Анатолий Баташев (lui_parnas) wrote,
Анатолий Баташев
lui_parnas

Categories:

Сможет ли Кабардино-Балкария стать бездотационной? У России получилось

Сентябрь 1998 г. "У тебя будет максимум две минуты. Нужно подготовить выступление, как мировая бизнес-элита может помочь России. Очень коротко, только тезисы. Возможно, до тебя очередь не дойдет, но ты все равно будь готов"

Отрывок из книги «Жди меня в Нальчике»

Одна из пяти главных целей развития республики звучит так: «Кабардино-Балкария уже в ближайшие годы должна прекратить быть хронически дотационной республикой и превратиться в регион-донор, обеспеченный стабильными собственными доходами».

Еще недавно дотации достигали 80% экономики Кабардино-Балкарии. Администрация Арсена Башировича Канокова взяла курс на сокращение дотационности. По данным республиканских властей, в 2010 году уровень зависимости Кабардино-Балкарии от дотаций составляет 54%. Тем не менее суммарный уровень федеральных дотаций значительно выше этой цифры. Ведь поддержка идет не только в региональный бюджет, но и в бюджет пенсионной системы (который дотируется на 74 %), по линиям федеральных министерств и ведомств.

Тезис, что глубоко дотационные республики Северного Кавказа смогут обойтись без дотаций и стать профицитными, сегодня кажется из области научной фантастики. И власть, и жители давно смирились с тем, что у Кабардино-Балкарии нет и еще долго не будет реальных экономических предпосылок выхода «на ноль» и тем более – на нормальный профицит.

Однако в КБР есть скрытые резервы роста. Заставить эти резервы работать на благо республики, научиться производить и достойно зарабатывать можно только при условии интенсивного развития и модернизации, при наличии конкурентной среды и при грамотной расстановке инвестиционных приоритетов. При этом важно лишить местную «элиту» экономического и политического стимула сидеть на дотациях, заставить ее быть аскетичной, бережливой к деньгам налогоплательщиков.

Опыт нашей страны, Российской Федерации и позднего СССР наглядно доказал: дотации субсидируют неэффективность власти. Только тогда, когда власть снята с иглы дотаций, она в состоянии найти решения, которые позволят интенсивно развивать экономику, добиваться процветания.

*   *   *

Я расскажу одну из историй своего прошлого. Историю, которая доказывает, что порой одна зрелая идея, высказанная простым человеком, но в нужное время и в нужном месте, в состоянии заставить эффективно заработать систему, огромную государственную машину.

Конец сентября 1998 года. Прошло чуть больше месяца после дефолта – страшного обрушения российской экономики. Дефолт случился неожиданно, когда страна, казалось, уже оправилась от кризиса перестроечной эпохи и преступных экспериментов «шоковой терапии» времен Егора Тимуровича Гайдара. Борис Николаевич Ельцин солгал стране, заявив четко и однозначно: «Девальвации не будет. Нет!» Однако девальвация и дефолт случились, после чего правительство младореформаторов-«технократов» Кириенко – Чубайса выгнали с позором в отставку. Государственная дума с большим скандалом, невзирая на реальную угрозу роспуска, заблокировала кандидатуру Виктора Степановича Черномырдина и утвердила новое правительство только после назначения премьером Евгения Максимовича Примакова.

Россияне, особенно зарождающийся средний класс менеджеров, оказались совершенно не готовы к новому коллапсу. Банки лопались один за другим. Граждане простаивали многочасовые очереди, безуспешно пытаясь «вытащить» сбережения. Курс доллара скакал то вверх, то вниз, инфляция резко пошла вверх, тогда как цены на недвижимость рухнули. Десятки тысяч квалифицированных специалистов теряли работу. Над страной нависло облако отчаяния, в СМИ всерьез обсуждали возможность голода.

