Анатолий Баташев (lui_parnas) wrote,
Анатолий Баташев
lui_parnas

Categories:

Лидеры России. Слово о Ельцине и Кириенко. В назидание организаторам конкурса



Дорогие друзья, здравствуйте.

С Вами Анатолий Баташев, экологический политик из Балашихи.

Хочется поговорить с Вами о лидерстве в России. Снова. Поэтому пока в шоу-руме на Центральном телеграфе в Москве за бокалами шампанского и прочих напитков идет задорный отсев лидеров, предлагаю почтить память второго президента России Бориса Николаевича Ельцина. Первым считаю Горбачева. Российская Федерация является правопреемником Советского Союза, поэтому лидеры СССР – это и наши лидеры. И Михаил Сергеевич Горбачев был самым первым нашим президентом.

Мне очень понравилась книга Ельцина «Президентский марафон». Она заслуживает включения в школьную программу. Легко, ярко и так доступно написана. В книге Ельцин детально разбирал непростые ситуации, в том числе и мотивы назначения Сергея Владиленовича Кириенко премьер-министром Российской Федерации.

Ельцин пишет, сколь непросто далась ему отставка Виктора Степановича Черномырдина и как им в глубокой тайне ото всех вёлся подбор кандидатов на его место. Ельцин считал Черномырдина верным и опытным политиком. Но президент понимал, что в новый век Россию должны вести молодые, яркие лидеры. Кириенко на тот момент было 36 лет.

Ельцин пишет, что Сергей Владиленович пришел в Белый дом после увольнения команды Чубайса, как друг и соратник Бориса Ефимовича Немцова.

Сегодня о большинстве персонажей, вершивших судьбу России в те годы, не вспомнят даже историки. Звезда Кириенко взошла неожиданно. Во многом благодаря удаче! И сейчас мы видим, что, несмотря на удары судьбы, Сергей Владиленович Кириенко сумел за прошедшие двадцать лет сделать впечатляющую государственную карьеру. Почему? Потому что был командным игроком и умел четко выстроить работу на доверенном участке.

В контексте конкурса «Лидеры России» я вспомнил одно из образных высказываний Бориса Николаевича Ельцина, когда он пытался объяснить, почему правительство младореформаторов не устояло, допустило дефолт. Ельцин написал, цитирую: «Я видел перед собой такую картинку: на атомной станции случилась авария, и здесь были необходимы не большие академические знания, а многолетний опыт работы с «кнопками». Вот с этими-то «кнопками» правительство разобралось далеко не сразу!..»

Конечно, умение работать с кнопками важное качество. Ведь организаторы конкурса «Лидеры России» отсеяли, точнее выбросили за борт 70 тысяч возможных лидеров, даже не выяснив, умеют ли те работать с кнопками и кто, возможно, делает это суперотлично.

Однако в поисках замечательной цитаты я вновь перечитал книгу Ельцина, уже с позиции своего опыта и прожитых лет. Кириенко возглавил правительство России, когда мне было 22 года. И лично я, студент МГИМО, видел в нем нормального взрослого дядьку, без поблажек на какую-то молодость. Мне казалось, что 36 лет – это здоровый и опытный мужчина, мне нравилась высокая скорость реакции Кириенко, его умение отвечать на вопросы, а также его спортивность. Он занимался айкидо. И он качественно выделялся на фоне всех замшелых лидеров прошлого. Читая книгу Ельцина впервые, в 2001, мне было очень интересно, как же Ельцин сумеет оправдаться за свои слова: «Девальвации не будет! Нет!» Что удивительно, он это сумел.

Однако теперь, спустя годы, я перечитываю «Президентский марафон», уже с позиции управленца, лидера, человека, умеющего работать с гражданским обществом и с социальным протестом. И вы знаете, у меня волосы на голове встали дыбом. Я задал себе вопрос, а вот справился бы ли я с такой вот ситуацией на месте Кириенко?

Ельцин пишет, цитирую: «Крупные банкиры, Дума и губернаторы, промышленники и профсоюзы — все игроки финансовой и политической сцены — плохо воспринимали новичков, технократическое правительство «молодых выскочек». Дума блокировала законопроекты, профсоюз угольщиков устроил настоящую «рельсовую войну», перекрыв сибирские магистрали, губернаторы выносили на Совете Федерации жёсткие и неприятные резолюции».

Я помню рельсовую войну, когда был перекрыт Транссиб и это был тяжелейший удар по экономике и стабильности в России. И я сейчас лучше других знаю, сколь сложно власти работать с гражданским обществом, в условиях, когда жизненные интересы людей крайне ущемлены. В 1998 Россия только-только приходила в себя после жуткой войны в Чечне. Пыталась обуздать преступность, как уличную, так и экономическую. Экономика только-только заработала после разрыва хозяйственных связей, обвала и разграба. Кириенко досталась в наследство долговая пирамида, как внешних, так и внутренних обязательств. Когда задолженность государства росла со скоростью 20-40 % в месяц. Вся эта мошенническая схема с ГКО, бесчестные действия Центрабанка при чтении мемуаров вдруг предстают под новым углом, ведь председатель Центробанка Дубинин тоже рассматривался как потенциальный кандидат в премьеры. Интрига, однако. С одной стороны, Кириенко сделал вроде бы правильную вещь – если Гордиев узел нельзя развязать, то его приходится рубить. Но думая об экономике, банках и финансах, Правительство забыло о главном, о людях. Что кризис сразу выйдет на улицы, что менеджерский, средний класс окажется разорен.

Во-многом, кризис стал следствием неумения олигархических групп договариваться друг с другом. Их паталогической жадности. Олигархи за бесценок получили народное добро, от гигантских предприятий до мелочевки. И многие из небожителей не умели и не хотели их развивать. Правительство оказалось заложником олигархических войн по переделу власти и собственности. Кириенко сделал верный шаг, честно попытавшись договориться с владельцами крупных бизнесов. Но олигархи не видели в Правительстве достойного партнера, хозяина. Они хотели, чтобы правительство встало на сторону именно их клики, чтобы чиновники вели себя как марионетки. В итоге проиграли все. И команда Кириенко не удержалась, и страна разорилась, а большинство олигархов потеряли бизнес, либо при дефолте, либо в первые годы после него. Некоторые сели в тюрьму или покончили жизнь самоубийством.

Ельцин пишет: «С самого начала своей работы правительство Кириенко декларировало создание антикризисной программы. Под руководством Сергея Владиленовича наконец начали писаться грамотные экономические законы, выстраиваться правильные макроэкономические схемы (наработками кириенковского правительства, кстати, пользовались потом все последующие кабинеты министров и пользуются до сих пор). Но вот беда: за этой долгосрочной перспективой молодые экономисты совершенно проглядели текущую катастрофу! Закладывая фундамент, напрочь забыли о крыше. Произошёл удивительный парадокс: самое грамотное в экономическом смысле российское правительство приняло самое неграмотное, непросчитанное решение: оно объявило, что отказывается платить по собственным внутренним долгам».

Это хорошее сравнение на все времена, закладывая фундамент, напрочь забыть о крыше. Но опять-таки, сегодня я читаю эти строки как человек из поколения, которое помнит кризис не только 1998, но и 2008 года. И Ельцин очень мудро ставит диагноз. Кризис начинается с отказа правительства платить по собственным внутренним долгам. Так было в 1998 году в России, так случилось и в США, где не так уж и сложно было бы поддержать «Фанни Мэй» и «Фреди Мак», а не заигрываться в рыночную экономику. Важно думать о людях, о том, как последствия отразятся на гражданах, а не только на финансовых индикаторах. Не доводить дело до паники.

Ельцин пишет: «Я вспоминаю то психологическое состояние, в котором находился Сергей Кириенко в летние месяцы 1998 года. Он пытался выглядеть снисходительно-спокойным. Старался дистанцироваться от прежней либерально-экономической команды Чубайса, Гайдара. В любой другой ситуации эта тактика была бы, наверное, единственно правильной. Для начала премьеру нужно было избавиться от своих комплексов, обрести привычку к власти. С другой стороны, Сергей Владиленович видел, как все плотнее, тяжелее на страну накатывает жуткий финансовый кризис. Ему необходима была поддержка со стороны крупных банкиров, финансовой элиты. Но и с этой стороны премьер оказался как бы жёстко отрезан: ему попросту не доверяли… Всю неделю после 17-го я пытался понять: почему Кириенко мгновенно оказался без поддержки? Почему все элиты — и финансовая, и политическая — от него отвернулись? Сергей Владиленович это чувствовал раньше, ещё летом он вёл активные переговоры с Юрием Маслюковым, Евгением Примаковым, хотел уговорить их стать первыми вице-премьерами в своём правительстве, чтобы придать ему большую устойчивость, весомость. Но и тут не хватило времени. Вообще я уверен, что, будь в запасе у команды Кириенко хотя бы полгода, все в России могло бы повернуться по-другому. Но кризис смел их планы, жестоко и быстро».

Я, кстати, хорошо помню тот день, когда случился кризис. Я был во Владимире на научной конференции, посвященной демократии и парламентаризму. Было великолепное солнечное утро, последние деньки лета, и вдруг, как удар обухом. Дефолт. Всю страну буквально парализовало. Я помню, как мы ездили по всему Владимиру, чтобы обменять сто долларов, какие невероятные переговоры для этого вели. По возвращению в Москву я увидел, как Россия из эры надежд, стремительно вкатывалась в новый внезапный обвал.

Кириенко через несколько дней был отправлен в отставку. Ельцин пишет: «В такие тяжёлые для страны дни проверяется административный ресурс правительства, то есть его прочность, его надёжность, его умение стукнуть кулаком по столу и умение взять инициативу на себя. Именно сейчас, во время кризиса, без мощной политической фигуры, которая уравновесит всю сегодняшнюю катастрофу, ничего не получится. Такая у нас страна».

И это правда. Такая у нас страна. Другое дело, что уход Кириенко стал тем громоотводом, который отводил удар непосредственно от Ельцина. Увольнение Кириенко не было каким-то самоочевидным решением, для Кириенко – это было делом совести (крайне редкое качество в российской политике), но Борис Николаевич был великим мастером аппаратных игр.

Кириенко было очень непросто эмоционально. Я помню 1999 год, когда сам ходил в аппарат Правительства. Перед Белым домом был тогда огромный стихийный мемориал. На заборе висели сотни портретов молодых мужчин, большинство совсем юных, погибших при разгоне Верховного совета в 1993 году. Это было очень тяжело, словно идешь через кладбище. Такое же импровизированное кладбище было и перед зданием телецентра Останкино.

Команда младореформаторов не сработалась с аппаратом Белого дома. Читая мемуары чиновников тех лет, кажется, Воронцова, наткнулся на забавную историю, когда помощница одного из новых небожителей вступила в перепалку с завхозом Белого дома по поводу мебели, ковров и занавесок, дескать ее шеф любит так. Завхоз только покачала головой и спросила: «А сами-то вы сюда надолго?» В ответ удостоилась лишь презрительного взгляда. Хотя сам вопрос оказался верным. Главное, в таких историях не попасть, главное удержаться.

По жизни мне довелось видеть Кириенко вблизи, когда я работал редактором программы «Здесь и сейчас» на «Первом канале» у нашего замечательного телеведущего Александра Михайловича Любимова. Кириенко был регулярным гостем нашей небольшой и уютной редакции. И я отчетливо понимаю, что так понравилось Ельцину в этом реактивном невысоком человеке. Его умение говорить четко, емко, по существу, с необыкновенным напором, он был простой и очень располагающий к себе политик. Я понимаю, и чем нравится Кириенко Путину. Не только тем, что именно он представлял Путина как нового директора ФСБ России. Эмоционально, я помню огромный Олимпийский. Мероприятие Российского союза Боевых искусств, организацию создавали именно Кириенко и Трутнев. Тот миг когда на зрительскую трибуну вошел Путин в белой рубашке зал разразился каким-то невероятным шквалом аплодисментов. Видел я Кириенко и потом, когда в Люксембурге на Международном форуме по предотвращению ядерной катастрофы он делал серьезный доклад. Я помогал этот форум организовывать. Форум был ответом на растущую расслабленность в мире в отношении ядерной безопасности, ученые и практики давали крайне неутешительные прогнозы. В Кириенко много драйва, искры, напора, но как и вокруг любого лидера хватает и одиночества.

Ельцин, когда создавал мемуары, вряд ли мог подумать, что Кириенко впоследствии станет руководить всей ядерной отраслью России. И станет весьма успешным руководителем, найдет свою нишу, поднимет наш атомпром с колен и имиджево выправит ситуацию. Поэтому образ умения работать с кнопками на АЭС – получился с изюминкой, с закавыкой, как раз в стиле Ельцина. Вероятно, Ельцин впервые увидел Кириенко на каком-то из совещаний, ему понравился доклад, реплика, а дальше возникла идея, что именно такой нужен Председатель Правительства нашей истерзанной и уставшей стране. Кириенко достался тяжелый груз. И он, на мой взгляд, шел по верному пути, пытаясь сформировать законы, которых просто тогда не было. Страна была, а базовых законов не было.

Но… я бы хотел поспорить с Ельциным. Когда на АЭС идет аварийная ситуация, уже ничего не решают ни обширные знания, ни навыки работать с кнопками. В Чернобыле рвануло в доли долей долей секунды. Решает только одно, четкое следование инструкциям по безопасности. Ни в коем случае не отключать системы оповещения о тревоге и предпринимать те действия, которые положено принимать. Важно не доводить ситуацию до аварийной. Для этого важны и опыт, и знания, и умение работать с кнопками. Они всегда важны, и до аварии, и особенно после. Знания и умения нарабатываются. А в аварийной ситуации важно быть в гармонии с миром, ибо сила воли, сила человеческого духа, забота о ближнем, о людях, самопожертвование, способны поправить многое, важна молитва, вера, надежда, любовь и мудрость. Важно заранее предусмотреть все кризисные ситуации.

Возможно, если бы конкурс назывался «Кадровый резерв страны» - все было бы замечательно. Но наша яхта называется «Лидеры России». Ельцин был лидером, его пытались высадить из автобуса власти, не получилось. И те, кто читал его ранние мемуары «Исповедь на заданную тему» наверняка помнят, как Ельцин высаживал из автобуса тех директоров, кто не справлялся со стройкой трассы Свердловск-Серов. И историю, как Ельцин вернулся, как стал депутатом по округу № 1.

Сегодня робкие и деликатные попытки тысяч людей достучаться до организаторов конкурса получили емкий ярлык «нытье». Нам говорят, что лидер должен быть позитивным, что можно попробовать еще раз на будущий год. Причем, тех, кто не прошел на этап управленческих тестов осадили фразой: «тугодумы не нужны». Конкурс стал чем-то похож на ядерный взрыв. Бах, и 70 тысяч накрыло. Бах, и еще десяточку отсеяли. Разумные аргументы организаторы не воспринимают, и не потому что не хотят. Просто на «Титанике» все весело, софиты, шампанское, а то что море кругом холодное и айсберги плавают кругом, это неважно, главное ведь результат – побыстрее приплыть.

На Руси неслучайно говорили: «Поспешишь – людей насмешишь». И наша беда в том, что кадровые конкурсы надо проводить не под выборы, не как декорацию. А действительно заниматься поиском и отбором, без особых фанфар. Я желаю всем участникам конкурса, кого допустили к управленческим тестам, кого отсеют или не отсеют в дальнейшей суете, удачи и успеха.
Берегите Россию.

Несколько дней назад я был на научном мероприятии в Нижнем Новгороде. Я люблю этот замечательный город. В этот раз это был небольшой семинар, интеллектуальное пиршество. Я смотрел на молодежь, на двадцатилетних и вдруг подумал. Что наше время, время поколения Пепси уже ушло. Что власть надо доверять тем, кто вырос в эпоху мобильной связи, компьютеров и интернета. Наше время ушло, так и не начавшись. И в этом есть серьезная трагедия нашего поколения. Тех, кто еще помнит СССР великим, кто взрослел при гласности и тяжелых 1980-х и 1990-х. Ошибочные правки в Конституцию с неоправданным продлением полномочий Президента и Госдумы привели к тому, что ротация в высших и средних эшелонах серьезно замедлилось. Что поколение XXI века не смогло вовремя прийти в большую политику и управление, результатом стала нынешняя рецессия и стагнация. Не санкции к этому привели. Мы сами.

Молодость, конечно, должна быть уравновешена опытом. Я смотрел те единичные лидерские видеоинтервью, которые участники конкурса загрузили в социальные сети. Многие говорили в том числе и о том, какого наставника они хотели бы получить по результатам конкурса. Каждый второй говорил о том, что вот бы Кириенко. А вот я промолчал. По мне так если выбирать, то ставку надо делать на сильнейших, мне в этом плане очень нравится Виктор Алексеевич Зубков, тоже занимавший пост Председателя Правительства России. А ведь среди наставников – огромное количество интереснейших людей, поэтому за каждого из ста будущих финалистов можно будет только порадоваться.

Как верно сказал мудрый Александр Арнольдович Браверман при обсуждении управленческого этапа теста: «Успех не вечен, поражение не фатально. Главное иметь желание продолжить путь и добиться победы».
Tags: Борис Ельцин, Лидеры России, Политика, Сергей Кириенко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments