трепета, как хозяин, крепко стоящий на земле. Но важно было внимание зала. Особенное. Нет, оно было ожидаемо, это внимание. В любой аудитории. Просто тут важен контингент собравшихся. Почти все – опытные руководители, лица, принимающие решения. Поэтому в воздухе царила атмосфера внимательности и доброжелательной сосредоточенности. Праздника не было, уж слишком долго и сложно шли к этому единству. Зато буквально во всем сквозили четкость и торжественность.

А дальше были речи. Заместитель Председателя Правительства Московской области Эльмира Абдулбариевна Хаймурзина поблагодарила тех, кто участвовал в объединении городов, в том числе гражданских активистов, «которыми славится Балашиха». Она зачитала приветственное письмо от губернатора Андрея Воробьева. Андрей Юрьевич сделал особый акцент на многолетний опыт избранного мэра в сфере муниципального управления.

Председатель Мособлдумы Игорь Юрьевич Брынцалов больше говорил о задачах, стоящих перед городом, о социалке, включая здравоохранение. Владыка Николай умудрился с нескольких словах уложить такой запас доброты. И не хвалил вроде, а дал весьма емкую характеристику. «Хорошо знаю Евгения Ивановича еще с прошлого века», - чего стоит! Ведь в прошлом веке Жирков не был мэром, но быть православным, деятельным, разве это от чинов зависит? Владыка подарил Жиркову икону с изображением ангела хранителя. Глава ее поцеловал. Все цветы и подарки быстро передавались помощникам, дабы не затягивать церемонию, а икону он подержал на несколько мгновений дольше, передавая её, казалось, чуть ли не с сожалением.

Валентину Михайловну Шаронову зал встретил теплыми и продолжительными аплодисментами. Валентина Михайловна долгое время еще при советской власти была вторым человеком в городе, отвечая за самые важные направления развития – промышленность, дороги. Она говорила, а ощущение было, будто на сцене распускаются дивные цветы.

В зале присутствовало много почетных гостей, подмосковные депутаты, глава соседнего единого Королева Александр Николаевич Ходырев. Были руководители и ответственные работники федеральных и региональных органов власти, отвечающие за Балашиху, вкл. силовые структуры. Были и те, кто давно стал символом истории Балашихи, вкл. прежнего главу, а ныне руководителя балашихинской торгово-промышленной палаты Анатолия Владимировича Шестакова.

Жирков выступил эмоционально, на одном дыхании. Один из тех, к сожалению, редких случаев, когда он выступает без бумажки, говорит, что чувствует. Евгений Иванович рассказал, сколь долог был путь к назначению главой. Честно признал, что многие программы городского развития делались «на коленке», поскольку нужны были срочные решения по многим аспектам городской жизни. С сожалением и горечью высказался про здравоохранение, про поликлиники. Сказал, что 15 поликлиник включены в программу ремонта. Поблагодарил губернатора за большой кредит доверия. Сказал много слов благодарности в адрес команды и всех структур. В завершении подчеркнул большую положительную роль «совета директоров» Балашихи, сказал, что опыт сотрудничества власти и предпринимателей нужно развивать, включив в совет и руководителей предприятий Железнодорожного.

Церемония завершилась. Приглашенные стали расходиться. Все кратко, по-деловому. Солнце высоко, рабочий день продолжается.

Я редко, когда подхожу после собраний к высшим чинам. Всегда проще выбрать укромное местечко в проходе и дождаться. Но этот раз особенный. Все-таки мы конкурировали. Да силы были неравны, но тут есть объективный результат: у кого из кандидатов больше необходимого опыта? У Жиркова. У меня тоже есть опыт и гражданская позиция, иначе б не выдвигался. А теперь избирательный марафон позади, и надо понимать, что у города есть глава, от его решений все зависит. И правило хорошего тона - пожелать ему удачи и доброго здоровья. Ведь не только главе удача важна, всему городу удача необходима! Ближайшие годы будут для большой Балашихи непростыми, точнее весьма сложными. Ведь нерешенных проблем масса, а смена караула лишь на какой-то момент приглушает недовольство, но фундаментальные вопросы остаются, инфраструктура на раз-два не создается. Плюс еще такой деликатный момент: выборы прошли, объединение состоялось, сейчас к проблемам Балашихи приковано внимание области и страны. А что будет через год? Кто про наш город вспомнит? Команда прочная, корабль надежный не только в Балашихе, и в стране тоже! Но прогноз макроэкономической погоды предвещает затяжной шторм, который важно пройти. Для гражданского общества вывод прост: следует поддержать власть, хотя бы морально, а порой и подставить плечо (как мы делаем в Кучинском парке): масштаб задач впечатляет.