В эти осенние хмурые дни в Россию приехала представительная делегация владельцев и управляющих ключевых мировых корпораций, лидеров мирового бизнеса. Меня, тогда студента и одного из основателей Студенческого центра политических и экономических исследований Университета МГИМО, пригласили выступить на встрече членов делегации с молодыми российскими лидерами и экспертами. «У тебя будет максимум две минуты. Нужно подготовить выступление, как мировая бизнес-элита может помочь России. Очень коротко, только тезисы. Возможно, до тебя очередь не дойдет, но ты все равно будь готов», – напутствовал меня Даниил Алгульян, один из организаторов мероприятия.
Я выделил две фундаментальные темы: неподъемный государственный долг и криминализацию экономики.

Модератор встречи, американский бизнесмен, начал очень жестко: «Мы приехали сюда, чтобы помочь России. Мы любим Россию и очень хотим вам помочь, помочь вашей стране, но не знаем как. Мы задаем всем, с кем встречаемся, один и тот же вопрос: как мы, крупнейшие бизнесмены планеты, которые вместе контролируем или влияем на 70% мировой экономики, можем помочь России? В Москве мы уже третий день. До вас мы встречались с президентом Ельциным, с премьером Примаковым, с министрами, с губернаторами, с депутатами, с ведущими вашими бизнесменами, учеными, политиками и общественными деятелями, с властью и с оппозицией. Ответа от них мы так и не получили. Теперь мы встречаемся с вами, с молодыми, теми, кто будет определять политику России в XXI веке, и очень надеемся, что кто-то из вас нам, наконец, скажет, как мы, мировой бизнес, можем помочь вашей стране. Нам не нужно рассказывать, что у русских есть особая душа, своя специфика. Или говорить, какая плохая у вас власть. Ответьте нам только на один вопрос, как конкретно мы можем помочь вашей гр@банной стране».

Западники вели разговор жестко. Выступали ребята из крупных компаний, представители молодежных крыльев политических партий, эксперты. Почти всех затыкали на первой же минуте… Мальчика-коммуниста, который пошел говорить про антинародный режим («Мы не обсуждаем режим, мы спрашиваем, как помочь вашей стране»). Молодого человека из известной корпорации («Ваша компания украла у нас почти 2 млрд долларов, а вы предлагаете дать ей еще?»)… Я был одиннадцатым и боялся, что банкиры встанут и уйдут еще до моего выступления. В голосе модератора слышался крик отчаяния, когда он говорил каждому: «Повторяю вопрос: как мы можем помочь вашей стране?»… Наконец, слово дошло до меня:

«Есть две вещи, которыми вы можете помочь нашей стране. Первое – не давайте больше России в долг. А тот долг, который есть сейчас, надо реструктурировать, максимально отсрочить его выплаты и снизить проценты. Я понимаю, что вы не готовы простить России ее внешний долг, и это не нужно. Но Россия сейчас не в состоянии обслуживать внешний долг, его нужно реструктурировать, чтобы правительство могло работать спокойно. Но в долг больше России не давайте либо давайте, но только под обслуживание текущего долга. Давая в долг, вы субсидируете неэффективность нашего правительства. Оно не умеет тратить деньги. Несколько месяцев назад Запад выделил 20 млрд долларов, которые улетучились на поддержку валютного курса и в пирамиде ГКО. Мы справимся. Мы выстоим. Но давая в долг, вы загоняете нас в тупик, вы мешаете нашему правительству быть эффективным. Делаете более далекими давно назревшие реформы. Реальные реформы в России начнутся лишь тогда, когда мы станем опираться только на собственные силы.

Второе – экономика России криминализирована. Это происходит даже не потому, что бандиты сильные. В стране нет правового поля, фундаментальных законов и кодексов. Большая часть законов была принята еще в эпоху СССР, они не работают, ибо не учитывают современных реалий. Пожалуйста, делая любое доброе дело в отношении России, увязывайте его с принятием конкретных законов – налогового, административного, гражданского, уголовно-процессуального, земельного кодексов. Когда будут законы, экономика заработает. Спасибо
».

Я был первым, кого инвесторы не прервали, а когда я замолчал, под сводами «Президент-отеля» раздались аплодисменты. Более того, модератор сказал: «Молодой человек, вы первый в этой стране, от кого мы услышали за время поездки действительно полезный совет. Спасибо вам».

Мне дали кучу визиток. Мероприятие закончилось. Прошло две недели, жизнь шла своим чередом, и вдруг утром в своей любимой «Независимой газете» я натыкаюсь на перевод статьи видного экономиста Джеффри Сакса, снабженный следующим редакционным комментарием: «Эта статья отражает новую политику Запада в отношении России». Это было почти слово в слово мое выступление, только примеры в нем были приведены другие, понятные западникам. А вечером того же дня было объявлено, что Запад отказался предоставить правительству Примакова ранее согласованный с предыдущим составом Кабинета министров многомиллиардный кредит, что, разумеется, вызвало негативную реакцию и резкие комментарии со стороны российского руководства. В голове появилась тогда мысль, что жизнь моя уже прожита не зря. Что что-то очень полезное для своей любимой страны я сделал.

В 1998 году никто не мог и представить, что экономика России в состоянии возродиться без западных кредитов и дотаций. Однако спустя короткое время экономика пошла на подъем, мы прекрасно справились. Ни правительство Примакова – Маслюкова, ни затем администрация Путина не получили от Запада ни копейки помощи. Но они справились, достойно выдержали удар. Принятие новых законов и кодексов растянулось на несколько лет, но вскоре мы стали жить во вполне правовом государстве, многие негативные призраки прошлого стали забываться. В конечном итоге России достаточно быстро удалось расплатиться с долгами и накопить огромный золотовалютный запас.

С тех пор мне еще несколько раз удавалось становиться катализатором значимых для страны и народа решений. Не я их принимал, не я их воплощал, вряд ли кто-то когда-либо вспомнит, кто стоял у истоков идеи, кто ее сгенерировал, но могучая сила идеи как раз в том, чтобы прозвучать в нужное время и в нужный момент. И когда ты видишь, как твоя идея меняет мир в лучшую сторону, это лишний раз доказывает, что жизнь может быть прожита не зря.

О тяжелой ситуации на Северном Кавказе не писал, пожалуй, только ленивый. Власть предпринимает активные действия по наведению порядка и поддержанию благосостояния жителей края. И вопрос, как помочь Кавказу стать стабильным, процветающим, мирным регионом, стоит на повестке дня. И внятного ответа на него пока нет. Но я верю и знаю, что регионы Северного Кавказа сумеют при качественном управлении, сокращении неэффективных государственных расходов, внятной антикоррупционной политике за очень короткий срок стать бездотационными.

В книге даны ответы на вопросы, какая конкретно помощь нужна региону и каким образом нам обустроить Северный Кавказ и Кабардино-Балкарию. Как достичь процветания и создать в СКФО много высокооплачиваемых легальных рабочих мест, какие инвестиции нам нужны для интенсивного развития, а какие нет; как обеспечить бездотационность через бережное расходование государственных средств и жесткие меры бюджетной экономии; как победить бандитизм и ксенофобию.

При написании стратегии я столкнулся с тем, что издавна существует ряд неудобных, неполиткорректных, неприличных и даже опасных тем. Можно было бы остаться только в рамках чистой экономики, говорить всем приятные и красивые вещи. Но есть принцип полноты информации. Какие бы красивые точки роста в экономике КБР и Северного Кавказа мы ни обнаружили, без ответа на болезненные вопросы, без четкого понимания, как лечить серьезные хронические недуги Кавказа, мы не сможем вести полноценный разговор о развитии. Берясь то за одну, то за другую сложную тему, я понимал: если об этом не напишу я, никто про это не скажет и не напишет. Никто не скажет – либо потому, что не знает и не понимает столько же, сколько я, либо постесняется, побоится; а многие знающие люди настолько загружены текущей работой, что им и не до мыслей о стратегиях.

К тому же очень важно, чтобы слово было подкреплено весом, авторитетом, достижениями, профессионализмом. Мое слово достаточно веское, чтобы говорить прямо, правдиво и никого при этом не обижать, ведь реальная ситуация всем известна. Любая проблема в контексте анализа воспринимается как фактор, который надо учитывать, принимая решения. Не замечая проблему, не придавая ей важности, не понимая ее истинного смысла, мы загоняем себя и общество в тупик. А решая ее, мы придаем развитию импульс, оздоровляем систему, устраняя очередной источник неимоверной боли.

В публицистике у меня есть одно кредо. Я никогда не пишу о том, чего не знаю или в чем не уверен. Я пишу только о том, что наблюдал лично, что изучал, что знаю очень хорошо и в чем разбираюсь. А за свою профессиональную карьеру мне довелось увидеть многое и осознать, иметь радость общения с умными, выдающимися людьми. Я даю хорошие, качественные рекомендации и всегда знаю точно: к ним прислушаются, они будут воплощены в жизнь.

Все мои советы, весь мой анализ дан под действующую власть и партию «Единая Россия», которая сегодня является монополистом в области законотворчества. Под ту ситуацию, экономическую, социальную и политическую конъюнктуру, которая есть в России и в Кабардино-Балкарии.

В моей работе не будет четырех вещей:
1) нет лозунгов и обещаний, зато есть конкретная программа решительных действий; есть четкие убеждения, как поступать правильно, что такое хорошо, а что такое плохо;
2) нет безответственной идеалистической утопии, предлагающей простым людям ложные надежды. Зато у меня есть четкое представление о родной земле. О ее ресурсах и о возможностях нашего народа, о том пути, куда надо и предстоит идти. Я – нальчанин и пишу эту книгу прежде всего для нальчан и для всех жителей Кавказа. Любые проекты должны быть понятны простому человеку. Я – русский и пишу эту книгу для граждан России, для нашей интеллектуальной элиты и руководства страны. Ведь развитие государства и народа должно опираться на ясную идеологию и технологию преобразований, необходимо понимание, для чего мы обустраиваемся и проводим модернизацию;
3) нет восхвалений вождей и кормчих всех уровней; похвалить, конечно, их есть за что, но поводов для бурных восторгов нет. Огромная проблема власти в том, что она, живя в уютных поселках на Рублевке и в «Островах фантазий», слегка оторвалась от народа. Наглядным свидетельством этого на региональном уровне стала просьба главы КБР А.Б. Канокова в адрес своих министров несколько дней поездить на общественном транспорте, а не на персональных авто, чтобы понять нужды граждан. Власть не контролирует ситуацию в республике в главном вопросе: все, что связано с рабочими местами, пущено на самотек. Это не только проблема КБР, это общероссийская беда. Но на Кавказе безработица приобрела угрожающие и неприличные масштабы;
4) нет критики чиновников: власть работает, как умеет. Мне не нравится, когда кто-то из высокопоставленных лиц в правительстве, губернаторов и депутатов правящей партии начинает критиковать чиновников как класс. Таких критиков надо выгонять с работы, причем сразу, невзирая на посты и заслуги. Чиновники – это люди, самоотверженно работающие в тяжелейших условиях, зачастую за мизерную зарплату.

Но будет «правда-матка». Я буду называть вещи своими именами, прямо говорить про ошибки, про назревшие реформы.

Владимир Ленин, чьим именем названа главная улица Нальчика, сказал фразу, вполне применимую к модернизации на Северном Кавказе: «Сегодня рано, а завтра будет поздно». Для развития Кабардино-Балкарии и Северного Кавказа нужны безотлагательные, совершенно конкретные системные действия. И имеются жесткие сроки, когда эти действия нужно предпринять. То, что сегодня стоит небольших денег, завтра потребует огромных инвестиций. Существует ряд «точек невозврата», когда ситуация изменится таким образом, что многие действия по обустройству и развитию предпринимать будет уже поздно.
Tags: Жди меня в Нальчике
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments