Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Баташев Анатолий Геннадьевич Lui-Parnas

А над Доном кружит самолет

А над Доном кружит самолет,
За гашетку взялся пилот,
Кто бы спас родную страну
Защитил, спас девчонку одну…

А пилот в глаза ей глядит,
И стрелять по ней не спешит,
Бережет в гашетке патрон,
И все ближе подлетает он.

А девчонка лежит на земле
Сарафан развивает ветер,
И ей меньше 16 лет,
И она за Россию в ответе.

И стреляет фашистская мразь,
В человечка чтобы попасть,
Шлет в девчоночку сальный патрон
И летит убивать дальше он.

Дон кровавый и алый бежит,
Переправы враг люто бомбит,
И у них такой есть приказ,
Перебить покрошить больше нас.

Ну, а рядом девчонка лежит,
И от боли кричать не спешит,
Пулей дыркой пробит сарафан,
Но судьбы не замкнулся капкан.

На другом уголочке земли,
Где балтийский завывает ветер,
Сбил солдатик чужой самолет
А потом и второй, и третий.

Но армаду не остановить,
И враг все прет и толпой наступает,
Лишь орудие с низкой земли,
По врагам одиночно стреляет.

Ну, и каждая сбитая мразь –
Это множество спасенных судеб,
Пусть патронов нету сейчас,
Но хоть этот летать позабудет.

И не знал про девчоночку солдат,
Что её и он защищает,
Но спасут коль родную страну,
Про неё он конечно узнает.

Станет нежно её он любить,
А она целовать его раны,
Но сейчас отступает фронт,
И вокруг пожары – удары.

У девчонки гноится нога,
Но медпункты закрыты – сбежали,
Лишь нашелся простой санитар,
Только скальпель в его кармане.

«Если, милая, раз закричишь,
Развернусь и уйду, понятно?
По живому буду резать плоть,
Чтоб достать патрон обратно».

И девчонка взяла в зубы косу,
Не орать чтобы без наркоза,
Санитар взял и вынул патрон,
Словно это была заноза.

«Не кричала, герой, молодец»,
Бормотал санитар как отец,
К переправе затем он пошел,
В пекло бойни, где новый патрон.

Ну, а в небе бой закипел,
Самолетов крылатых тел,
Бой свой первый ведет Кожедуб,
И врагу скоро будет капут.

Каждый шел, за Отчизну стоял,
За нее воевал и страдал,
И сплотился, был дружен народ
И пошел на врага лишь вперед.

А потом настал новый круг,
И все войны кончились вдруг.
Изуверов судил человеческий род
И фашистам пришел эшафот.

Будь свободна, спокойна, родная страна,
Живи вольно и сыто, без боязни сил зла.
Правда, мир и добро навек победят,
Фронтовые дороги исколесят.
Баташев Анатолий

Завет Юрия Гагарина, рассказанный Сергеем Нефедовым

Что-то случилось. Наверно, внезапно.
Было у них всего 5-7 секунд.
Что до потом, говорить неприятно,
Рвануло, и в клочьях плоти все тут.

С жизнью простится они не успели,
Боролись ль, пыталясь спасти самолет.
Иль может в пике они храбро входили,
Не ожидая земли той подлет.

"Прыгай же, Юра". "Ты первым, Володя,
Инструктор - обязан подать пример",
Вдвоем хладнокровно спасали крылья,
Не паникуя, приняв сотню мер.

Замерли руки на ручках штрувалов,
Ноги педали жали легко,
Со спокойствием лиц без напряг и авралов,
Влетели в историю высоко.

Годы прошли и завет нам открылся,
То что Гагарин нам всем завещал,
А паренек, кому слово досталось,
Полвека почти об этом молчал.

"Глубокий старик" в свои тридцать четыре,
Гагарин осматривал стенд взрывников,
И паренек, что исследовал взрывы,
К рискованным опытам был вроде готов.

"Страшно ль, Сережа, когда декомресье,
Вызвано врывами, страшной волной?"
И, комсомолец, ответствовал честно:
"Страшно и жутко, так рад, что живой".

"Сережа, запомни, конечно, всем страшно,
Но страх сила, что движет вперед.
Трусостью если парализован
Тебя эта липкая трусость убьет.

Ты за себя, за людей отвечаешь,
За технику тоже, за самолет
Но если Ты будешь парализован,
Ни их, ни Россию ничто не спасет.

Хоть бы и страшно, но будешь бесстрашен,
Себя, и людей Ты спасешь, самолет.
Преодолеть в себе трусость так важно,
Верь в свои силы, удача придет".

Потом паренек стал героем России,
А Юре на днях предстоял тот полет,
Взрыв, декомпресье и Юры не стало,
Но слово осталось, и в бой нас зовет.

"Страшно, товарищ?" "Наверное, страшно,
Но трусости липкой не знают сердца.
За наши леса и родную Россию,
Мы будем бороться вплоть до конца".

Предки нам к звездам лететь завещали,
К небу стремиться и храбро парить.
И те, кто тогда небеса покоряли,
Нас призывали деревья садить.

Те, кто пришел вырубать те деревья,
Крылья обрубят любимой стране,
Они обещают людям изобилье
На скорбных поминках родимой земле.

Падать березе секунд пять иль десять
Не дайте березам сорваться в пике.
Не дайте предателями покрулесить,
Пусть солнышко светит сквозь лес вдалеке.

Нам за березы родимые страшно,
И мы боимся за нашу страну,
Но будем бороться за лес наш отважно,
За город, за счастье людей, что живут.

"Поехали", - клич устремлен в вышенебье,
Березы ракетами высь покорят.
Слово храните, любите деревья,
Что солнца тепло дарят нам как горят.


Поскр. под впечатлением от выступления героя России Сергея Ивановича Нефедова на митинге в защиту леса в Жуковоском (видео, часть первая, с 35 минуты)
Баташев Анатолий

Герой Советского Союза Николай Козлов: Иду на таран!

Оригинал взят у rus_gall в Герой Советского Союза Николай Козлов: Иду на таран!

Жизнь летчика на войне – очень короткая. Частенько бывало, что молодые пилоты проводили всего несколько воздушных боев и погибали. Выживали настоящие профессионалы, асы, которых отличало не только мужество и самопожертвование, но хитрость и осторожность. Вот как раз всеми этими качествами и обладал один из самых известных советских истребителей за годы Великой Отечественной войны Николай Козлов, который долгое время жил и работал в поселке Заря Балашихинского района.

     Помимо всего нашему герою попросту везло. Он дважды шел на таран, и каждый раз оставался жив. Дважды был ранен, но неизменно возвращался в строй. Совершил 620 боевых вылетов, самый первый - в 1941 году, а последний - в 1945. Начинал войну командиром звена, а закончил – командиром полка, подполковником.

 


Collapse )