Выхожу из зала, наблюдаю, как помощники Евгения Ивановича настойчиво и торопливо пытаются запихнуть непослушную цепь градоначальника в коробку. Цепь красивая: состоит из двух форматов пластин - на одной герб Балашихи, на другой - два ключа от города, будто ключи от Железнодорожного и Балашихи. Говорю строго: "Вы там поаккуратнее, не поцарапайте, не сломайте, а то мне ее потом тоже носить". Ну, правда, подозреваю нескоро. А судя по лицам помощников, то они такую перспективу вообще относят к чему-то из невероятного. Подмигнул, улыбнулись. Силой впихивать украшение в коробку перестали, ответив примирительно: "Тут цепь уже 13 лет храниться, что же ей будет". Кстати, Евгению Ивановичу цепь очень идет. А мне великовата. Всему свое время. Присутствующие в зале хорошо понимали, что опыт, стабильность и наличие крепкого хозяина - это то, что всегда нужно городу.

Первый этаж, взгляд падает на стойку раздачи газет возле входа. Бережно и красиво уложены номера «Платформы Кучино», оставшиеся после мероприятия 29 июня. Приято, очень. Я сделал все возможное, чтобы донести мои идеи и программу. И кое-что будет реализовано практически сразу. Например, на некоторых улицах из моего списка грунтовок асфальт уложат уже в этом году. А по паркам и лесам предстоит серьезный разговор. Важно идти вперед и не останавливаться.

В завершении подошел к Сергею Александровичу Дежину. Еще раз поговорил с ним на тему храма в Северном Кучино. Сказал, что требуется письмо от горадминистрации для регистрации священноначалием новой приходской общины. Хочется, чтобы мы скорее освятили место под будущий храм и начали работу. Это важно для кучинцев! Счет тех, кто меня на улицах, в парке и в магазинах останавливает, всякий раз настойчиво спрашивая, когда, наконец, начнем возводить храм, уже идет на десятки. И особенно трудно объяснить, чего тянем, старшему поколению: большинству пожилых женщин, гуляющим в парке, идея с церковью очень понравилась. Эх, успеть бы 18 июля на день Сергия Радонежского первую службу провести, все-таки и повод есть: храм будет расположен ровно посередине между администрациями Железнодорожного и Балашихи. Такая вот духовная скрепа! Железнодорожный вырос из Сергиевки, и городу тоже ой как нужен небесный покровитель.

Жителей Балашихи и Железнодорожного и сельских поселений нашего округа с новым главой. А Евгению Ивановичу Жиркову, сотрудникам Администрации, городским депутатам, работникам муниципальных учреждений - доброго здравия, энергии, неравнодушия и удачи. Пусть им сопутствуют вера, надежда, любовь и мудрость.

Я очень хорошо понимаю, зачем воссоединяться. И почти все горожане это тоже понимают.

Аргумент № 1. География
Давайте посмотрим на карту Железнодорожного и Балашихи. Первое, что бросается в глаза, так это то, что Железка полностью окружена Балашихой. Образно говоря, Балашиха – это бублик, а Железнодорожный – дырка от бублика.

Леса и просторы вокруг Железки – это Балашиха. И любимый вид спорта прежних балашихинских «хозяйственников» - построить многоэтажки впритык к Балашихе и подсадить их на инфраструктуру Железки. В Кучино – есть Лесные поляны, 19. В Павлино – три дома рядом с Павлинским парком. Примеров хватает.

Второе, что не так сильно бросается на карте в глаза. Железнодорожный – это, образно говоря, материк и остров, планета Земля и Луна. Балашиха рассекает наш город, примерно так же, как Прибалтика отсекает от России Калининград. Анклавом является Купавна, дальний микрорайон Железнодорожного. В теории – Железка и Купавна связаны многокилометровым «корридором» шириной в три метра. На практике, т.е. на кадастровой карте, данный коридор отсутствует. И эта ситуация нарушает федеральный закон о местном самоуправлении.

Воссоединение Балашихи и Железнодорожного сделает наше пространство цельным, уберет границу, позволит городам гармонично развиваться, не упираясь в искусственные границы.

Аргумент № 2. История
В советскую эпоху и до начала 2000-х гг. Железнодорожный являлся частью Балашихинского района. Оба города – и Балашиха, и Железнодорожный – стремительно развивались. Во времена СССР было два стратегических видения развития района. Считалось, что со временем его присоединят к Москве. Этого очень ждали и жители, и местное начальство. Все мечтали о временах, когда в оба города придет метро. И, кстати, значительная часть Балашихинского района отошла к Москве. Речь идет об Измайлово. Но настала новая эпоха, иным стало устройство страны. И водораздел, существовавший между Москвой и областью, лишь усилился.

Вторая концепция – разместить в Балашихе, как в крупнейшем городе Подмосковья, административный центр Московской области. Для этих целей в 1980-е был разработан проект центра Балашихи, удостоенный высшей награды на архитектурной выставке в Париже. Опять-таки, в новорусскую эпоху было принято решение, что Подмосковьем лучше всего управлять с Рублевки.

В 2004 г. в Российской Федерации случилась административная реформа, в результате Балашиху и Железнодорожный разделили. Резали буквально по живому. Балашихинским властям было абсолютно безразлично, как будет развиваться Железка. Они тщательно отбирали у города все земли, необходимые для устойчивого развития, чтобы перепродать самим.

Ситуация с размежеванием до боли напоминала размежевание Малайзии и Сингапура в 1965. Балашиха отказалась от Железнодорожного как от нищей, проблемной черной дыры. Примерно также малайцы выгнали Сингапур, перенаселенный бедный проблемный город. Прошло десять лет. Железнодорожный преобразился, расцвел, и хоть проблем у нас очень-очень много, но мы справились с изоляцией. А вот Балашиха просела. Но в отличие от Малайзии и Сингапура мы не два разных мира. Мы скорее Восточный и Западный Берлин, разделенные границей, которая напоминает моральную стену, мы жаждем воссоединения, оно нам необходимо как воздух.

Опять-таки. Восстановив статус большого города, мы должны будем создать единую самоидентификацию. Мы не можем оставаться вечным придатком к Москве, или колонией Рублевки. С другой стороны, так ли нам нужно превращаться в административный центр? Наша задача стать полноценным европейским городом. Благо потребности у жителей Балашихи общие.

Аргумент № 3. Дороги
Железнодорожный связан с Москвой Носовихинским шоссе. Для города Железнодорожного Носовиха – это «Дорога жизни». Тысячи горожан ежедневно едут в Москву, преимущественно по Носовихе. Если ты выехал до 6:30 утра, то еще есть шанс добраться до Москвы быстро. Ежели нет, то встаешь в вечную пробку. Дорога обратно проходима примерно до 15:00. Дальше опять начинаются пробки, которые частенько длятся до часу ночи.

Беда в том, что Носовихинское шоссе разделено между тремя муниципалитетами. Реутовым, Балашихой и Железнодорожным. Если в Реутово несколько полос, то в Балашихе (Никольско-Архангельском и в Салтыковке) шоссе сужается до одной полосы в каждую сторону.

В идеале требуется расширить Носовихинское шоссе до трех полос в каждую сторону. Некоторые «урбанисты» говорят, что это плохо, пусть уж лучше Носовиха остается улицей, а пробки сдерживаются в Салтыковке, а не перекочовывают в центр Железки. Но давайте скажем честно: нам нужна нормальная трасса. Усугубляет ситуацию наличие множества светофоров. А зимой многие тяжело груженные фуры просто не способны преодолеть некоторые подъемы по гололеду.

С Носовихой нужно наводить порядок. Расширить хотя бы до двух полос в каждую сторону, сделать развязки, отрегулировать светофоры.

Ключевым для объединения двух городов, безусловно, является Леоновское шоссе. Леоновское шоссе связывает Балашиху и Железнодорожный как пуповина. Оно расположено между Горьковским и Носовихинским шоссе. И время стояния в пробке, чтобы выехать с Леоновского шоссе, достигает от 40 минут до 2 часов. Создание автомобильных развязок на пересечении Леоновского шоссе и Горьковки (Шоссе Энтузиастов), а также на пересечении Леоновского шоссе, горьковского направления железной дороги и Носовихинского шоссе – первоочередная задача.

Горьковка. Сейчас стало чуть получше, но все равно Горьковское шоссе стоит. Сейчас в Москве идет комплексная реконструкция Шоссе Энтузиастов, важно, чтобы оно было состыковано и с той частью, что будет в Балашихе. Необходимо, чтобы Горьковское шоссе на всем своем протяжении от МКАД до Ногинского района стало бессветофорным. Требуется построить нормальные развязки. Прежде всего, на пересечении Разинского шоссе, ул. Советской и Шоссе Энтузиастов. Также нужна развязка с ул. Некрасова в районе автовокзала.

Аргумент № 4. Единый генплан
Основой развития любого города является Генплан. Так сложилось, что и Балашиха, и Железнодорожный живут по устаревшим генпланам. Развитие территорий осуществляется хаотично, на основании сиюминутной выгоды. Часто долгосрочные интересы приносятся в жертву частным.

В 2012 году власти Балашихи попытались протащить новый генплан. Задачей генплана было, в том числе, узаконить многие неправомерные стройки, привести градостроительные нормы в соответствие с реальной жизнью. Удар наносился по зеленым зонам. Данный генплан вызвал огромное возмущение жителей. Вмешательство губернатора А.Ю. Воробьева привело к тому, что генплан был отменен и отправлен на доработку. В течение года в обществе шло активное обсуждение, в каждом из районов. Действовала большая группа активистов-энтузиастов, систематизировавшая предложения жителей по генплану. И что? И пшик.

В 2012 году я также высказался против генплана Балашихи. Потому что данный генплан не принимал в расчет потребности Железнодорожного, был не состыкован с нуждами агломерации. Теперь, когда мы едины, можно ответственно подойти к развитию города, учесть потребности микрорайонов в социальной инфраструктуре, гармонично связать дорожные сети.

К разработке генплана Балашихи нужно пригласить ведущих мировых архитекторов. Ведь мы разрабатываем не местячковый, провинциальный проект. По сути, это содержательная альтернатива Новой Москве, самый крупный город Подмосковья.

Аргумент № 5. Единое руководство и административный центр
Что роднит Балашиху и Железнодорожный, так это то, в каких стесненных, почти скотских условиях работают чиновники. Взять здание горадминистрации Железнодорожного! Сарай. Оно предназначалось для небольшого рабочего поселка, городка, но не для управления городом с населением в 180 тыс. человек. Подразделения администрации расползлись по окрестным домам. Чиновники сидят друг у друга на головах, ремонт и оформление остались с советских времен, во многих комнатах нет кондиционеров, отчего летом там страшная духота.

Не лучше ситуация в Балашихе. Бывшее здание исполкома «попилили». Для нужд администрации осталось мало помещений. Они также неуютные. Слегка улучшило ситуацию с размещением местных чиновников создание МФЦ, но и оно тоже не сахар.

Задача номер 0 – создать в Балашихе нормальный единый деловой административный правительственный центр. Чтобы комфортно в одном большом здании разместить все подразделения обоих администраций. В качестве примера взять любое большое ведомственное здание в Москве, построенное специально под ведомственные нужды.

Я не верю в сказки, что объединение приведет к сокращению местных чиновников. В нашей стране все разговоры о сокращениях – это либо популизм, либо увольнение неугодных. Наша задача сделать так, чтобы работать городским чиновникам стало комфортно. Построить здание реально большое, на вырост, возможно, перенести туда какое-то из подразделений регионального правительства.

В таком здании можно запланировать площади и под культурные нужды. Например, под большой художественный и краеведческий музей, выставочно-экспозиционный центр. Сделать большой конференц-зал для публичных слушаний и общегородских мероприятий, концертов. Сделать нормальный зал для работы городского Совета депутатов, чтобы у местных депутатов был хороший стимул больше времени тратить на благо горожан. Учитывая небольшой состав Совета депутатов, зал можно сделать круглым, чтобы все друг друга видели, а не сидели лицом к президиуму.

Сейчас ни в Балашихе, ни в Железнодорожном нет нормальных больших залов, способных принимать мероприятия высокого уровня. Поэтому создание хорошего правительственного, административного и делового центра подстегнет развитие города.

Аргумент № 6. Экоконтроль. Убрать свалки из-под носа
Территории, прилегающие к Железнодорожному, традиционно рассматривались балашихинской властью как окраины. Результатом стало то, что впритык к Железнодорожному навпихали свалок.

Свалки в Подмосковье – высокодоходный вид бизнеса. По слухам, контролируемый криминалом. И управы на этот «бизнес» нет. Москва производит много мусора, крайне много. И он практически бесконтрольно складируется здесь. Впритык к Кучино, к многоэтажному и густонаселенному микрорайону, выросла жуткая Фенинская свалка. В 1990-е и в начале 2000-х эта свалка почти каждый год горела, отравляя все едким пластиковым дымом. Сейчас там завели пожарный расчет, что позволяет оперативно тушить пламя. В своей программной речи «Подмосковье – территория лидерства» в феврале 2014 года губернатор Московской области Андрей Воробьев высказался за закрытие данной свалки в течение года. Но мусоровозы пока идут.

Таких свалок на территории Балашихи несколько. Некоторые находятся впритык к Железнодорожному. Страдает, например, мкрн. Саввино. Есть легальные свалки, есть нелегальные. Задача – навести порядок в этом вопросе. Важно принять комплексную программу рекультивации территории свалок.

Также важно контролировать очистные сооружения. К примеру, огромные сооружения для переработки канализационных стоков были построены в Акатово. Есть подозрения, что в коллектор попадает не только канализация, но и промышленные стоки, что приводит к мору рыбы в реке. А ведь вниз по течению расположен город Железнодорожный – мкрн. Кучино, Керамик, Павлино, через которые идет Пехорка. Купаться в реке стало опасно. Важно установить станцию по замерам, чтобы четко понимать, какой ущерб наносится окружающей среде, работать над его минимизацией.

Аргумент № 7. Единый бюджет и активы
Объединение сделает городской бюджет количественно больше. Но объединение доходной части не сделает нас богаче, поскольку расходные части тоже никуда не денутся. Объединиться также долговая нагрузка, непогашенные обязательства. Объединяться и муниципальные активы, что неизбежно потребует их реструктуризации.

Впрочем, для местной администрации есть принципиальная разница. Одно дело управлять городом с бюджетом в 3 или в 5 млрд. рублей, другое дело, когда сумма составит порядка 10 млрд. Это качественный скачок. У многих субъектов Российской Федерации бюджет куда меньше, чем в Балашихе. И это многое поменяет, создает предпосылки для резкого роста качества управления и требований к управленцам. Ведь придется решать, куда более масштабные задачи. Возрастает не только бюджет, но и ответственность.

У местной власти появится большее пространство для маневра. Это позволяет ставить и успешно решать амбициозные задачи. С одной стороны, большой бюджет не защищает от бесхозяйственности и роскошеств, в стоге сена легче утаивать иголки частных интересов. Но возрастание сумм влечет и рост контроля, внимания со стороны проверяющих органов.

Рост бюджета означает рост значимости города: оно автоматически повлечет больше ассигнований как из регионального, так и из федерального бюджета. Во-первых, потому что к ключевой территории будет больше внимания. Во-вторых, у местного бюджета будет больше возможностей участвовать в различных программах софинансирования, что позволяет в разы увеличить количество реализуемых на территории проектов и добрых дел.

Продолжение следует... аргументов еще очень много.

Тезисы выступления экоактивиста, писателя Анатолия Геннадьевича Баташева на Гражданском форуме «Город; сегодня, завтра – 2025», Железнодорожный, ДК «Саввино», 23 января 2014 г.


Дорогие друзья!
Мечта железнодорожненцев, чтобы наш город был зеленым. Оставшиеся островки леса – это конкурентное преимущество Железнодорожного перед Москвой. Сейчас есть все условия, чтобы благоустроить леса Железки для полноценного отдыха и досуга горожан.

В мкрн. Кучино есть большой чудом сохранившийся лесопарк, огромные восхитительные березы и липы. Жители Северного Кучино видят его из своих квартир.
Этот лес расположен в городской черте Железнодорожного – по обоим берегам реки Пехорка, в пяти минутах ходьбы от платформы электричек, в густонаселенном районе.
Площадь Кучинского лесопарка 49 га. Это земля федерального лесного фонда. А с другой стороны Леоновского шоссе (к железной дороге) есть несколько гектар леса в водоохранной зоне, принадлежащие Железнодорожному; там, кстати, есть святой источник и это бывшее имение Рябушинских.
Граждане мечтают, чтобы все это дремучее великолепие стало уютным парком.

Что думает по этому поводу наш губернатор Воробьев?
Одним из приоритетов губернатора стало создание парков и наведение порядка в лесах.
Еще губернатор С.К. Шойгу добился того, чтобы федеральные земли лесного фонда передали в пользование Московской области.
Губернатор А.Ю. Воробьев сделал следующий шаг, он распорядился передать леса, расположенные в черте городов Подмосковья, муниципальным властям для создания там парков.
В городской черте Железнодорожного есть два таких леса: первый в мкрн. Ольгино (77 га), второй в Кучино (49 га).
Таким образом, Правительством Московской области и федеральным центром созданы все административные законные предпосылки для того, чтобы в Железнодорожном появилось еще целых два прекрасных парка.
Создание парков позволит привести леса в порядок, покончить там с запустением; для горожан это свежий воздух и здоровый досуг.
Дело за малым. Администрация городского округа Железнодорожный должна оформить эти леса в муниципальное пользование, как того хочет губернатор. Это можно было бы сделать еще в апреле 2013 года. И это надо сделать! Пока не стало поздно!

Read more...Collapse )

Ольгинский лесопарк

До вчерашнего дня я ни разу не был в Ольгинском лесопарке. А место - изумительное по красоте и по масштабам. Представьте Измайловский парк (м. Партизанская), испытаете похожие ощущения. Невероятный воздух, наполненный древесным ароматом. Сосны, березы, лиственные деревья.

Ольгинский лесопарк расположен так, что имеет все предпосылки стать главным городским парком Железнодорожного. Разумеется его требуется привести в порядок. Он, конечно, не так сильно завален валежником, как наш лесопарк в Северном Кучино, но лежалых бревен огромное количество. И работы здесь на три месяца большой бригаде. Плюс, довольно много мусора. Разумеется, нужны подсыпка дорожек, а ограждение и благоустройство парковой зоны.

В общем, к 69, 70 и 48 кварталам, за право обустраивать которые мы боремся, теперь подключаем и 13 квартал. В Ольгино у нас много единомышленников. Вместе мы сможем сделать там восхитительный парк. Но я сразу скажу - это не блицкриг, это многолетний проект, требующий каждодневного трудолюбия, внимания и упорства самих жителей Ольгино. А поскольку у защитников Кучинской березовой рощи накоплен огромный опыт, то мы готовы объединять усилия. Ибо проще бороться за комплексное обустройство всех зеленых зон города, а не за отдельно нашу.

Я прошу ольгинцев присылать мне на электронную почту batashev@mail.ru идеи по обустройству лесопарка и микрорайона. Ольгино - это жемчужина нашего города, хотя, проблем хватает. Одна из них транспортная доступность. к примеру, я шел по ул. Граничной - это надо так умудриться ее перегородить, чтобы у людей оставалась лишь возможность идти по проезжей части.

Мне очень понравилось в Ольгино. В нем есть что-то задушевное, родное. Здесь соседствуют частные домики и многоэтажки. И мне кажется, эту гармонию нужно сохранить. Развивать социальную инфраструктуру, которой здесь очень не хватает. В частности, что-то сделать с хваленым госпиталем ФСБ. То, что эта "стройка века" стоит, крайне настораживает. ФСБ является одним из крупнейших землевладельцев в нашем городе, и очень хочется, чтобы наши разведчики - были именно разведчиками, а не помещиками-латифундистами. Чтобы спецслужбы помнили про социальную ответственность. Я удивляюсь, почему до сих пор такого диалога нет, ведь тут даже не вопрос доброй воли, а участия города в бюджетном планировании спецслужбы. А это системная целенаправленная работа. С разведкой и контрразведкой надо уметь дружить.
А вот и видео с публичных слушаний. Полчаса смотрятся на одном дыхании.



Какое же огромное неуважение к людям, к гражданам. Неужели администрация Балашихи не могла предвидеть резонанс? Почему старики и женщины вынуждены были стоять? Почему жители Салтыковки должны были идти в далекий МФЦ?

Можно было бы у Желтого пруда разбить шатер на фоне красоты, на 1000 мест... Сделать гуляния, чаепитие... Можно было не давить на людей, а дать им высказаться? Сначала сказать про наболевшее, а потом педалировать проект. Не мямлить, а взять нормальных ораторов. Ведь подготовка к слушаниям - это не сбор проплаченных мнений, это не страждущие 500 рублей. Слушания - это искренность, это стремление стать частью монастыря, живущего по строгому уставу, а не большевисткий поход, чтобы переделать храм в хлебозавод.

Read more...Collapse )

Profile

Баташев Анатолий
lui_parnas
Анатолий Баташев
Website

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono