?

Log in

No account? Create an account
В Ленинском районе в совхозе им. Ленина возле МКАДа прошел "чрезвычайный экофорум", организованный под патронатом бывшего кандидата в Президенты Грудинина.

Я всегда выступал за объединение и общение активистов. Если Грудинин и компания не остановятся, то из Конференции может получиться одна из самых серьезных тематических площадок. Я очень хочу похвалить Грудинина, Дмитриеву, Бобкову и компанию, хорошее, грамотное начинание.

Все привыкли, что я хвалю за добрые дела и возможность действовать, а мне организаторы слова не дали (снова не дали, целенаправленно). А столько всего хотелось сказать от лица кучинцев - одной из главных и самых успешных экогрупп страны. Но... Зато в перерыве покормили булочками и бутербродами, было вкусно. И интеллектуальная составляющая понравилась, появилась богатая пища для размышлений, ряд новых рецептов. Поэтому позволю покритиковать.

Недостаток Грудининского форума – объединение на одной поляне активистов и функционеров. Активистам нужен дискурс и взаимопомощь, а для партфункционеров важен «регламент» и политическая целесообразность. Очевидный плюс «регламента» - можно быстренько прогнать всех экоактивистов и показать внешней и внутренней аудитории многообразие темы с разных ракурсов. Но вчерашняя полемика наглядно показала, что бюрократы-модераторы не понимают реальной экологической повестки. Докладчик может рассказывать о том, реально важно и интересно для всех активистов, так надо ему помогать высказаться, а не ставить шлагбаум, «быстро-быстро».

Уравниловка не идет никому на пользу. Так большие и малые истории, важные и промежуточные спикеры были смешаны в кучу. Но что функционеры понимали хорошо – так это политические тренды, чуть-чуть приподнимая те, что выгодны коммунистам и в пику власти. Но смотрелось все очень живо.

К сожалению, в подмосковном активизме появилась модная тенденция – «борьба за чистоту рядов». Поскольку много горячих точек и нерешенных задач, то с позиции «оргкомитета» надо критиковать власть, гневно осуждать и чего-то требовать. Кучинский опыт для подобных оппозиционно настроенных активистов как красная тряпка для быка. Они закатывают глаза, когда ты говоришь – «Путин закрыл полигон и мы ему благодарны». Или когда наш героический активист Костя Мартынов рассказывает об огромной работе, которую проделали за последние 8 месяцев и говорит, что дегазация полигона Кучино частично облегчила ситуацию с вонью, его обвиняют во лжи и сервильности.

Орговики, не имеющие пока особых боевых заслуг (подчеркиваю, боевых - и никому их иметь не желаю, лучше все решать мирно, но...), конечно, вправе не знать, что именно наш Костя в сапогах с соратниками прошел всю Пехорку, выявил 200 труб, сливающих фекалии в Пехорку (Москву-реку, Волгу). Но главное, именно Костя выявил семь ручьев фильтрата с Кучинского полигона в реку, сам вид которых всех шокировал. Именно работа Кости привела к тому, что мы все дружно стали трясти полигон за жабры, поймали его менеджмент на вранье.

Балашихинский опыт почти не прозвучал, а он архиважен для всех. У нас, балашихинских активистов, каждый в группе сделал много. И главное, проделана колоссальная работа рука об руку с властью. Мы часто многим бываем недовольны, активно полемизируем, добиваемся изменений, но в принципе уровень открытости и доверия у нас неплохой. Ситуация с Кучинским полигоном тяжелая, и если бы не решение президента – то в Балашихе был бы апокалипсис. У нас ведь не дальний форпост и не такой маленький полигон как в Волоколамске. Кучинский полигон – это серьезный вызов всей московской агломерации. К сожалению, балашихинской делегации пришлось выслушать пару сентенций, лившихся с высокой трибуны, что закрытие Кучино якобы было ошибкой. Ладно бы эти претензии высказывали люди, к которым повезли мусор. Но ведь заявляли об этом махровые лоббисты.

Главное на будущее, активисты пришли с рецептами и практиками, но их рецепты оказались не вполне востребованными. Вот представьте, выступает Дмитриева с программным докладом, где десятки светлых идей - важных. Ее обрывают на полпрезентации. Мужику не дают дорассказать про норвежский опыт. Старик-ученый ведет интереснейший рассказ про диоксины - архиважная дискуссия, а партфункционер его затыкает.

Тем не менее организаторами проделана большая работа, большой зал ДК был переполнен активистами и партфукнционерам и было много отличных докладов. Зал ломился… В совхозе была такая очередь на регистрацию участников, что поневоле вспоминаешь о советских временах и бестолковом времяпрепровождении.

Грудинин был без усов. Я в знак мужской солидарности тоже впервые за долгие месяцы сходил в парикмахерскую. Павел Николаевич выступил с коротким докладом, а потом тихо сел в партер, наблюдая. Но когда одна из инициативных групп развернула матерный баннер в адрес одного из чиновников, Грудинин переменился в лице и быстро вышел из зала. К сожалению, президиум с интересом разглядывал баннер с грязью, позволяя всем его фотографировать.

В кулуарах народ шептался, что Грудинин якобы собирается в губернаторы и хочет консолидировать протестные группы. И здесь ему б важно не повторить ошибку Глеба Фетисова, когда вместо реальных экологов, вокруг богатого вождя быстро сложился костяк функционеров - любителей олигархических денег. Таким персонажам экологическая дискуссия и повестка априори неинтересна.

От подмосковной власти приехали два депутата Мособлдумы, включая Александра Орлова. Саша у нас уже множество раз был в Кучино и ездит на наши заседания рабочей группы как на работу. Хорошо выступила Уткина, которая рассказал про экспертные выезды Комитета по экологии Мособлдумы. Ярко и эмоционально отжег серпуховский депутат Дижур, борец за закрытие полигона Лесная.

Попытка организаторов заявить, что всех собрали, чтобы создать экодвижение, вызвала ряд критических, удивленных возгласов. Но после пятнадцатиминутной перебранки, за движение проголосовали почти единогласно. Мне идея с неформальным движением тоже понравилась, пусть будет. Я тоже записался в координационный совет, посмотрим, чего из этого выйдет.

В любом случае мероприятие было полезным. Я вел видеозапись, пока телефон не разрядился. Подобные форумы важно записывать и расшифровывать, ибо много уникальный вещей говорится.

Для коммунистов Грудинский экофорум – это своего рода попытка реабилитировать провал советской экологической политики. Ведь в то время (1970-е), когда в развитых странах полным ходом велась реформа мусорной отрасли, в Волоколамске открыли свалку. Наша сегодняшняя подмосковная беда отчасти родом из СССР. И нельзя забывать, что экологический протест сыграл важную роль в крахе КПСС и ее идеологическом банкротстве в конце 1980-х и в начале 1990-х. Другое дело, что после разрыва страны все резко стало не до экологии. В итоге мощные экологические вещи, где СССР был впереди планеты всей, в одночасье были утрачены.

В любом случае нам важно чаще, постоянно говорить про европейский опыт, причем с разных площадок. Перейти от медово-сахарных презентаций «РТ-инвеста» к всестороннему анализу проблемы. Другое дело, важно опираться на правдивую информацию, а не на тиражируемые в пабликах слухи. Чем Грудининский форум важен для Подмосковья, это еще одна попытка ускорить переход к современным технологиям в мусорной отрасли. Другое дело, что трудно примирить тех, кто борется с полигонами, с теми, кто борется с технологическими планами по мусоросжиганию. Объединиться против «общего врага» - губернатора - просто, но это не эффективно в долгосрочной стратегии, поскольку все проблемы вытягиваются на взаимодействии общества и власти. Благо, что реальные активисты понимают, что подмосковная власть очень серьезно относится к любым экологическим проблемам. Этими инструментами крайне важно уметь пользоваться.
(Я не люблю, когда меня затыкают, когда перебивают или вовсе не дают слова. На митинге возле ДК "Кучино" организаторы мне слово не дали. Не разрешили вывесить приготовленные мною красивые баннеры с объективными данными. А когда я после завершения стал говорить без микрофона, подозрительного бандитского вида неизвестный мне мужчина стал между мной и камерами онлайн-трансляций, перегородив им и зрителям обзор. Мне не привыкать к хамству, за 7 лет пришлось пройти много кругов ада. Но есть выстраданные мысли, которые я хотел донести до всех, и чтобы они не пропали, решил их просто написать.)


Дорогие друзья, соратники!

Огромное спасибо, что пришли. Здесь собрались люди со всего Подмосковья. Много наших балашихинских активистов, в том числе настоящих героев. …

В эти дни исполняется год с момента, когда недовольство балашихинцев Кучинским полигоном переросло в войну. Ее объявила нам свалка. Год назад Борис Александрович Горюнов обнаружил в газете «Факт» маленькое объявление, что полигон не хочет проводить рекультивацию, а хочет работать вечно. Для этого они решили провести «публичные слушания». И тысячи горожан, которые терпеливо ждали, что полигон вот-вот закроют, встали на борьбу, на дыбы. В Кучино изо дня в день шли народные сходы. Мы всем миром требовали закрыть полигон «Кучино» немедленно.

У нас в Балашихе и Железнодорожном живут люди разных политических взглядов и убеждений. Но мы все дышим одним воздухом. Поэтому я хочу сказать ОГРОМНОЕ СПАСИБО от всех нас, от кучинцев, от балашихинцев, Владимиру Владимировичу Путину! 14 июня на «Прямой линии» он нас услышал и распорядился закрыть полигон. В Балашихе в тот день была такая радость, словно сборная России выиграла чемпионат мира по футболу.

Я хочу сказать спасибо журналистам телеканала «Россия» во главе с Дмитрием Кайстро, которые героически жили на полигоне неделю и дышали вместе с нами одним воздухом. Спасибо активистам, всем неравнодушным людям. На прямую линию поступило свыше 40 тыс. обращений из Балашихи, включая рекордное число видеовопросов. Может кому-то и кажется, что президент по щелчку пальца закрыл полигон. Но это не так. Нами, жителями, была проделана огромная и самоотверженная работа.

За восемь месяцев с момента закрытия Кучинской свалки сделано много. Я специально не поленился и вкратце изложил все на баннерах. По опыту прошлых митингов важно, чтобы мы все опирались на проверенные цифры и факты. У нас действует мощная рабочая группа по общественному контролю. Мы глубоко в теме, но важно, чтобы все вы знали то же, что знаем мы. Чтобы вы, наши гости, перенимали наш опыт, как эффективно влиять на власть.

Сейчас завершены подготовительные работы по рекультивации. Благодаря Путину, удалось выгнать бандитов с Кучинского полигона. Сумма ущерба за последние годы – 8 млрд рублей. 6 млрд экологическая часть, 2 млрд хозяйственная. Подмосковная власть быстро отмобилизовалась и в кратчайшие сроки был подготовлен проект рекультивации полигона. Проектом предусмотрены дегазация, мощная система откачки фильтрата, полигон будет накрыт тремя слоями геомембраны и засыпан метровым слоем грунта. А чтобы не было оползней и чтобы равномерно удалялся газ, будут срезаны откосы полигона. Сейчас у нас наверху плато, а будут три горы высотой до 200 метров.

Идет большая работа на опережение. В полигон насыпано за 60 лет не менее 30-40 млн тонн отходов. При этом треть – это за последние несколько лет. Неудивительно, что наша Балашиха захлебнулась от вони. Тут Явлинский сказал, что нужен президент, чтобы закрыть какую-то свалку. А я скажу то, во что не хочет вникать теоретик Явлинский. Президент закрыл крупнейший мусорный полигон России по текущему приему отходов, крупнейшую бандитскую свалку, которая не платила налоги и мусор принимала, не взвешивая. Это был ближайший полигон к МКАДу. И у него были все законные основания работать. Мы, в лице городских активистов, Администрации Балашихи и Общественной палаты Балашихи, с конца 2015 года вели системную осаду полигона. На наши мероприятия приезжали и Жирков, и министр Коган. Мы выявили множество нарушений. Но мы тогда не представляли насколько эпичен их масштаб. Сначала обнаружили, что полигон на 4 га залез в пойму. Потом, что он крупнейший должник в бюджет города, не платит никаких налогов, так еще и арендные платежи задерживает. Героический Костя Мартынов обнаружил стекающие с полигона реки фильтрата. Потом героические инспектора Минэкологии Подмосковья, когда им осенью передали проверки, выявили, что рассказы руководства полигона о рекультивации ложь… За период с декабря 2014 до июнь 2017 мусорная гора выросла на 35 метров. Тысячи мусоровозов в день ехали в Кучино. И мы задыхались. Люди писали на форумах про онкологию, про астму, про аллергию детей.

Балашиха – крупнейший город Московской области. Спасибо президенту, что закрыл полигон, и что выделил достаточные средства на его рекультивацию. Спасибо губернатору, что быстро изыскал деньги на проект и на экстренную дегазацию. Из последних новшеств – губернатор в послании месяц назад пообещал, что в Балашихе будет создан один из лучших парков Подмосковья. И это правда, у нас по инициативе главы города сейчас готовится великолепная концепция парка вдоль всей Пехорки. Сроки на создание парка губернатор обозначил четкие – пять лет, но важно, чтобы это обещание не ушло в свисток. Мы жители хотим, чтобы была принята областная программа и дорожная карта.

В завершении хочу сказать активистам, приехавшим из городов области. Мы рады делиться нашим опытом и помогать в решении экологических ситуаций. Когда в 2012 году мы, кучинцы, дружно встали на защиту Кучинской березовой рощи, то мы были словно слепые. Не знали, что делать. И нам сильно помогли великие активисты того времени – Евгения Чирикова, Георгий Удальцов и другие. Защита Кучинской березовой рощи – это одно из крупнейших гражданских противостояний, выигранных активистами. Потому что мы не боролись с властью, а всегда ищем пути как правильно до нее достучаться. В 2012 мы стояли 100 дней и пришла подмога в лице Шойгу, в 2015 – при аварии в Акатово на подмогу прилетел Воробьев, в 2017 наш главный бой помог нам выиграть Путин.

Мы, все активисты Балашихи, регулярно объединяемся для решения задач – и когда мы дружные, то можем свернуть горы.

Губернатор Воробьев закрыл 26 мусорных полигонов, но надо закрыть еще 16, которые нестерпимо воняют. Я вижу, как Минэкологии буквально надрывается, призывая жадных мусорных мафиози, у которых бессрочные лицензии, чтобы мафия хотя бы минимально соблюдала экологические стандарты, работала по проектам, делала дегазацию. А мусорные магнаты вопят, что их «честный» бизнес «кошмарят», идут в суды. Но на примере Волоколамска мы видим, что жадность для мусорных операторов, по сути копеечная жадность, застилает ум. В итоге крупные города и поселки оказываются под ударом. У мусорной мафии нет ни стыда, ни совести. И к сожалению, требуются запредельные усилия, чтобы закрыть любой полигон и заставить их работать по стандартам. Вы знаете, что год назад в Московской области была принята территориальная схема обращения с отходами. Это серьезный документ, сейчас активно обсуждается его новая редакция, которая в том числе учитывает поручение губернатора перейти с 2019 года на раздельный сбор мусора повсеместно. Но этот прекрасный документ будет реально работать лишь тогда, когда Москва и Область договорятся о единой терсхеме. А то сегодня Москве достаются деньги (они все там остаются), а Подмосковью мусор и вонь. Если бы московские мусорные операторы вкладывали хотя бы 10% собранного с москвичей в развитие инфраструктуры мусорной отрасли, нынешних проблем даже близко не было.

Мы в России опоздали с мусорной реформой примерно на сорок лет. Очень трудно сейчас вырвать мусорную отрасль из лап мусорной мафии. Но еще труднее устранить недоверие. Никто не хочет жить рядом с полигоном, и никто не верит в современные технологии. В итоге замкнутый круг. Я вспоминаю Салтыкова-Щедрина, который писал в сатире «Как один мужик двух генералов прокормил», что некоторые думают, что булки якобы растут на деревьях. Для большинства людей мусор растворяется в мусоропроводах, и они начинают кричать караул, когда недалеко от их дома вырастает свалка.

Последние месяцы Балашиха – Люберцы – Реутов и Некрасовка, восток Москвы – столкнулись с лютой вонью. Мы провели исследования и обнаружили удивительную картину. Вблизи вредных объектов – таких как полигон, Люберецкие очистные и другие – прячется много предприятий, которые делают вредные выбросы совершенно бесконтрольно. Причем ловить их некому, а проверять практически нельзя.

Проведены масштабные исследования воздуха. Подтвердилось, что полигон Кучино оказывает мощное негативное воздействие на Балашиху, выделяя по 5 тысяч кубов свалочных газов в час, сейчас проведена экстренная дегазация полигона, острота беды частично ушла. Есть множество вопросов к Москве. И МНПЗ в Капотне, и МСЗ 4, исследования выявили неустановленный источник вредных выбросов рядом с Реутовым за МКАДом в Москве. Есть много мелких и средних загрязнителей и в нашем городе. Свою лепту в вонь вносят автомобили, наша Балашиха отрезана от Москвы вечной пробкой. И мы требуем от власти расширить Носовихинское шоссе. Это надо сделать немедленно. Хотя бы проект заказать.

Вместе, дружно, мы победим вонь и всех экологических террористов. Как сказал Путин, будем мочить их в сортире, по-хорошему они не понимают. Сегодня у нас непростой митинг. Рекультивация полигона Кучино находится под личным контролем Президента России, поэтому те задачи, о которых мы сегодня будем говорить, я очень надеюсь, будут услышаны всеми, от кого зависит их решение.
Губернатор Московской области Андрей Воробьев дал поручение создать на месте полигона Кучино один из лучших парков Подмосковья. С момента закрытия балашихинской свалки прошло более 7 месяцев.

О том, что сделано по подготовке свалки к рекультивации и что легло в основу концепции создания парка, расскажет подмосковный эколог Анатолий Баташев, чья роль в закрытии Кучинского полигона была весьма существенной. Анатолий Баташев – житель Балашихи, гражданский активист и зеленый политик, защитник Кучинской березовой рощи и подмосковных лесов, член экспертного совета Министерства экологии и природопользования Московской области, автор идеи парка вдоль Пехорки.


Владимир Путин распорядился закрыть полигон Кучино в Балашихе 22 июня 2017 года. Тогда в соцсетях активно ретвитили комментарий, что «чтобы закрыть какую-то свалку, обязательно нужен президент». Но Путин закрыл не просто какую-то свалку, а крупнейший полигон в Российской Федерации по текущему приему твердых коммунальных отходов. Итак, прошло семь месяцев – время подвести предварительные итоги.

Результаты 7 месяцев

Главный итог – полигон закрыли. После вмешательства Президента у негодяев (владельцев полигона) отозвали бессрочную лицензию. Ранее в 2016 году Росприроднадзор подложил большую свинью губернатору Воробьеву, когда тот добился передачи лицензирования свалок в область. За два месяца до переходного периода сотрудники Росприроднадзора выдали огромное количество бессрочных лицензий почти всем действующим полигонам Подмосковья, оставив область наедине с бедой. Кстати, чиновник, подписавший бессрочную лицензию на полигон Кучино, до сих пор работает на руководящей должности в Росприроднадзоре. Отзыв бессрочной лицензии – это длительная процедура, которую пройти очень тяжело, практически нереально.

Второй итог – правительство Московской области и Мособлдума практически сразу после «прямой линии» (еще до распоряжения Путина о закрытии) выделило 50 млн рублей на подготовку проекта рекультивации полигона. Изыскания и проектно-сметная документация были выполнены в рекордно короткие сроки к декабрю 2017 года. Выполняла компания «СпецГеоЭкология», проектная организация, специализирующаяся именно на полигонах ТБО, самая опытная в этом сегменте.

Третий итог – проведена подготовка к рекультивации и противопожарные мероприятия. Главная угроза для закрытого полигона – риск возгорания. Свалка загорается быстро, огонь уходит в глубокие слои, для тушения требуется несколько месяцев, причем водой тушить нельзя. Чтобы кучинский полигон не загорелся, на огромное 30-гектарное плато завезли примерно под 400 тыс. кубов грунта. Завозила компания «Биорем», такой масштабный объем грунта доставить в течение трех с половиной месяцев была тяжелая задача, но ее выполнили. Всю поверхностную толщу мусора засыпали метровым слоем грунта. Чтобы представить, что такое горящий полигон, можно вспомнить время, когда вокруг Москвы горели торфяники. Только там естественный запах, а на полигоне горит химия. В 2017 долго не могли потушить полигон «Сьяново» под Серпуховым, что лишний раз подтвердило тезис – полигоны после закрытия бросать нельзя.

Четвертым итогом – стала экстренная дегазация Кучинской свалки. В период с ноября по середину января пробурено 55 скважин, которые через систему трубопроводов выводятся на массивный факел и сжигаются. Факел импортный, 16 метровый, привезен из Германии.

Пятый итог – рекультивация, как и было запланировано, начнется с марта 2018 года. Экспертиза проекта почти сделана, формальные процедуры практически завершены, деньги в бюджете заложены. Предварительно заложено 4 млрд рублей, но цифра еще может быть уточнена и поменяться по итогам экспертизы проектно-сметной документации. Сэкономленные средства пойдут на рекультивацию других полигонов. По Кучино сейчас вопрос в том, в какой последовательности проводить работы и когда начать срезку скосов (один из самых неприятных частей операции) – начать весной или подождать осени. Решение по срокам срезки скосов также еще не принято, но это всего лишь одна из нескольких больших технологических задач.

Откуда такая вонь в Балашихе?

Экстренная дегазация полигона Кучино в Балашихе – одно из самых важных решений губернатора Воробьева. По расчетам проектировщиков, полигон Кучино выделяет не меньше 5 тыс. кубов свалочного газа в час. 60 % - ядовитый метан, остальное углекислый газ с примесями разложения. Все это падало на город, делая жизнь людей невыносимой.

Полигон Кучино вонял всегда. Но в последние три года перед закрытием вонь стала постоянной и нестерпимой для ближайших районов. Невольно вспоминаешь сказку Волкова «Желтый туман». В чем специфика работающего полигона и любого загрязнителя? У нас в России строгое природоохранное законодательство, но законы содержат такие бреши, что загрязнители чувствуют себя вольготно. Проверку проводить можно, лишь уведомив заранее. Раньше менеджмент полигонов муниципальные и подмосковные власти даже на порог не пускал. На въезде на Кучинскую свалку не было никакого весового контроля, мусоровозы днем и ночью шли с интервалом 10-30 секунд.

В ноябре-декабре 2014 года мне и кучинским активистам впервые пришлось жестко схлестнуться с полигоном. Тогда мусорная гора стала расширяться на прилегающее озеро, но общественности при помощи местных властей удалось этот беспредел остановить. У меня сохранилось видео тех лет, где отчетливо видна высота мусорной горы! Так вот за два с половиной года высота увеличилась примерно на 35 метров. Всего на полигоне Кучино захоронено не менее 30 млн тонн отходов, причем как минимум 7 млн тонн привезли в последние два года. Т.е. на полигоне в год захоранивалось не менее 3 – 3,5 млн тонн мусора, при разрешенных 600-700 тысячах тонн. Владельцы свалки всегда перебирали лимиты, но в последние годы стали это делать особо цинично.

Разумеется, вонь не прекратилась после распоряжения президента о закрытии полигона и введения режима чрезвычайной ситуации. Наоборот, вонь росла, поскольку завезенное за последний год-полтора вступало в активную стадию разложения. Вонь – результат физико-химических процессов. Нам, балашихинцам, очень повезло, что Путин так вовремя закрыл полигон. Я не побоюсь громких слов, это было провидческое решение, которое спасло Балашиху и Москву от ужасной неминуемой катастрофы еще больших масштабов.

Я думаю, что если бы Совет депутатов Балашихи состоял бы из гражданских активистов (а в Балашихе очень деятельное и боевое гражданское общество), то Путину бы присвоили статус Почетного гражданина Балашихи. Но совет депутатов у нас такой, какой есть, сплошь «Единая Россия», то они даже спасибо своему лидеру, сделавшему выдающееся благодеяние для Балашихи, не сказали. Хотя местные чиновники рады закрытию полигона (они ж этим тоже дышат, и их семьи), все стесняются публично сказать президенту спасибо, потому что аппаратчики с далекой Рублевки могут на это косо посмотреть.

Героические журналисты телеканала «Россия 1» во главе с Дмитрием Кайстро не случайно выбрали полигон Кучино. Вонь возле свалки стояла адовая. Съемочные группы телеканала больше недели фактически жили возле полигона, общались с людьми, перепроверяли информацию. А информации было много. Свыше 40 тысяч обращений из Балашихи поступило на «прямую линию» президента, включая рекордное число видео вопросов. Город задыхался. Вопрос Елены Михайленко, жительницы Южного Кучино, из чьих окон открывается вид на расположенную рядом зловонную гору, привел в действие тектонические силы.

Твердые решения

Андрей Воробьев войдет в историю Московской области как губернатор, которому удалось закрыть 24 огромных свалки. Надо говорить честно – полигонов в Московской области нет, есть жуткие помойки, где на грунт и в карьеры без всякой защиты от проникновения фильтратов в почву и водоносные слои, исторически сбрасываются миллионы тонн различных отходов, включая высокотоксичные. Закрытие каждой помойки – похоже на триллер или квест. Это подвиг.

Помойки закрывать жизненно необходимо. Но получается замкнутый круг. Одни свалки закрываются, но мусора производится стабильно много. Поэтому на другие начинают везти больше. В какой-то момент московские мусорные операторы переключили свою активность на полигон Кучино, который, по моим оценкам, стал принимать до 35-40 % московского мусора. Цифры из официальных источников о том, сколько везли на полигон Кучино, звучали разные. До закрытия полигона и вмешательства президента звучала цифра 16 % (что само по себе чудовищно много), а после закрытия полигона говорили даже о 90 %, но это явный перебор. Тем не менее Кучинская свалка была ближайшей к Москве и на нее сыпали все, кому не лень. После Кучино потоки были переориентированы на полигоны Торбеево, Тимохово и Алексинский карьер.

Про необходимость дегазации власти, общественность и руководство полигона Кучино говорили еще за год до закрытия свалки. Но владельцам свалки (ЗАО «Заготовитель») делать это было невыгодно. Они экономили на всем. Работали без проекта. Всеми способами уклонялись от налогов, были одними из крупнейших должников в городской бюджет Балашихи, затягивая даже уплату арендных платежей. А менеджмент полигона только врал и обещал, что будет и проект, и рекультивация, и дегазация, и весовой контроль, что фильтрат отсутствует. Тем временем, активисты (героический Костя Мартынов) выявили ручьи фильтрата, стекающие с полигона, и целые озера. Много нарушений заметили и городские власти, и министерство экологии области.

Тем не менее в конце мая 2017 несмотря на всю критику, подмосковные власти за две недели до прямой линии объявили, что свалка проработает не до 2019, а до 2021 года. Дескать, мусор возить некуда, потерпите. На деле все понимали, что свалка готовится работать вечно. Владельцы свалки были неизвестны, следы собственников терялись в безликом сейшельском офшоре. Доходы свалка генерировала такие, что можно было за пару лет каждого жителя Балашихи свозить на Сейшелы. Но это были серые, заведомо коррупционные доходы.

Решение Владимира Владимировича Путина было историческим. Мусорную мафию заставили скулить, как волков на псарне. Закрытие помойки в Кучино позволило заставить мусорных промысловиков прекратить саботировать предлагаемые реформы, ускорить модернизацию отрасли. Укрепило общественную дискуссию, что с помойками дальше жить и мириться нельзя.

Воробьеву осталось закрыть еще 15 свалок. В сентябре ему предстоят перевыборы, и это (наряду с рекультивацией всех закрытых полигонов), пожалуй, главная задача, если он пойдет на второй губернаторский срок.

Царь-парк

Полигон Кучино примыкает к реке Пехорка. Разрастаясь, он даже влез в ее пойму. В Западном Берлине на месте бывшего полигона сделали природный парк для птиц. В Нью-Йорке – просто огромный шикарный парк. Собянин тоже делает уютный парк на месте небольшой свалки в Печатниках. У третьего срока Путина главным паркостроительным проектом был парк «Зарядье» на месте бывшей гостиницы Россия. Балашиха – огромный город, примыкающий к Москве, который лет через десять имеет все шансы стать миллионником. Городу жизненно необходим серьезный парк, и имеющиеся пространства позволят сделать полноценного конкурента парку Горького.

Длина Пехорки на территории городского округа Балашиха 24 км. Общая площадь лесных массивов – свыше 11 тыс. га, из которых 7,2 тыс. га относятся к лесному фонду, остальное – к балашихинской части национального парка «Лосиный остров».

Одним из первых решений Сергея Юрова на посту главы Балашихи (его назначили в июле 2017) было разработать концепцию создания парковой зоны вдоль всей Пехорки. Этот проект долго вынашивался мною и балашихинской общественностью, конечно, было радостно, что власть это услышала и поддержала. Но всем очевидно, что создание столь огромного парка (свыше 1000 га) - это масштаб не только городской, но и региональный, даже федеральный. Парк, олицетворяющий «образ будущего» и великой страны – России, в которой хочется жить.

Так совпало, что парк оказался на стыке проектов. Сейчас чистят Пехорку, сильно загрязненной после прорыва канализационного коллектора в Акатово в 2015 году. Московская область тратит серьезные деньги (по сути последние деньги от нефтяного процветания), чтобы очистить реку от ила, мусора и грязи. У балашихинцев огромные ожидания, потому что всем хочется жить в хорошем городе, а огромные балашихинские запруды на Пехорке давно пора вычищать, реабилитировать. Чтобы по реке вновь можно было полноценно отдыхать и плавать на лодках. Так получилось, что наша Пехорка – это первая ласточка путинского нацпроекта по очистке Волги и рек ее бассейна.

Рекультивируемый полигон Кучино станет одной из доминант будущего суперпарка. Учитывая, что Путин закрыл полигон 22 июня 1917, то, наверное, будет символично если новый парк будет полностью завершен к 9 мая 2021 года. Страна за 4 года сумела выиграть тяжелейшую войну, а Подмосковью надо сдюжить чудесный парк.

Причем, к парковой зоне Балашихи примыкает еще огромный кусок парковой земли в Москве, что позволит, если мэр столицы Сергей Собянин эту идею поддержит, протянуть суперпарк до метро «Некрасовка» и «Лухмановская». А дальше и до Люберец.

Тяжелый труд

За прошедшие семь месяцев на полигоне Кучино сделано очень много, на что в обычной жизни потребовались бы годы. За 4 месяца группой проектировщиков во главе с Борисом Васильевичем Трушиным был подготовлен проект рекультивации полигона. Главная проблема Кучинского полигона – крутизна склонов – 35-40 градусов. По проекту их планируется срезать до 22 градусов, чтобы исключить риск оползней, и накрыть полигон герметичным геотекстилем, что исключит утечки газа в атмосферу.

Когда к сентябрю 2017 стало очевидным, что вонь нарастает, губернатор изыскал 200 млн на проведение экстренной дегазации. Предложение приступить к дегазации поступило практически сразу после первых результатов проектных изысканий, когда стало понятным, что 55 скважин можно будет расположить на действующем плато. Часть из них при формировании склонов планируется нарастить, а часть останутся на прежнем уровне. Скважины подключены к 4 сборочным узлам, откуда компрессоры откачивают газ на факел.

Всего на полигоне к концу года будет 112 скважин. Будет установлена энергоустановка, которая станет производить электричество. Планируется создать мощную систему по откачке фильтратов. И, самое главное, полигон укроют тройным слоем изолирующего материала, что полностью исключит попадание вредных токсичных веществ в атмосферу. Под изоляцией будет метровый слой грунта. Сверху также будет уложен слой грунта.

Министерством экологии Московской области и Администрацией Балашихи проделана весьма серьезная работа. Причем в сжатые рекордные сроки. Задача – непростая, ведь в Российской Федерации по состоянию на сегодня еще нет ни одного полностью успешного опыта рекультивации крупных полигонов. Рекультивированных полигонов в стране единицы. И везде есть проблемы. Где-то неправильно дегазацию сделали. А где-то как в Лоо, не довели рекультивацию до ума: усердно начали, но бросили.

Чиновникам приходится принимать крайне сложные решения. Так прежний глава Балашихи Жирков, много хорошего сделавший для города, последним своим решением перед отставкой ввел на полигоне режим чрезвычайной ситуации, запретив завоз мусора на свалку. Губернатор Воробьев изыскал средства на проект рекультивации и затем на экстренную дегазацию. Правительство России поддерживает ускоренную рекультивацию, деньги в бюджете есть. Глава Балашихи Юров и замглавы Козырев, министр экологии Подмосковья Коган уделяют полигону огромное внимание, многие решения принимаются оперативно, с колес, лишь бы ускорить процесс и обеспечить качество работ. В район полигона чиновники едут так часто, что теперь туда на постоянную стоянку перебазировался автобус оперативного штаба Московской области.

Жители Балашихи с нетерпением ждут начала полноценных работ по рекультивации. Их можно начинать весной, в нормальную погоду. Предполагается, что откосы полигона разделят на 4 сектора, чтобы провести герметизацию максимально быстро. Сейчас на полигоне создается запас земли, чтобы максимально оперативно загрунтовывать перемещаемые с откоса на плато полигона отходы. Важно организовать эту работу максимально гуманным для жителей способом, чтобы снизить вредное и неприятное воздействие на окружающую среду. Предварительно, на каждый сектор уйдет по три месяца. Сейчас решается вопрос, с какой скоростью будет организована эта работа. Что будут делать последовательно, а что параллельно.

С одной стороны, будет разумно начать формирование скосов уже сейчас, сразу после схода снега. Тут поскольку геотекстиль, надо класть только в теплую погоду, иначе это будут выброшенные на ветер деньги. Жителей страшит конечно, что полигон будут ворошить, но все хотят, чтобы газовый ад закончился как можно быстрее. А для этого надо герметизировать полигон. Благо летом листва поглощает запахи. С другой стороны, многое увязано на финансировании и на смежных процессах, в том числе производственно-технологических. Одновременно приходится исправлять огромное количество преступных ошибок прежней эксплуатирующей организации, которые создали ситуацию, которой быть не должно. При этом учитывать особенности полигона, в том числе переизбыток газа внутри.

Самое главное сейчас – довести рекультивацию до ума. Убрать источники вредных запахов. Для этого действовать надо быстро, дружно и слаженно.

Гражданское общество

Многие говорят, это чудо, что Путин закрыл полигон, повезло Вам в Кучино. Но этому чуду предшествовала огромная работа гражданских активистов, которые боролись с полигоном, пытались перевести мусорную беду в цивилизованное русло. Кучино – самый боевой район Балашихи и, пожалуй, всей страны. Именно здесь жители защитили от вырубки Кучинскую березовую рощу. На подмогу людям, которые 70 дней стояли круглосуточным лагерем, приехал губернатор Шойгу, который распорядился создать в роще парк и установить памятник летчикам-героям. Проект парка готов, осталось его воплотить в жизнь.

Жители Балашихи проделали огромный пусть, чтобы победить свалку. Она была расположена в зоне безответственности на границе Железнодорожного и Балашихи, и власти перебрасывали друг другу отписки. Мы, люди, объединили города. Мы, соседи, своими силами почистили лес у Пехорки, защитили от вырубки Салтыковский лесопарк, добились очистки Пехорки, отмены варварского генплана. Только очень сильное гражданское общество, только дружные усилия всего города и героизм местных активистов задыхающихся районов, опыт могучих инициативных групп, умное сотрудничество граждан и власти позволили вновь свершиться Кучинскому чуду. Нас услышал Президент.

Очень здорово проявила себя Общественная палата Балашихи во главе с Евтушенко, Галл, Жаровой. Сначала палата взяла на себя функцию примирить активистов, власть и полигон, помочь объективно разобраться. На ее заседаниях участвовал и прежний глава города Жирков, и министр Коган, и депутат Шапкин. В ходе общения власти, общества и мусорного бизнеса один за другим стали всплывать факты вопиющих нарушений. И именно этот гигантский наработанный массив информации потом сильно помог и жителям в борьбе, и журналистам в осмыслении проблемы полигона. До закрытия полигона за год было проведено с два десятка мероприятий, и после закрытия – свыше сотни (!), которые формально были организованы на базе рабочей группы активистов и власти, созданной при палате.

Конечно, не смотря на огромную работу спасибо пока толком не сказали никому. Свыше 70 героев-участников, никому даже не дали грамоты или медали. Вклад каждого по-своему решающий – Горюнов, Герасименко, Ващенко, Боброва, Горбунова, Мартынов, Осипова, Очеленко, Султанова, Орлов, Горячев, Комкова, Макарова, Гришина, Попляков, Стасевич, Цветкова, Трофимов, Смирнова, Морозова, Неволин, Маренинова, Расулмухамедов, Холод, Косюк, Ли, Чабан, Кудрявкина, Взоров, Галичский, Федотова, Тимонин, Коновалова, Савицкий... Множество славных имен, где и рабочие, и чиновники, и активисты, и эксперты. Конечно, наша главная награда – свежий воздух. Но на месте губернатора Воробьева, я бы не поленился представить отличившихся к государственным наградам. Особенно с учетом того, что многие на полигоне решительно подорвали здоровье.

Стоп выброс

Подмосковная власть и общественность активно работают бок о бок и в решении другой деликатной, но страшной беды. Воздушный кризис накрыл восток Подмосковья, и объективно область и соседняя Москва оказались к этому не готовыми. В Москве поступили просто и нагло, ограничили доступ к информации о состоянии атмосферы, выключив сайт Мосэкомониторинга уже на полгода. Требования общественности к Собянину и Кульбачевскому включить сайт оказались безуспешными. А в Подмосковье провели комплексное исследования, которое выявило несколько потенциальных источников негативных запахов. Это Кучинский полигон, и исследования подтвердило, что запах с полигона может достигать второй Балашихи. Это несколько промзон. Вызывают озабоченность МСЗ-4, особенно его работа в ночное время, МНПЗ «Газпромнефти» в Капотне, сильно фонит «реутовская аномалия» (регулярный выброс откуда-то с территории ВАО Москвы недалеко от внутренней стороны МКАДа), промзоны на границах Реутова и Балашихи. Рабочую группу по поиску вредных запахов ведет лично зампред правительства области Чупраков, и это очень серьезные заседания.

Активисты регулярно проводят митинги, причем в демократичную, но жесткую Балашиху порой едут со всего Подмосковья. С одной стороны, задача таких митингов привлечь внимание власти, и представители власти на них присутствуют. С другой, важна просветительская задача, когда опытные и знающие люди рассказывают, что на деле происходит, какие есть достижения и результаты. В частности, очень удобно развенчивать слухи, налаживать диалог, находить решения.

Была выявлена закономерность – многие серьезные загрязнители просто прячутся в промзонах возле вонючих объектов и могут годами безнаказанно травить воздух. Но как только была сделана великолепная модернизация на Люберецких очистных сооружениях «Мосводоканала», сразу посыпались вопросы к ряду соседних ранее невидимых предприятий.

Вокруг полигона Кучино тоже расположено много странных объектов, но после того, как вонь прекратится, есть огромная надежда, что в Кучинской промзоне появятся не только пункты приема металлов, да асфальтовые заводики, но полноценный технопарк.

Городская среда ведет естественное наступление на организации-загрязнители. Так дома уже максимально близко приближаются к МСЗ-4, что ставит под сомнение долгосрочный характер данного объекта, хотя в принципе там серьезная технологическая начинка. Но мы не уверены, что там жгут при заявленной температуре, и мы видим, что ночью там проходят чудовищные объемы.

У людей есть мечта, что настанет день, когда над Москвой, Люберцами, Реутовым и Балашихой будет свежий воздух. Хотя положение продолжает оставаться непростым. Но в Балашихе есть все для рая. К полигону примыкает великолепный лес, где порой кажется, что находишься в горах, в Приэльбрусье, Швейцарии, а вовсе не в Балашихе.

Люди верят, что наряду с поиском промышленных загрязнителей, власть займется модернизацией инфраструктуры. Модернизирует Фенинские очистные, переложит фенинский коллектор.

Свою лепту в смог вносят и балашихинские пробки. Подмосковной власти давно уже следует расширить Носовихинское шоссе, причем очень срочно надо сделать участок между Реутовым и Кучино. Также необходима нормальная связка Балашихи и Железнодорожного на стыке Леоновского и Носовихи. Губернатор Воробьев в своем послании рассказал про кучу дорог и улочек, которые планируется благоустроить по области, но важно закончить модернизацию дорожной сети в Балашихе – крупнейшем городе Подмосковья. А это, прежде всего, Носовихинское шоссе. Меня удивляет, что у власти региона, претендующего на «лидерство», за все эти годы не нашлось даже нескольких миллионов рублей, чтобы сделать проект такой модернизации. Это тем более важно, поскольку именно по Носовихе мусоровозы все эти 60 лет ездили на закрытый президентом полигон.

Не хуже, чем в Германии

При рекультивации полигона Кучино решено было не изобретать велосипед, а пригласить хорошую команду во главе с австрийскими специалистами. Оливер Кайзер и его «Экоком» поставляли оборудование для дегазации и очистки фильтрата для нескольких российских полигонов. И практически каждая фирма, участвовавшая в конкурсе на проектирование полигона, указывала на то, что «Экоком» возьмет в основные подрядчики по поставкам оборудования и проектированию высокотехнологической части.

Оливер – очень неуступчивый. Он не стесняется ругаться с чиновниками, когда те для ускорения процессов предлагают нарушать технологии. «Это в России зимой любят укладывать асфальт на снег», - как-то в сердцах произнес Оливер. – «Но полигон в отличие от дороги через три года переложить нельзя. Вся инфраструктура должна исправно служить не менее 25 лет. Как сейчас сделаете, так и будете жить».

Температура в горелке факела достигает 1050 градусов. Там газ находится чуть меньше секунды, но этого достаточно для нейтрализации любых вредных веществ. В факеле на сегодня за один час сгорает 2200 кубических метров свалочного газа. Счетчик уже показывает, что всего с момента запуска факела в декабре 2017 года сожжено порядка 2 млн кубометров газа. 58-55 % составляет метан. Остальное углекислый газ. Перед горелкой у компрессоров стоят фильтры, собирающие пыль, что защищает от негативного воздействия. Высота факела 16 метров. Когда понимаешься к вершине трубы, важно быть аккуратным, чтобы не допустить возгорания одежды. Но у трубы дышится очень легко. Причем гораздо легче, чем вокруг на полигоне. Снизу в трубу можно даже заглянуть и увидеть, как газ из труб сгорает в факеле. Снизу идет поддув – четыре куба воздуха, на куб газа. Сам факел рассчитан на сжигание 2500 кубов газа, но при условии, что калорийность газа будет менее 50 % метана. Иначе температура в горелке возрастет, что приведет к сокращению службы факела. Настройка подачи газа происходит автоматически, чтобы температура достигала 1050 градусов, при естественном понижении калорийности поток увеличивается. На факеле есть целая серия контрольных датчиков, в том числе и тех, что вырубают систему, если возникает риск затягивания огня в трубы подачи газа, или если содержание кислорода в подаваемой на факел газовой смеси превысит 5 %, что создает взрывоопасную ситуацию. Поскольку было несколько срабатываний системы, то для повышения надежности было принято решение полностью задублировать все ее элементы.

К безопасности здесь строгое отношение. И к красоте. Заходишь в любую часть системы дегазации и видишь новенькие красивые трубы, серьезные пульты управления, мощные машины, датчики и разъемы для контрольной аппаратуры. К проверкам здесь относятся крайне серьезно. Скважины сделаны на совесть. Но чтобы исключить даже теоретические шансы попадания газа в атмосферу, все скважины на днях дополнительно загерметизировали изолирующим материалом 10 на 10 метров, так называемыми «фартуками».

Главное сейчас привести в порядок скосы. Поскольку уход газа в атмосферу из переполненного и активно разлагающегося тела полигона идет именно через скосы. Чтобы облегчить жизнь людям, ведется преимущественная откачка как раз из крайних скважин, чтобы меньше выходило газа наружу. Но газа очень много, чрезмерно много. На западе новые полигоны строятся уже с запроектированной системой дегазации. В России дегазация в диковинку, отсюда невероятные страдания от свалок. А аномальная крутизна скосов, к которым не подобраться, не позволяет эффективно устранить все протечки газа.

Сейчас важно терпеть, чтобы дегазация и герметизация полигона поскорее завершилось. Жителям тяжело, ибо много людей приобретают разные болезни от близости с полигоном – астмы, аллергии, онкологию, лейкемию. Они справедливо говорят, что вкладывать надо не только в полигон, но и в балашихинскую медицину. Чтобы и медицина стала тут не хуже германской, благо тут работает много замечательных героических врачей. Кстати, губернатор пообещал, что в этом году начнется возведение нового корпуса Онкологической больницы в Балашихе, которая в последние годы переполнена, в том числе по причине отвратительной экологии.

Немного личного

Я занимаюсь вопросами балашихинской экологии уже седьмой год. Из них три года чистил лес, стоял на пути «Камазов», боролся вместе с соседями и много писал программ, как что обустроить. Победили мы и свалку. Меня многие спрашивали, стоило ли тебе с образованием МГИМО бросать блестящую карьеру в госорганах и в пиаре ради Балашихи? Но я люблю свой город. Сейчас, когда почистят Пехорку, сделают парк, рекультивируют полигон – у нас будет один из лучших городов в России. Я надеюсь, что мы с Реутовым объединимся, тогда у нас будет наукоград-миллионник.

Я мечтаю… мечтаю о временах, когда в Балашихе появится драмтеатр, филармония, центральная библиотека, соборный храм и большой краеведческий музей, что наши школы, особенно те, мимо которых шли мусоровозы (вроде Салтыковской гимназии и школы 8), станут не хуже, чем в Сингапуре. Что у нас появится Балашихинский Государственный Университет (и, кстати, возле свалки есть кусок 34 га заброшенной сельхозземли, где его можно было бы разместить). Что будущие поколения горожан станут заниматься наукой и творчеством, что будут рабочие места и комфортная среда, когда можно из одной части города пройти в другую пешком.

Я застал Балашиху и Железнодорожный еще рабочими поселками, и на моих глазах идет их превращение в уютный, стильный и удивительно красивый современный город. Да, конечно, наши городские балашихинские чиновники пока работают по сути в бараках, а в городе нет здания администрации, а многим территориям не помешала бы реновация. Но процесс идет. Город меняется, а вместе с ним меняется к лучшему и Россия. Как зеленый политик я дошел здесь до каждого двора, и я так рад видеть, как за последние годы сотни дворов совершенно преобразились. Детские площадки, асфальт, великолепные развязки на Горьковке, новые детсады, школы, ФОКи, роддом, магазины…

Нам всем очень хочется жить в нормальной стране.

Владимир Путин закрыл полигон, подарив нашему городу удивительную возможность – стать одним из самых экологичных, гармонично развиваться дальше. И это надо ценить. Умея говорить спасибо! А каждое действие по развитию города – это труд огромного числа людей, и о них тоже следует помолиться.

По парку

Мы, жители Балашихи, очень надеемся, что поручение губернатора Воробьева по созданию парка будет оформлено в конкретную дорожную карту и подкреплено достаточным финансированием. Ведь чтобы сделать суперпарк за пятилетку, нужно закладывать не меньше миллиарда в год. Что работы по всей парковой зоне не отложат на светлое будущее, а начнут прямо сейчас, уже в этом году.

Важно очень тщательно отнестись к планированию парковой зоны. Тот эскиз, который есть сейчас у балашихинской власти, пока не учитывает около сотни возможностей. Но даже в таком виде он прорывной. Но каждый примыкающий к парку скверик, каждый зеленый массив надо включить, защитить, благоустроить.

Важно не просто сделать парк, важно защитить зеленые зоны. Многие топовые места будущего парка сегодня проданы или сданы в аренду под вырубку, многие лакомые куски земли просто разворованы. Для было больно – почистить лес, а потом увидеть, что кто-то ставит очищенный мною кусок для парка на кадастр себе в собственность. Лес – это наше наследие, утратить его легко, возродить не получится никогда. Тут важен мудрый подход.

Балашиха тяжелее всего пострадала от эпидемии короеда и от тотальных вырубок. Сегодня мы видим, как на месте елочек, высаженных по акции «Наш лес» возводятся строения. Видим и то, что деревца приживаются плохо. Нам нужна лесная реформа, важно возродить службу лесничих, особенно в ближнем Подмосковье, где на 7 тыс. га Балашихи всего 4 лесничих, а центр управления в далеком Ногинске.

Да, полигон закрыт. Да, будет парк. Хочется, конечно, быстрее. И хочется не потемкинские деревни возле аттракциончиков, работающих на чей-то карман, а создание гармоничного и цельного паркового пространства. Ведь парку на Пехорке в Балашихе вполне по силам стать конкурентом парку Горького в Москве.

Анатолий Баташев

Гимн лицея

Нас дружба под крышей лицея сплотила
И пушкинским светом нам жизнь озарила.
Влечет нас лицейских друзей красота,
Ум, честь, благородство и их доброта.

Как важно по совести жить и учиться,
К вершинам науки всем сердцем стремиться!
Высокие цели у всех лицеистов.
Их труд интересен, богат и неистов.

Лицейские годы пройдут вереницей,
Мечты для нас станут желанной жар-птицей,
И все, что задумано, осуществится.
Мы будем любимым лицеем гордиться!

Монна Тимофеева

(Для школы-лицея № 2 г. Нальчика, где преподавала великая поэтесса)
В 2018 году Московской области предстоят выборы губернатора. Сейчас региональная власть подводит итоги 2017 и строит планы и программы на перспективу. Муниципалитетов в Подмосковье много, и Балашихе (самому крупному) не хватает внимания. Но у нас тоже есть итоги, задачи, предложения и пожелания.

Полигон Кучино

Центральным событием Года экологии стало закрытие по поручению Президента России Владимира Путина свалки в Балашихе. Соответствующее поручение было дано по итогам «Прямой линии». По состоянию на май 2017 года полигон Кучино был, пожалуй, крупнейшей свалкой страны по объему принимаемого мусора. Балашихинцы очень страдали. Нарушения на полигоне были вопиющие! Министерство экологии Московской области неоднократно давало предписания об их устранении. Благодаря Владимиру Владимировичу получилось быстро и жестко закрыть эту свалку, хотя сопротивление было бешенным.

Сейчас полным ходом идет подготовка к рекультивации полигона Кучино. На тело полигона (это свыше 50 га) завезено 350 тыс. кубов грунта, что исключило возможность возгорания и антисанитарию. За короткий срок подготовлен проект рекультивации полигона и налажена комплексная дегазация. На полигоне пробурено 55 скважин, откуда газ откачивается и поступает на факел, который сжигает до 2,5 тыс. кубов свалочного газа в час.

С марта начинается полноценная рекультивацию полигона «Кучино». В течение 2018 года там будет проводиться выполаживание склонов, тело полигона будет перекрыто грунтом, будут установлены защитные геомембраны, пробурены новые скважины для отвода газа, создана система откачки фильтрата, установлена электростанция. До сих пор в России практически не было успешного опыта качественной рекультивации закрытых больших полигонов. В Кучино будет создано образцовое решение для Подмосковья и России, основанное на немецком опыте, и этот подход будет тиражироваться и в других местах.

В работе по решению проблем Кучино участвует много людей, серьезные коллективы специалистов, активно помогает общественность, активисты, жители и эксперты. Важно их наградить и поощрить. Особо поблагодарить Общественную палату Балашихи и активистов.

Царь-парк вместо царь-свалки

По итогам рекультивации на месте полигона будет создан ландшафтный парк, об этом сообщил в своем послании губернатор - и это огромная ПОБЕДА жителей. Причем это будет потрясающий парк! В планах власти создать в Балашихе один из лучших, один их самых больших парков в России. В прошлом году на основе предложений жителей Балашихи, активистов, властями города была разработана великолепная концепция парка вдоль всей реки Пехорка, который будет проходить через всю территорию городского округа Балашиха. В будущий экопарк «Пехорка» войдет городской парк, набережные, огромные территории лесфонда, бывший полигон Кучино, старинные усадьбы и курганы.

После коммунальной аварии в Акатово в 2015 году губернатор Воробьев дал поручение по очистке реки Пехорка. В 2017 году власти приступили к очистке рек Пехорка и Малашка, в 2018 эту работу сделают (важно проконтролировать ее качество).

В 2016-2017 годах в Балашихе начались масштабные работы по созданию парков. Создан парк на улице Заречной, благоустроены улицы Ленина и Парковая. Преображается центральный парк. Но сейчас это локальные разрозненные истории. Наша задача, чтобы пешеходная прекрасно благоустроенная парковая зона связала всю Балашиху – от Лосиного острова до Павлино. И продолжилась дальше в Москву и в Люберцы.
Балашиха – это потрясающие леса, свыше 7 тыс. га, которые мы должны сберечь для потомков. Здесь были резиденции и охотничьи угодья царя Алексея Михайловича, царевны Софьи, многих бояр и дворян. Следует отреставрировать, расположенные в зоне парка легендарные усадьбы Пехра-Яковлевская, Горенки, возродить остатки усадеб Кучино, Троицкое-Кайнарджи и Никольское.

Леса и озера Балашихи всегда были местом массового отдыха москвичей. Сюда в советское время ездили электрички здоровья. Чтобы возродить этот поток отдыхающих, предлагаю создать на территории городского округа Балашиха региональную рекреационно-туристскую особо экономическую зону «Царский лес». В своем послании губернатор предложил создать ОЭЗ в Кашире, но это удивительно, что в Московской области нет ни единой рекреационно-туристской ОЭЗ - и ключевую такую ОЭЗ надо создать именно в Балашихе.

Наряду с рекультивацией полигона Кучино нам важно привести в порядок окружающую территорию. А примыкающие микрорайоны Кучино, Южное Кучино, Павлино, Салтыковка, Керамик должны стать эталонным в части благоустройства и качества жизни.

О Балашихе

Балашиха должна стать городом особого внимания подмосковной власти.

Балашиха – крупнейший город Московской области. Это визитная карточка нашего региона. За последние годы сделано много, чтобы привести город в порядок, но есть ряд стратегических задач.

Нам важно превратить Балашиху из рабочего поселка, из дальней окраины Москвы в культурный и деловой центр нашей Родины.

Прежде всего, в Балашихе необходимо построить достойное здание городской администрации, административно-деловой центр. Без этого невозможно качественное управление и интенсивный рост.

Балашихе необходим стандартный для крупного областного города набор объектов культуры – драматический театр, филармония, училище искусств, большой краеведческий музей и серьезная общегородская библиотека, новые музыкальные и художественные школы. Важно создавать многофункциональные культурные центры в каждом из микрорайонов. Создавать кинотеатры.

Главному управлению информационной политики Московской области важно отремонтировать и вдохнуть новую жизнь в «Мособлкнигу», она должна стать не хуже, чем «Медиатека» в Страсбурге.

Надо энергично развивать городские больницы. Превращать их из локальных историй в федерально значимые центры здравоохранения. Обещание губернатора построить новый корпус Онкологической больницы - важное.

Предлагаю начать работу над созданием Балашихинского Государственного университета.

А на базе Салтыковской гимназии, где училась наша легендарная летчица Евгения Руднева, и мимо которой мусоровозы полвека ехали на Кучинский полигон, следует разработать проект школы будущего, не хуже, чем в Сингапуре.

Губернатор в послании попросил навести порядок с долгостроями. Здание РГАЗУ на Леоновском шоссе, поликлиники ФСБ в Ольгино, кинотеатра "Кристалл" (Родина) в Железнодорожном, руины на Юбилейной в Железнодорожном, военторг на Орджоникидзе и др. - важно довести до ума.

Дороги

В Балашихе проделана огромная работа в части дорог и развязок. И ее надо продолжать.

Важная задача – расшить Носовихинское шоссе на территории Балашихи. Необходимо в 2018 году разработать проект реконструкции шоссе, включая развязки, а в 2019 провести модернизацию этой столь нужной городу трассы.

Мы объединили Балашиху и Железнодорожный. Но сейчас из одной части города в другую попасть сложно, ибо нет развязки между Леоновским и Носовихинским шоссе. Нет путепровода на Восточном шоссе. Это ключевые транспортные узлы города, нужно их сделать.

Щелковское шоссе стоит на узком мосту через Пехорку. Его тоже надо расширить. Приступить к созданию дублера Щелковского шоссе.

Вдоль всех федеральных и региональных дорог на территории Балашихи нужны тротуары.

Важной темой являются электрички. Необходимо срочно строить второй путь до платформы «Балашиха» с продлением ветки еще на несколько станций.

Контроль поручений

В прошлом году руководство Балашихи сменилось. Обращаю внимание, что по Балашихе исполнены далеко не все губернаторские поручения, которые давались ранее. До сих пор нет парка и памятника летчикам-героям в Кучинской березовой роще. Бросили и не довели до ума Пестовский парк. Не привели в порядок ДК «Балашиха» и другие ДК. Не расселили, как губернатор Андрей Юрьевич Воробьев обещал людям в 2013, общежитие в Кучино на ул. Почтовая. Не сделали пристройку к школе 8 в Кучино.

Хотелось бы разобраться, почему тот земельный участок в 173 га в Воскресенском районе, который губернатор распорядился выделить для 1200 многодетных семей Балашихи, которые много лет уже ждут землю, и который был передан на баланс муниципалитету, так и не дошел до людей. Прошу до конца года закрыть вопрос с очередью и все доделать.

И еще две задачи

Имеет место многолетняя спорная ситуация в микрорайоне Купавна, где жители улицы Дружбы-Ленина отстаивают свой бульвар с великолепными соснами. Бульвар надо сохранить и благоустроить.

Также из Балашихи идет много просьб от верующих. В половине огромных районах города нет храмов. Балашиха – крупнейший областной город, а по-настоящему большого соборного храма в городе нет. Нам важно эту градостроительную ошибку исправить. Причем создать соборный храм, достойный всей Московской области.

По экологии

Два года назад губернатор Воробьев предложил ввести в Московской области должность экологического уполномоченного. Сегодня у нас сформировался в области мощный общественный экологический контроль. И в год волонтеров это движение общественных экологических и общественных лесных инспекторов надо выводить на новый уровень. Сделать его по-настоящему массовым и независимым. Предлагаю создать в структуре Правительства Московской области Главное управление экологического общественного контроля, поддержки парков и садоводства, которое станет выполнять функции аппарата при экоуполномоченном и функции координации работы экологических общественных движений. Важно принять закон Московской области об экоуполномоченном и подобрать достойную кандидатуру, способную возглавить эту работу, в связи с избранием Елены Олеговны Серовой в Государственную Думу.

Сегодня особое значение приобретает борьба за чистый воздух, чистые реки и водоемы. В Подмосковье активно началась работа по выявлению загрязнителей, в которой участвуют не только власть и контролирующие органы, но и волонтеры. Слоган «Стоп Выброс» объединил многих. К сожалению, Подмосковье оказалось не вполне готовым к той сложной ситуации, которая сложилась с запахами на востоке региона. Был введен режим чрезвычайной ситуации для Балашихи, Реутова и Люберец. Мы за короткое время наладили систему мониторинга воздуха, но сил на этом направлении пока явно мало. В муниципалитетах крупнейших городов надо ввести дополнительные ставки в управлениях экологии, чтобы вести эффективную профилактику загрязнений. Важно не допускать самовольных поджогов мусора.

Касательно лесов. Вы знаете, что одна из важнейших для Московской области законодательных инициатив последних лет – принятие разработанного Общероссийским народным фронтом закона о «зеленом щите». Нам важно активно работать в этом направлении. Предлагаю все леса в муниципалитетах, примыкающих к Москве, поставить на полноценный кадастровый учет. Важно бережно относиться к городским лесам, не допускать их вырубок под различное строительство. Возвращать такие участки, расторгать договора аренды и выкупать собственность. Важно обеспечить уход за лесами, двигаться к нормативу 1 лесничий на 100 га. А чтобы контроль был действенным, создать дополнительные филиалы и самостоятельные структурные подразделения Мособллеса для ближайшего Подмосковья.

Большая работа ведется в Подмосковье по Особоохраняемым природным территориям. Там колоссальный объем, нужно много внимания и ресурсов. Считаю целесообразным создать Московское областное агентство заповедников и особо охраняемых природных территорий. А те ООПТ, создание которых предусмотрено генпланом Балашихи, надо сформировать.

Управление

Нам важно активно внедрять современные компьютеры и оргтехнику в управлении регионом и муниципалитетами, в региональных и муниципальных бюджетных учреждениях. Важно закупать хорошие компьютеры, внедрять в учреждениях высокоскоростной интернет. Своевременно проводить амортизацию, замену техники. Обеспечивать работников корпоративной сотовой связью и продвинутыми телефонными аппаратами. Прогресс идет семимильными шагами технику надо менять раз в два года. Важно поощрять информационную открытость и умение работать в социальных сетях.

Сейчас в Московской области идет оптимизация структуры управления. Считаю целесообразным:
 сократить сроки полномочий губернатора Московской области до 4 лет.
 сократить сроки полномочий глав местного самоуправления в Московской области до 3 лет, выбирать глав населением через прямые выборы.
 сократить сроки полномочий Московской областной думы до 4 лет.
 сократить сроки полномочий муниципальных советов депутатов до 3 лет.
 перейти на смешанную систему формирования муниципальных советов депутатов, когда половина депутатов избирается по партийным спискам и половина по одномандатным округам.
 уменьшить муниципальный фильтр на выборах губернатора Московской области до 3%, убрав дискриминирующую привязку к обязательному количеству муниципальных образований.
 снизить проходной барьер для партий на выборах в Московскую областную думу и муниципальные советы депутатов до 4%.

И есть несколько вопросов, которые, на мой взгляд, стоит вынести на местные референдумы:
- Объединение Серпухова, Серпуховского района, Пущино и Протвино в единый городской округ Серпухов
- Объединение Балашихи и Реутова в единый городской округ Балашиха. Это важно, поскольку позволит нам всерьез обсудить с Москвой тему развития метро.
- Переименования города Ногинска в Богородск, а Ногинского района в Богородский.

Есть ряд общественных инициатив, которые надо развивать
 В 2017 году отмечался 50-летний юбилей «Золотого кольца России». Поддерживаю идею создания пешеходного и бегового маршрута по Золотому кольцу для путешественников и ультрамарафонцев. В этот маршрут попали Ногинск и Балашиха. Подмосковным городам важно включаться в движение Золотого кольца.
 Школьные музеи. По всему Подмосковью и во многих городах России имеются школьные музеи и коллекции, посвященные Великой Отечественной войне и ее героям. Предлагаю провести выставку этих коллекций и создать большой общеподмосковный музей для школьных экспозиций.

Анатолий Баташев
42 года, родился 18 января 1976 г. во Владивостоке в семье журналистов.

.
Образование

Окончил гуманитарно-юридический класс школы-лицея № 2 в Нальчике и музыкальную школу при музучилище по классу фортепьяно. Занимался радиоспортом.

Участник первого сезона программы «Умники и умницы» (1993). Член Ассоциации выпускников МГИМО.

Выпускник Университета МГИМО МИД РФ (1997). Факультет международных отношений, бакалавр политологии.

Знает английский, французский, немецкий.

Проходил образовательные программы по линии политологической магистратуры МГИМО, совместной русско-французской магистратуры МГИМО и Парижского института политических исследований Sciences Po, совместной программы по экономике АНХ и Отто фон Гильке Университета (Магдебург), политологического факультета Московской высшей школы социальных и экономических наук (Шанинки), МГУ имени Ломоносова (Высшая школа государственного администрирования), юридического факультета Российского православного университета Иоанна Богослова, Европейских летних школ Института Европы РАН, бизнес-школы ЛИНК.

.
Профессиональная карьера (связи с общественностью, журналистика, медиаменеджмент, госслужба)

1995–1996 – ознакомительные практики в Министерстве иностранных дел РФ
(1-й Европейский департамент, отделы Франции и Бенилюкса).

1996–1999 – социологические проекты для Правительства Москвы, аналитика для ВГТРК.

1999–2000 – запуск электронной публичной библиотеки Public.Ru, аналитик в «Вектор-Инфо», КРОС.

2000–2002Первый канал, программы «Здесь и сейчас» (вед. А.М. Любимов) и «Времена» (вед. В.В. Познер и Ж. Агалакова), редактор. Отвечал за подготовку сценариев и заказ сюжетов, приглашение гостей, пост-релизы, аналитику. В 2002 г. редакция программы «Времена» получила ТЭФИ как лучшая публицистическая программа на российском ТВ.

2002–2003PRP Group – a Weber Shandwick Worldwide affiliate, менеджер по региональному развитию. Вел проекты для SUN Interbrew (пиво «Клинское», «Толстяк»), Вымпелкома, Nestle и др., координировал работу со СМИ в 40 регионах, управлял 16 представительствами агентства.

2003–2004Издательский дом «Провинция», заместитель генерального директора (по PR и креативному обеспечению) – свыше 30 региональных изданий, премия «Тираж – рекорд года» в номинации «Самый динамично развивающийся издательский дом».

2004–2005 – Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать), руководитель пресс-службы.

2005–2006Благотворительный фонд содействия реализации программ Лиги здоровья нации, заместитель генерального директора. Соорганизатор форумов и выставок «Здоровье нации – основа процветания России», акции «Марафон здоровья» и др.

2005–2008, 2010, 2012–2013, 2013 - по н.д. – PR-агентство «Международник», генеральный директор.

2008–2010Пенсионный фонд Российской Федерации, советник Председателя Правления (спичрайтер). Подготовка публичных выступлений руководителя фонда (тексты и слайды), свод данных с подразделений; стратегические документы, оргвопросы.

2011Федеральный фонд содействия развитию жилищного строительства (Фонд РЖС), пресс-секретарь.

2012 (июнь – октябрь) – Главное управление внутренней политики и взаимодействия с органами местного самоуправления, советник руководителя, отвечал за наиболее проблемные муниципалитеты и реализацию программы «Чистые выборы – победа Подмосковья».

2013 – отдельные проекты для Министерства экономического развития России (вопросы стратегических коммуникаций).

2015–2016советник главы городского округа Балашиха.

Преподавал на кафедре маркетинга в Российском университете дружбы народов (РУДН).

Писатель, публицист. Подготовил рукопись стратегии обустройства России (2000 стр.). Лауреат Гран-при премии «Золотое перо».

. 
Экологические достижения

СТАЖ КАК ЭКОАКТИВИСТА – 6 ЛЕТ
Житель Балашихи (мкр Кучино), защитник Кучинской березовой рощи, борец с полигоном «Кучино» и член рабочей группы по подготовке к его рекультивации, «зеленый» политик.
Член экспертного совета Министерства экологии и природопользования Московской области.
Дважды лауреат премии губернатора Московской области «Наше Подмосковье» (2014, 2015) за экологические достижения.

ПЕРИОД ДО «АКТИВИЗМА»

2011 – участвовал в урегулировании спорных ситуаций вокруг Павловской опытной станции (Санкт-Петербург) и Свердловской селекционной станции садоводства (в качестве ответственного сотрудника Фонда РЖС).

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЕКТЫ

2012 – защита Кучинской березовой рощи в Балашихе. Баташев выбран сходом жителей Кучино и Салтыковки ответственным за переговоры с властью и застройщиком. Вел блог о защите рощи. Круглосуточный лагерь защитников рощи действовал 100 дней, на 70-й день в рощу приехал С.К. Шойгу и распорядился отменить строительство, обустроить там парк и установить памятник летчикам-героям. В 2012–2013 жители сделали в роще футбольное поле, спортивные площадки и прочее обустройство.

2013–2015очистка от бурелома 50 га леса у Пехорки в районе между Леоновским шоссе, Смельчак и Лесные поляны, 69-го и 70-го кварталов Кучинского участкового лесничества. Командой общественников во главе с А.Г. Баташевым бережно убрано свыше 7 тыс. упавших деревьев. В 2013 году 90 дней две бригады, 10 рабочих, 2 бульдозера, 2-3 бензопилы в зимних сугробах чистили лес – верховой бурелом; в 2014-м – 60 дней бригадой 4 человека с бензопилой убирали низовой бурелом; в 2015 году за 60 дней почистили ручей. Получился лес высшей рекреационной категории.

В 2012–2015 годах в Кучино при участии А.Г. Баташева было организовано свыше 200 субботников. Вывезено свыше 20 тыс. мешков мусора.

2014 – совместно с жителями Серебрянки (Салтыковка) спасены от вырубки 200 га Салтыковского лесопарка. В итоге вместо всего массива было вырублено лишь 15 га. Таким образом в Балашихе была предотвращена очередная грандиозная катастрофа из-за варварских рубок.
Баташев категорически возражал против сплошных рубок лесных массивов, подавая личный пример бережного отношения к природе. Он настаивал, чтобы даже в очень аварийных местах сохранялись живые деревья и подлесок, в результате после очистки оставался прекрасный лес. Активный участник губернаторских акций «Наш лес».

2014 – защитил от варварской засыпки грунтом и мусором озеро Глинка, примыкающее к полигону ТБО «Кучино» (пандус с северной стороны), мусорная мафия везла туда по 700 машин с мусором и грунтом в сутки 7 месяцев.

2015 – участвовал в ликвидации последствий прорыва канализационного коллектора в Акатово (Салтыковка, Балашиха), входил в состав мониторинговой рабочей группы. Активно выступил за очистку реки Пехорка, что в дальнейшем и было реализовано.

С 2015 по н.д. – член экспертного совета Минэкологии МО, входит в рабочую группу по ООПТ.

2016 – организатор серии субботников по очистке от мусора, бурелома и незаконных огородов территорий, прилегающих к центральному городскому парку Балашихи.
Анатолий Баташев – автор идеи создания парка вдоль всей Пехорки. В случае реализации получится один из лучших парков России и Европы.

2017 – один из лидеров активистов, боровшихся за закрытие полигона ТКО «Кучино», в т.ч. помог журналистам в подготовке «прямой линии» с президентом России. Входит в рабочую группу по подготовке полигона к рекультивации.

2017 – участвует в деятельности рабочей группы по поиску отравителей воздуха в Восточном Подмосковье и Москве.

2017 – помогал жителям и местной власти отстаивать права в экологических конфликтах в Одинцовском районе Московской области и в Киржачском районе Владимирской области.

2017 – посетил ряд российских городов с острыми экологическими конфликтами.

.
Общественно-политическая деятельность

Экологический политик, добившийся серьезных результатов на местном уровне, дошел до каждого двора и каждого подъезда в Балашихе. Не имея особых средств на ведение избирательных кампаний и действуя против кандидатов, обладающих 100%-ным «административным ресурсом», он брал высочайшим качеством программ, пониманием того, что нужно людям, знанием места, огромным опытом, энтузиазмом и личным примером, потрясающими результатами в экологическом благоустройстве.

Практически все его программные тезисы либо были реализованы, либо в процессе реализации. Опытный оратор, мастер агитационных материалов и качественных мероприятий, он умел навязывать реальную борьбу. Обладая общественной поддержкой, умел договариваться, не только критиковать власть, но и помогать ей в решении сложных вопросов по обустройству города.


МЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ В ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ И БАЛАШИХЕ

2013 – выборы главы Железнодорожного.
Программа: расширить Носовихинское шоссе, развязка с Леоновским шоссе, начать строить роддом, закрыть полигон ТКО «Кучино», благоустройство дворов и тротуаров, энергоэффективность, расселение общежития на Почтовой, озеленение, создание парков в Ольгино, Кучино, возрождение Пестовского парка, за постройку школы и детсада в Кучино, за спасение бульвара Дружбы/Ленина в мкр Купавна, рабочие места.

2014 – конкурс на главу администрации Балашихи.
Программа: объединение с Железнодорожным, включая единый генплан, развязки на ш. Энтузиастов, благоустройство подъездов, улиц, дворов, создание суперпарка – особой экономической рекреационно-туристической зоны «Царский лес» на территории двух муниципалитетов.

2014 – выборы в Совет депутатов Балашихи.
По многомандатным округам независимые политики объединились в коалицию «Вся Балашиха». Против хищнической вырубки лесов, против строительства очистных сооружений в Акатово. За развязки на шоссе Энтузиастов, благоустройство и создание суперпарка.

2014 – один из руководителей (публичных лиц) гражданской кампании ЗА объединение Балашихи и Железнодорожного, сопредседатель группы «Народная инициатива», разъяснявшей жителям плюсы и минусы объединения и проводившей масштабный опрос «народное голосование» в 60 точках города. «Лицо» объединения. 70% горожан поддержали объединение.

2015 – выборы в Совет депутатов объединенной Балашихи.
По семейным обстоятельствам сошел с дистанции. Создание парка. Закрытие свалки. Благоустройство района. Расширение Носовихинского шоссе и строительство развязки с Леоновским шоссе. Создание поликлиники. Пристройки к школе. Постройка детского сада.

2015 – выборы главы объединенной Балашихи.
Программа: создание суперпарка, очистка Пехорки, закрытие свалки, расширение Носовихинского шоссе, развязки, строительство храмов.

2017 – выборы главы объединенной Балашихи.
Когда жители Балашихи благодаря президенту Путину добились закрытия Кучинской свалки, а опытный глава Балашихи Е.И. Жирков ушел в отставку, Анатолий Баташев – один из лидеров гражданского общества и один из главных борцов с полигоном – заявил, что пойдет на выборы и что городу нужен «зеленый мэр», обладающий серьезной программой развития города.

.
ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЫБОРЫ

2016 – выборы в Государственную думу России (по списку партии «Зеленые» и по Балашихинскому одномандатному округу, Балашиха – Реутов – Мытищи).

2016 – выборы в Московскую областную думу (по списку партии «Зеленые» и по Ногинскому одномандатному округу, Ногинск – Балашиха).

С 13 декабря 2016 г. по 26 декабря 2017 г. Анатолий Баташев вел избирательную кампанию в качестве потенциального кандидата на выборах президента Российской Федерации от «Зеленых» и экологической общественности. В рамках кампании посетил ряд регионов РФ. 26 декабря 2017 г. заявил о завершении избирательной кампании и поддержке Владимира Владимировича Путина в качестве кандидата на выборах президента России. На съезде Российская экологическая партия «Зеленые» поддержала кандидатуру Путина на должность Президента РФ. Баташев представил подготовленную им стратегию развития РФ, программу по внешней политике и наказы избирателей.

Контакты
Электронная почта batashev@mail.ru
Фейсбук: facebook.com/batashev
Твиттер: twitter.com/batashev
Блог lui-parnas.livejournal.com
Есть канал на Ютубе.
Об авторе. Анатолий Баташев – член экспертного совета Министерства экологии Московской области. Он известный балашихинский гражданский активист, житель Кучино и один из тех, кто яростно боролся за закрытие свалки «Кучино». Он и критикует власть, и ее энергично защищает. Выпускник МГИМО с блестящим послужным списком, Анатолий Баташев четыре раза баллотировался на должность главы Балашихи. Участник той самой прямой линии с Президентом России Владимиром Путиным, в ходе которой была закрыта Кучинская свалка. Сделал многое для Балашихи и для родного Кучино, и сейчас вместе с другими активистами предпринимает большие усилия, чтобы рекультивация полигона Кучино состоялась, причем по выверенным западным технологиям.

О тишине и гигиене в операционной

Меня удивила истеричная статья в «Новом дне». Хлесткий заголовок: «Подстава для Путина. Воробьев воплощает мечту Гитлера», ссылка на некую странную общественницу Алифанову из Электроуглей. Получается, что издание очень хочет помочь активистам и жителям решить их проблему, а ведет себя – словно пьяный родственник, который вламывается в реанимационное отделение, где идет сложнейшая экстренная операция, с криком: «Вы все не так делаете, вы не имеете право, отойдите от стола».

Почему я называю взявшуюся ни пойми откуда Алифанову в данном контексте странным персонажем. Потому что те реальные общественники, которые были приглашены по моему списку, это люди, которые минимум полгода входят в рабочую группу при Общественной палате Балашихи. У нас было все эти месяцы по три мероприятия в неделю – это общие сборы, с участием представителей власти и экспертов, с выездами на полигон. Каждый может задать вопросы, высказать мнение, узнать объективную реальность. То есть каждый общественник из Балашихи принял участие не менее чем в ста официальных мероприятиях, касательно ситуации по полигону, глубоко в теме. Это, не считая собственно работы – ночных и дневных стояний по наблюдению за завозом грунта, приезда журналистов, работы с документами, аналитикой, индивидуальной работы и прочее. Мы – балашихинские общественники и представители власти – все друг друга хорошо знаем, как родные. И разумеется, когда в эту среду попадает кто-то впервые, не знающий ни азов технологии, ни балашихинских реалий, он начинает сотрясать воздух дилетантскими вопросами. На которые у каждого из тех, кто реально работает, давно есть четкое понимание и ответ. А тем более оно есть у экспертного совета Министерства экологии Московской области, где за каждым экспертом стоит огромный опыт.

Я не знаю, кто такая Алифанова и ее не приглашал. Считаю, что для СМИ называть неведомо откуда пришедшего человека - тоже общественником, это не уважать тех, кто реально впахивает все последние месяцы, причем бесплатно впахивает, чтобы жить и дышать в Балашихе стало легче. Поэтому не буду сотрясать воздух демагогией, где этот человек был, когда мы год вели осаду полигона, когда мы насмерть боролись с мусорной мафией, когда проводим мероприятия? У каждого своя борьба и свой опыт. В Электроуглях своя жуткая ситуация. Куда более сложная чем у нас. Мы, кучинцы, очень сочувствуем их беде, но пусть изучают наш опыт. Мы, кучинские активисты, готовы всем помогать. Но мы живем в Кучино. И не надо за нас, за кучинцев решать. Мы боролись, мы победили благодаря президенту, мы тратим тысячи часов личного времени на помощь власти. Не надо на пустом месте устраивать скандалы, когда есть сложные вопросы. Когда идет по сути хирургическая операция по вскрытию гнойной запущенной опухоли.

Теперь про Гитлера

Молодым людям Гитлер скоро будет казаться персонажем из комиксов, из древнего мира. А вот люди старшего поколения Гитлера ненавидят люто. Не надо ради красного словца использовать такие слова.

Тем не менее, ситуация с газовым вулканом над Балашихой – весьма неприятная для жителей. Конечно, не Освенцим, и не Холокост. Но бесчеловечная вонь налицо. Обидно, ибо Кучино и большая Балашиха – всегда были экологическим раем. Чудесные леса. Солнечная река Пехорка. Место для дач и выездов на природу. Для размещения научных институтов. Полигон же… рос давно, но в последние годы эта банальная городская свалка на отшибе превратилась в лютую беду.

Газовый ад возник НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД. Когда полигон сначала просто стал ощущаться, потом запах крепчал, потом стал все более невыносимым. Почему это происходило? На Кучинскую свалку везли в 5-10 раз больше мусора, чем было разрешено. Никакого весового контроля, разумеется, не было. Откосы полигона были 35-40 градусов, вместо 18 разрешенных. За последние два года эксплуатации в полигон вбухали по меньшей мере 7 млн тонн отходов. А его высота достигла уровня климатических ветров. И этих ошибок есть конкретные имена отчества. Кстати, чиновники Росприроднадзора, выдавшие бессрочную лицензию полигону Кучино, сразу после того, как узнали, что право выдавать лицензии свалкам через месяц-два передадут Московской области, до сих пор не посажены на пожизненные сроки, а даже повышены. Вонь усиливается. И с закрытием полигона она усилилась, потому что процессы внутреннего гниения не остановишь. И это разложение – не разовый акт – а беда лет на тридцать. Полигон сыпали так, словно готовились к Судному дню, к Великому потопу. Абсолютно плевав на правила. И меня просто оторопь берет, а что было бы, если б продолжили сыпать? Город бы вымер.

Те, кто лично близко знает Андрея Юрьевича Воробьева, в один голос говорят, что он замечательный человек. Искренне радеет о людях, о том, чтобы им помочь. И это правда. Но почему тогда в Балашихе к нему неважное отношение? Потому что именно при нем полигон Кучино превратился в газовый котел, который останавливать пришлось президенту. Воробьев тоже хотел, пытался закрыть, но полигон Кучино был для мусорных мафиози стратегическим объектом. Расположенный в пяти километрах от МКАДа, в тоталитарно подчиненном муниципалитете, он казался всем самым беспроблемным. И приносил сказочную прибыль. Но если при советской власти здесь хотели сделать образцовое предприятие, здесь уже в 1980-е годы была дегазация, правильная эксплуатация, то за 1990-е, 2000-е и 2010-е при бандитах и оборотнях полигон превратился в лютый Мордор. И полигон Кучино убил не город, который на него наступал со всех сторон. Полигон убила чудовищная жадность мусорных бандитов и оборотней, которые не вкладывали ни копейки ни в дегазацию, ни в уборку фильтрата, ни в качественную пересыпку. Подлецы хотели эксплуатировать свалку вечно… И им (чьи имена спрятаны в сейшельских офшорах) с высоты многомиллиардной сказки было абсолютно плевать на губернаторов (Воробьева, Шойгу, Громова, Тяжлова), муниципалитеты, мэров (Крюкову, Самоделова, Курганова, Жиркова, Терюшкова, Максимова и др.), жителей. Пришлось вмешаться Президенту.

Это прошлое. Прошлое, о котором надо помнить, но которое уже не изменишь. Последние полгода ситуация другая. Сейчас идет штурм плацдарма на Днепре. Если хотите, штурм Освенцима. Я помню был потрясен в детстве историей, что, когда в Аушвиц входили советские части, а фашисты продолжали расстреливать людей. Фашисты уже и войну проиграли, а это чудовищное убийство ничего не решало. Единственное отличие от ситуации 1944-1945 года, что война идет не с людьми, а с непреодолимым могуществом природы. Это как радиация в Чернобыле. Взрыв прошел давно, а радиация продолжает убивать и чем дальше, тем сильнее. Поэтому в Чернобыле нужно было с риском для жизни, с самопожертвованием установить саркофаг… Тоже самое Балашихинский полигон – один из самых чудовищных объектов московской агломерации, крупнейшая на июнь 2017 свалка в России – по текущему приему ТКО.

И вот в авангарде этого штурма идет Воробьев, эксперты, общественники, проектанты, строители, инженеры. Мы не в состоянии изменить законы природы или поменять прошлое. Еще летом стало понятно, что вонь пойдет по экспоненте. Дегазация – была единственным решением. И если за соглашательство с работой кучинского полигона в период 2013-2017 гг. губернатора нужно ругать, то за решение немедленно начать дегазацию Воробьеву надо поставить памятник. Это серьезное, правильное, ответственное решение. В дегазацию вкладываются большие средства. И сейчас важно дотерпеть. Как написано в Библии «претерпевший до конца спасен будет».

А вот те, кто находится в зоне штурма, рискуют. Очень сильно. Вот мой дед тремя взводами выбил два батальона фашистов из укрепрайона на Новгородчине, за невероятный подвиг его представили к золотой звезде. Но тут появился из тыла политрук с воплем, зачем ты, сын врага народа, заградотряд выставил, Сталин ведь неделю назад запретил. Дед-старший лейтенант, прошедший войну на передовой с первого дня, раненный и чудом выживший в той битве, три дня тремя бойцами державший несколько километров фронта, лишь поднял глаза, «а как поднять неопытных необстрелянных бойцов в атаку?» Еле-еле отмазали от трибунала, звезду и наград не дали, зато осыпали орденами тыловиков и политуправление фронта. Так и сейчас. Вонь прекратиться, а потом полезут из щелей проверяющие. За своей частью почета. И никому дела не будет, каким ужасом надышались люди, делавшие дегазацию. Или что двигало политиками, ускорявшими дегазацию любой ценой. Каково жителям.

Кайзер

В России пока не было полностью успешного опыта рекультивации полигонов. Плохо. Мы запускаем ангольские спутники в космос, великая энергетическая держава, а живем среди мусорных вулканов. В нормальной ситуации полигон проектируется, делается гидроизоляция, очистные, системы дегазации. Есть проект, который охватывает весь жизненный цикл полигона, от зачатия до рекультивации. Так происходит в Германии и в Австрии, в волшебном мире инженера Оливера Кайзера, который сейчас руководит работой по дегазации. В России свалки сыпят без проектов, на глазок. Без оглядки на здоровье и благополучие жителей. Вроде сталинские времена прошли, когда народишко было много и еще бабы нарожают. А методы сталинского концлагеря пропитали сознание.

Почему выбрали Оливера и «ЭкоКом». Никой интриги в этом нет. Еще летом, когда судорожно искали подрядчика на полигон, приглашали абсолютно все кампании, имеющие маломальский успешный опыт по работе с полигонами. В какой-то момент эксперты поняли, что обсуждение шло вокруг десятка реализованных проектов. И каждая кампания присваивала себе этот опыт в резюме. Потом стали расспрашивать. Кто-то оказался подрядчиком, кто-то субсубподрядчиком, а к кому-то просто перешел специалист, который этим раньше у других занимался. А дальше начался разбор ошибок, совершенных разными компаниями, и тут стали всплывать совершенно удивительные вещи. Там проектировщик рекомендовал решение, но подрядчик решил сэкономить. Например, на Тимохово взяли вместо немецкого факела – отечественный. Российский сгорел за две недели. В другом месте сделали пассивную дегазацию, и гигантская часть Москвы этим много лет дышала (Саларьево). И прочее. И главный вопрос был, как вы выполняли предыдущие проекты и как будете выполнять проект по Кучино. И оказалось, что никто не выполнял и не планирует выполнять подобные проекты в одиночку. А среди субподрядчиков чаще всего звучали две отлично зарекомендовавшие себя фирмы – одна на общее проектирование, другая на технологии и инженерию. А к концу долгого дня у кого-то из экспертов возник вопрос: «А где этот «ЭкоКом»? Они вообще участвуют?» Ответ прозвучал такой. Их пригласил кто-то из потенциальных подрядчиков, но в здание правительства области их не пустили, на охране придрались к документам. И сами эксперты попросили министерство пригласить их на следующее заседание.

«ЭкоКом» никогда не был фаворитом гонки, потому что участие в крупных контрактах – привилегия больших кампаний. Это средняя по размерам добротная инженерная фирма, признанный на рынке поставщик качественных решений. И это люди с инженерными мозгами, сложные. Которые прекрасно знают, что даже хорошие решения и дорогостоящая аппаратура в российских условиях чаще всего бесполезны. Потому что при плохой реализации, торопливости, сбое в одном месте, будет и отвратительный результат. Чем дольше шло обсуждение, тем яснее становилось абсолютное преимущество «ЭкоКома». Но с ними очень трудно работать. Оливер не шел и не идет на компромиссы с политиками, был и остается категорически против мельчайшего нарушения технологических процессов и регламентов. И главное, он мог ярко и образно рассказать о последствиях неправильных решений. И это очень диссонировало со всеми другими конкурсантами, которые были готовы действовать в режиме «чего изволите».

Откуда ветер дует

Кучинская беда – помогла выстроить алгоритм, как правильно государству рекультивировать свалки. Кучинский вулкан – это верхушка гигантского айсберга мусорных проблем Московской агломерации. Для министра Когана и для губернатора Воробьева решение начать экстренную дегазацию – это тяжелое и драматическое решение. Но оно было принято сразу, как только беда была диагностирована. Без промедления и раскачки. Прям как оператор переключает ручки тумблера при срабатывании датчиков тревоги. Да, пару месяцев потеряли за счет согласований, кто платит и откуда деньги, а также на разработку итоговой концепции, проработку сметы и доработку проекта. Однако в обычной жизни тот путь, что был пройден за эти полгода, делается за два-три года. Конечно, некоторые вещи при проведении дегазации не предусмотрели, их было сложно предвидеть, но я абсолютно уверен, что в самом решении начать дегазацию никто не раскаивается. Оно было верное и своевременное. Тут ошибок не было.

Здесь для чиновников Москвы и Подмосковья важен еще один аспект. Является ли Кучинский полигон тем жутким отравителем воздуха, который ощущало пол-Москвы? Чиновники Подмосковья показывают графики с направлением ветров, дующих с полигона на юг, на несчастную Балашиху, и утверждают, нет, не Кучино. При этом все понимают, что Балашиха задыхается от отравы и львиную долю в нее вносит свалка в Кучино. Но есть еще и другие загрязнители, которых надо выявить и приструнить. Станции экомониторинга в Балашихе забиваются выхлопами с Кучинской свалки. А сайт московской системы экомониторинга драматически отключен уже несколько месяцев. При этом Сергей Собянин подозрительно зачастил на МНПЗ «Газпромнефти» в Капотне и их нервно нахваливает. Позиция подмосковных властей, что загрязнители находятся на территории непосредственно Москвы. Что, впрочем, подтверждают как выводы ученых, так и наблюдения жителей Балашихи, Реутова и Люберец.

Но наша задача сейчас в другом. Хорошо, что воздушный кризис обострил тему. Мы хотим, чтобы рекультивация полигона Кучино прошла безупречно, чтобы получился объект, который станет эталонным. У экспертов по-прежнему много вопросов. И когда журналист пишет, что «заседание экспертного совета прошло в благостной обстановке», то у читателя может сложиться ощущение, что эксперты работают на расслабоне, для галочки. Это совершенно не так. Просто эксперты много раз уже все эти темы обсуждали, есть большая предыстория вопроса. Концептуальным спорам совершенно не место при обсуждении приемки проекта, они были на этапе подготовки технического задания, при докладах о промежуточных этапах проектной работы. Вся эта работа велась открыто и прозрачно, многие пожелания были учтены.

В экспертных дискуссиях всплывает множество нюансов. Я как житель Кучино вошел в экспертный совет не по причине свалки, а задолго до этого, а потому что мы, жители, спасли Кучинскую березовую рощу, привели в порядок огромный лес. И мой опыт как общественника, активиста по спасению лесов был важен. Через экспертный совет проходит много цифр и фактов, в том числе по свалкам. Мне пришлось во всю эту гадость тоже вникнуть. Многие из этих данных не лежат на поверхности. Но когда этой весной возникла критическая ситуация с полигоном Кучино, многие из тех данных, очень пригодились для понимания объективной картины. А помощь ряда членов совета кучинцам очень помогла в войне с мусорной братвой.

Битва за Кучино привела нас на более высокий уровень вопроса. А чем мы дышим в Московской агломерации? Вопрос – не праздный. Тяжелый. Загрязнителей сотни. В случае со свалкой в Кучино все ясно, проект проработан и с научной точки зрения, и с технологической. Полигон через год станет безопасным, инертным объектом. Сейчас идет буквально хирургическая операция, чтобы сделать свалку безопасной. Процесс уже отлажен. А вот по десяткам других территорий надо думать, что делать. И жизнь сама подталкивает нас к очевидным решениям. Получается, как с Люберецкими очистными. Как только на крупнейших в Европе Люберецких очистных сооружениях "Мосводоканала" сделали модернизацию и вонь исчезла, выяснилось, что за годы их работы в промзонах по соседству возникли другие адовые предприятия, чья вонь была незаметной из-за деятельности очистных. Зато теперь этих загрязнителей берут на карандаш и плотный контроль. Та же история и с Кучинской свалкой. В «мертвой промзоне» тоже есть кого зачищать. А заодно и дорогами в Балашихе пора заняться столь же энергично, как Собянин в Москве. Ведь 25 % гадости в атмосферном воздухе Балашихе – это транспорт. В числе первоочередных мер – надо срочно расширить Носовихинское шоссе, убрав оттуда вечную пробку, развивать электрички, задуматься о метро.

Январь 2018 станет ключевым месяцем. Будет понятно, удалось ли благодаря факелу снять полностью вонь. В любом случае, тогда искать загрязнителей по соседству станет куда проще.

И еще. Меня как жителя Кучино глубоко возмущают истерики от активистов, которые живут далеко от нас. «Неужели вы не понимаете, там диоксины в факеле образуются», - лопочут они, а дальше начинается ссылка на некие высшие знания по химии или токсикологии. Разумеется, эксперты и практики объясняют каждому, что температура горения в факеле гораздо выше, чем температура, при которой есть диоксины. Но разве взрослому человеку что-то объяснишь, когда что-то вбито в голову. И вот одна из таких критиков приехала на полигон, там стояла жуткая вонь, когда на изнанку выворачивает. Я тихо сказал: «Я здесь живу. Вот там мой дом. Я не хочу всем этим дышать. В факеле 99,9999% этой гадости будет сгорать. И сейчас не лучшее время думать, как жить с 0,0001%, когда ты умираешь от 100%».

В этом и разница. Я вижу и ощущаю на себе 100% вреда, который выкашивает жителей Кучино, Железнодорожного и Балашихи, отравляет город. А кто-то падает в обморок при 0,00001 доле процента, считая ее запредельным недопустимым риском. В Кучино меня все знают, на улицах пока иду к электричке, человек десять подойдет, спросит, когда, Анатолий Геннадьевич, этот ад весь прекратиться? И я называю дату, когда зажгут факел. И никому, поверьте, ни разу не было дела до фильтров. У людей вспыхивает в глазах надежда, настороженность, неверие грядущей радости. О фильтрах мы, кстати, тоже подумали, причем крепко подумали. Но все нужно делать шаг за шагом, по уму, по технологии. Экстренная дегазация и большой факел уберет 80% проблем. А потом начнется тяжелая страда по выполаживанию полигона, срезанию скосов и прочим дурно пахнущим вещам.

Мне хотелось бы, чтобы трудный 2018 год стал последним годом экологического бедствия в нашем городе. Чтобы потом у нас настала в отдельно взятой Балашихе эра экологического благоденствия.

Большой факел зажгли 28 декабря 2017. Температура горения свыше 1050 градусов по Цельсию. Каждый час в факеле в среднем сгорают 1700-1900 кубов свалочного газа. К 15 января факел выйдет на проектную мощность в 2500 кубов. Уровень метана падает с запредельного под 60% (в декабре) до 51 сейчас на 10 января - и это радует. Мы очень хотим дышать свежим воздухом, и факел дарит надежду.
У зеленого политика Анатолия Баташева на рабочем столе большой альбом с марками. С раннего детства он собирал марки на космическую тему. Советские и зарубежные марки, начиная с 1950-х. Величие страны, приветливые лица космонавтов, мощь техники.

- Космос впечатляет. И Вас замечательное хобби.

- Собирать марки подсказал мне отец. Вместе мы договорились о том, что это будет про космос. Я был тогда во втором классе, шел 1983 год.

Марки – это не просто красивое хобби, это сопричастность к великой истории. Каждый космонавт – это судьба, это индивидуальный подвиг и результат усердного коллективного труда. Каждый аппарат – это технологический шедевр. Каждая программа и открытие – это часть великой истории человечества. Каждая марка – это не просто старая, чуть пожелтевшая бумага – это концентрация подвига и силы. Собирая марки, ты понимаешь, что живешь в по-настоящему великой стране и в исключительно интересную, важную для человечества эпоху. Нам бы спецкурс по истории космонавтики в школах и вузах ввести! Россия всегда будет обращена к космосу и к лесу. Есть вещи, о которых мы обязаны знать, планируя свое будущее, делая свой профессиональный выбор. В наше время все дети хотели быть летчиками, а самые сильные – космонавтами. А поколение наших родителей было счастливо возможности сделать гайку, которую можно использовать в космическом аппарате. Я в отличие от других детей очень хотел стать архитектором, но, когда мы выросли популярными профессиями стали ранее бессмысленные юрист и экономист. Сегодня у нас множество продавцов и менеджеров по продажам, но нет токарей, нет летчиков, даже в космос народ по объявлению набирают. Но потихоньку все будет возвращаться на круги своя, к сочетанию высоких технологий и традиционных ценностей.

- Ваш блог в «Живом журнале» называется «Дорога к звездам». Вера в космос?

- Наш великий пионер космоса Алексей Леонов как-то сказал: «Древние не зря называли тернистый путь человечества дорогой к звездам!» Я в детстве искал эпиграф к сочинению, и эта цитата прямо ко мне прилипла. Уже в институтские годы у меня возникла мечта – написать космическую фантастику. Причем фантастику в стиле Ивана Антоновича Ефремова – без насилия, об идеальном обществе будущего. Поскольку поединок хрупкого человека и могучих сил природы – это всегда завораживающее. У нас много низкопробной фантастики, где уродливые современные реалии переносятся в будущее. Но читая эту «боевую фантастику», осознаешь, что авторы не видят простой истины – развитие технологий невозможно без духовности, без преобразования духовной природы человека. Пещерный милитаризм, пороки, социальные болезни несовместимы с полетами к звездам. До звезд и высоких технологий надо дорасти духовно.

- Недавняя авария при пуске с космодрома «Восточный» и коррупционные скандалы вокруг космодрома должны ли как-то повлиять на нашу космическую программу?

- Космодром «Восточный» – важный инфраструктурный объект. В России теперь три космодрома. Байконур я считаю российским космодромом, поскольку он находится у нас в долгосрочной аренде. Я не стал бы рассматривать «Восточный» как альтернативу Байконуру. Это самостоятельный объект, рассчитанный на то, что количество полетов в космическое пространство по мере развития технологий будет лишь расти. Аварии, конечно, случаются. Причем порой из-за курьезных ошибок. Нам не нужно уподобляться людям, которые в одночасье убили великую программу «Бурана». Решение о строительстве космодрома – стратегическое, определяющее развитие отрасли на десятилетия вперед. Но воровство там тоже оказалось, по всей видимости, космических масштабов. Если б честно строили, получился бы весьма достойный объект. Жаль, что толком никто не наказан. К тем, кто ворует мечту, нужны меры. Ведь воры обрубают нам крылья, и это уже не фигура речи.

- Космодром рядом с Китаем – это безопасно?

- Китай – негласный союзник России, добрый сосед. У КНР есть своя космическая программа и собственные стандарты. А то, что на Дальнем Востоке Россия строит космодром, повышает инвестиционную привлекательность всего Тихоокеанского региона. Если опасаться Китая или США, то можно и в Плесецке ничего не строить. Мой прадед, дед и отец родом с Амурской области из города Зея. Я уверен, что в ближайшие десятилетия есть все шансы поднять уровень жизни в том регионе до уровня приличной европейской страны. Космос для Амурской области станет драйвером для интенсивного роста.

- «Космическая» в кавычках программа Северной Кореи. Не могу не спросить, как вы ее оцениваете?

- Северокорейские ракеты уже способны достигнуть Уральских гор! И это важно учитывать в нашей военной доктрине. Когда Ким Чен Ын испытывает ядерную бомбу, то толчки ощущаются и во Владивостоке. Важен всеобщий и полный запрет на проведение испытаний ядерного оружия. Китаю, США и России как постоянным членам Совета Безопасности ООН надо объединить усилия по урегулированию корейского конфликта. Жить по принципу «моя хата с краю» в современном мире не получится. Если у соседей хата загорится, то пожар войны может перекинуться и на нас. Что касается чисто космической составляющей, то гораздо важнее думать о своем, о российском космосе. У корейцев свой путь. Мы этот этап прошли еще в 1940-е годы, они отстают от нас на 80 лет. Для Северной Кореи важнее не столько космос, сколько ракетно-ядерные технологии. А вот нам как Великой космической державе важен именно космос, включая прорыв к Луне, другим планетам, к ближним звездам.

- Чего нам в космической отрасли, на ваш взгляд, не хватает?

- Прежде всего, внутренней конкуренции и добротной частной инициативы. У нас пока реально два спутниковых оператора первого уровня – Государственное предприятие космической связи и «Газпром-Космические системы». В США и в Европе хватает частных спутниковых операторов первого уровня. А у нас два, причем ГПКС, по сути, монополист. ГПКС не платит за запуск своих спутников, а другие операторы платят. ГПКС государство оплачивает производство, и кредиты даются под госгарантии, в результате кампания в привилегированном положении. И все потихоньку идет к тому, что другим российским операторам станет выгодно запускать спутники за рубежом – в Куру в Гвиане, в США, а не у нас. Надо либо всем национальным операторам предоставлять похожие привилегии, либо потихоньку запускать процесс демонополизации. Конкуренция – это всегда хорошо. До появления ГКС шло активное обсуждение стоит ли России производить телекоммуникационные спутники или лучше вещать через импортные. У нас была относительно морально устаревшая группировка. А как конкуренция появилась так сразу все взбодрились. Спутники «Ямал» сразу забрали львиный сегмент качественного вещания, и это потребовало от ГПКС определенной перезагрузки.

- Мы потихоньку утрачиваем лидерство на рынке запусков. Тут конкуренция как-то поможет?

- Наши космические успехи базировались еще на заделе технологической мощи СССР. А мир не стоит на месте. Технологии позволяют запускать ракеты дешевле, эффективней, безопасней. Мы увлеклись тем, что почивали на лаврах, а после аварий Шаттлов даже решили чуть заработать на монополии. В результате в отрасль устремился частный капитал. А теперь результат. РКК «Энергия» потихоньку утрачивают позиции, что у них были. Раньше они были предприятием № 1, они производят «Союзы». В России сейчас вперед вырывается центр Хруничева. Ракеты у них хорошие, у «Энергии» устаревают. Но обе компании работают на ресурсе, сформированном десятилетия назад. Нужны новые космические аппараты. Пока мы еще лидеры в части полезной нагрузки. Но американцы-частники Илона Маска создали два отличных типа ракет. Они получили от государства колоссальные преференции, и позволяют себе уже демпинговать благодаря поддержке своего американского государства. Благодаря советскому технологическому заделу мы вполне еще сильны в пилотируемой космонавтике, в военной сфере, но вкладывать надо в развитие космической отрасли. И надо тоже постараться помочь частной инициативе россиян в части космоса.

- Падение ракет имиджа не добавляет…

- Мы циклиться на падениях не должны. Везде случаются неудачи. Важно уметь держать удар и исправлять ошибки. Важно наводить порядок, повышать дисциплину, пресекать саботаж и промышленный шпионаж. Конечно, гибель спутников – штука неприятная, но сейчас активно развивается отрасль космического страхования, что позволяет владельцам спутников частично компенсировать потери. Другое дело, что потери – это не только железо. Каждый спутник летит с определенной целью, предназначен под выполнение уже заключенных контрактов, поэтому моральные и материальные потери, конечно, выше.

- Вы пообещали, что, став президентом, перезахороните Ленина из Мавзолея на кладбище в Шушенское. А что делать с прахом Юрия Гагарина и других выдающихся личностей, захороненных у кремлевской стены?

- Если честно, мне больше нравится идея Артемия Лебедева – перекрасить Кремль в белый цвет, каким он был раньше. Прах тех, кто захоронен у кремлевской стены, пусть покоится с миром. Никого перезахоранивать не надо. Учитывая, что сегодня о многих руководителях советской эпохи информации в учебниках и прессе крайне мало, важно продумать систему информирования об этих людях. На мой взгляд, важно обнародовать засекреченные документы, касающиеся судьбы Юрия Алексеевича. Например, до сих пор нет понимания у общественности, почему он погиб. Много слухов на эту тему. Память о Гагарине – это общее достояние человечества. Нам стоит учредить государственную награду, орден Гагарина за достижения в области науки и технологий, за проявление мужества и героизма. Что касается Владимира Ильича Ленина, надо не откладывать решение о перезахоронении, не перекладывать его на потомков. Я думаю, если бы не революционные потрясения и экономические авантюры советского руководства, то мы бы и в космосе оказались на 20 лет раньше.

- Регулярно звучат заявление как у наших руководителей, так и у американских о необходимости возобновить полеты людей к Луне, организовать экспедицию на Марс. Это актуально?

- Сегодня мы понимаем одно – это технически возможно. И даже не так уж дорого. Главная проблема таких полетов моральная – приемлем ли риск? Потеря спутника – это удар по космической программе. А потеря космонавта – куда страшнее, ибо мы привыкли к успехам. Полеты на дальние расстояния сравнимы с походами Тура Хейердала и Юрия Сенкевича – на «Ра» через Атлантику. Мы боимся рисковать в космосе. Отправляя войска в горячие точки, мы рискуем парнями. Финансируя экстремальные экспедиции, например, восхождения на восьмитысячники – мы рискуем альпинистами. В повседневной жизни уровень риска гораздо больше, но в космосе риск на виду, концентрированный. Плюс нет полного понимания по технической составляющей. Разработка и подготовка полета – это значительные инвестиции здесь и сейчас. Возникает вопрос приоритетов. Нам важен президент, который верит в космос. Я верю, что человечество вернется на Луну, полетит на Марс. Надеюсь, человек достигнет Венеры при жизни нашего поколения.

- Но у власти всегда будет дилемма – поднять пенсии или вложиться в Марс.

- Нет такой дилеммы. Это разные источники финансовых средств, мало связанные друг с другом. Мы много говорим о поддержке высоких технологий. Но микроэлектроника, авиастроение, космос – это как раз были такие отрасли на закате советской эпохи. Когда мы стали продвигать модный тезис, что «космос может подождать», что ракеты нам не нужны, то допустили колоссальную ошибку. Денег больше не стало, зато множество людей потеряли работу, огромные деньги на их образование, капитальные затраты, на текущие исследования оказались потерянными, вложенными в пустую. Нам стоило символических затрат поддержка этих самовоспроизводящихся отраслей, которые двигали всю экономику вверх и вперед. А как их потеряли – все рухнуло в пропасть. Потому что надо понимать, как все в экономике работает. Не мы «кормим космос», это космос кормит нас. Хорошие пенсии напрямую зависят от того, сколько у нас высокопроизводительных, стабильно оплачиваемых рабочих мест. Сокращая космос, мы режем дойную корову. Выигрыш от продажи мяса маленький, а вот молока больше не будет.

- Но все равно космос – это глобальные финансы. Тянет ли нищая страна на право быть космической державой?

- Мы счастливцы. У нас великолепная природа. У нас есть нефть, газ, интеллект. И мы в отличие от Саудовской Аравии можем вкладывать доходы не только в западные активы, но и в собственные технологии, в собственные мозги и научные центры. Вот у вас есть излишки долларов. Если их впрыснуть в инфраструктурные проекты, вы разгоните инфляцию. А если в науку и космические технологии, то вы инвестируете в прочный каркас страны. Вы вкладываете в собственный народ, в собственные успехи, в собственную великую историю, не разгоняя инфляцию. Вот пример. Террорист взрывает бомбу и гибнут люди. Вся страна в шоке, все ищут информацию, переживают, нервничают. КПД падает до минимума. Или другой пример, вы запустили ракету в космос. Все радуются, хотят трудиться, гордятся Россией, КПД прирастает. Это огромный доход в масштабах страны, который косвенно привязан к космосу, но это следствие нашего успеха. Каждый пуск – это сигнал маяка для инвесторов, что Россия сильна, что это надежная гавань для инвестиций. Мы ушли с головой в проблемы. Наша задача сделать Россию снова счастливой.

- Кого из специалистов стоит первым отправить на Марс?

- Конечно, альпинистов. Покорение самой высокой точки солнечной системы – это дело чести для человечества. Разве нет? Я готов отправить человека покорить Снега Олимпа. А геологи и климатологи тоже как-нибудь доберутся, куда без них.

- Космический туризм – это нормально?

- Современный космос – это экстремальные нагрузки на организм. Мало иметь сказочно много денег. Нужны выносливость, терпение, тренировки. Слово туризм – неправильное. Турист летит отдыхать. Здесь верное определение – путешественник. Или коммерческие полеты. Мы не спрашиваем пассажиров самолетов, зачем они куда-то летят. Многие из тех, кто отправлялись в космос за деньги, решали совершенно конкретные бизнес-задачи.

- В политике вы критикуете космонавтов. Например, вашим оппонентом на выборах в Госдуму был космонавт Максим Сураев.

- Каждый должен быть на своем месте. Максим Викторович Сураев – человек, который впервые среди россиян стал вести блог из космоса. Ему было что сказать аудитории. За это он сильно пострадал от ретроградов, которым популярность космонавтов казалась лишней. Сураеву даже заслуженную звезду героя за полет вручили не сразу. Но… поймите правильно. Я живу в Балашихе. Здесь четыре раза баллотировался на главу, дошел до каждого двора, до каждого подъезда, привел в порядок потрясающий лес. И тут губернатор Воробьев рекомендует балашихинскому руководству поддержать Максима Сураева. И делается это так, словно большой князь деревеньку с барского плеча вельможному пану пожаловал. У нас что в полумиллионной Балашихе нет собственных политиков? Есть. У местной «Единой России» была пара мощных фаворитов. Но губернатор сказал, и все упали-отжались, согласились. Стиснув зубы, ибо понимали, что Сураев зачем-то нужен губернатору, но город как был без народного заступника, так и останется. Я очень хотел поддержать Максима Викторовича, он очень классный и душевный человек, но меня вежливо попросили «технологи» в работе его штаба не участвовать. А это значит, оказалось некому подсказать кандидату элементарные вещи. Что сотни важнейших историй, которые волнуют горожан, оказались неучтенными. Поэтому я пошел сам. Депутат должен жить своим избирательным округом, дышать тем же воздухом. Ну, это же абсолютно неправильно для единороса, когда мы жители радуемся, что Путин распорядился закрыть свалку, а на местном уровне начинают просить потерпеть до 2019 года. И Сураев из политсовета «Единой России», который палец о палец не ударил, чтобы защитить нас от свалки, вдруг приехал просить балашихинцев потерпеть. Представьте, этот человек за счет бешенного административного ресурса победил в Балашихе, но его не было на участках в день выборов, и приехал он в город, который ему доверил мандат, лишь на сороковой день после избрания. Словно на поминки. Как сказал классик: «такой футбол нам не нужен». Депутат должен быть лидером, защитником. Космонавт – это не тот, кто лишь слетал в космос, а тот, кто, полетев туда, любит нашу землю. Так и депутат-одномандатник. Надо очень любить свой округ, свои города и собственных избирателей. Я думаю, у Максима Викторовича еще несколько лет депутатства впереди. Надеюсь, исправится.

- Если бы россияне предпочли бы некоторых политиков заключить в капсулу и отправить на Венеру, с кем из кандидатов вы бы предпочли полететь?

- Ну, это будет очень длинное путешествие. Кого бы я взял с собой и кого б не взял? Тут надо либо брать всех, чтобы было что за круглым столом обсудить. Либо лететь самому. Точно не взял бы Жириновского, Явлинского и Зюганова. Владимир Вольфович со своим эпатажем. Геннадий Андреевич скучный, как Григорий Алексеевич. Ксению Собчак тоже не взял бы, она бы мозг вынесла. Навальный уже тренированный путешественник, столько сидел по СИЗО, так что к закрытым пространствам приспособлен, но пусть уж лучше время семье уделит. Богданов – не то. Путин… мне его в телевизоре хватает. Может быть, Миронов. Может быть, Прохоров. Я думаю, в России никто и не заметит, что Миронов с Прохоровым улетели, на качестве жизни и управления это никак не скажется, зато вернемся героями.

- Путина вы зря в космос не берете…

- Если честно, Путин – знатный экстремал. Он и на батискафе на дно Байкала погружался, и со стерхами летал, и за штурвал МИГа садился, и за амфорами нырял. Я абсолютно не удивлюсь, если через пару тройку лет Владимир Владимирович слетает на МКС. Конечно, это экстремальные перегрузки, и определенный риск, но у него крепкое здоровье. Кстати, советник Бориса Ельцина Юрий Батурин на станцию «Мир» летал. Я думаю, и Путин вполне мог бы слетать. Вообще, Путин сделал очень много для экологии. Пожалуй, даже больше, чем все мировые лидеры вместе взятые. Тут тоже не обходилось у него без ошибок, однако достижения налицо. Чего Путину в экологии пока не удалось, так это полноценно возродить службу лесничих. Но сельское хозяйство идет на подъем, Арктику чистим, сейчас начнем чистить Волгу, решать мусорную проблему. Так что, если Путин захочет слетать в космос, разве ему откажешь? Возьмем.

- Как мы можем перезагрузить космонавтику? Что нужно сделать, чтобы дорога к звездам, наконец, открылась?

- Я бы начал с малого. С благоустройства Звездного городка. Хотим полететь к звездам, давайте сделаем бессветофорную дорогу между Москвой и Звездным городком. Ну, не проехать по Щелковскому шоссе. Нам нужен дублер Щелковского шоссе. Хотя бы мостик на действующем шоссе через Пехорку расширить. Хотим полететь к звездам, давайте очистим леса возле Звездного городка от бурелома, приведем в порядок там озера. Космос с дома начинается. Реновацию надо не с Москвы начинать, а со Звездного. Там есть потрясающие здания, но им подсветка нужна. В Звездном городке построили храм необыкновенной красоты. В космосе у нас все современное и дорогое, блестящее. Городок должен соответствовать космической эре. Потом… Мы говорим про туризм. Вот где туризм. Создать там мега-космоцентр, сделать там прекрасные тренажеры, имитаторы, чтобы люди приезжали, занимались, подтягивали форму. Отбоя от желающих не будет. Самое главное, там полно уникальных специалистов, которым очень важна самореализация. Это люди, которые служат России. И это весьма усилит Центр подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина. Сегодня в Звездном городке сильный мэр Баришевский, из новой волны молодых единоросов-технократов. Под такие города как Звездный городок нужны особые федеральные программы. И это ведь не единственный космический город. Есть Королев, есть Дуброво… Самое удивительное, мы вкладываем бешенные деньги в разные инновационные центры в чистом поле. А надо вкладывать туда, где годами намоленное место. России очень нужен космоцентр. И строить его надо строить там, где есть космонавтика – в Звездном. Также как Сколково надо было строить не там, где Рублевка, а в Долгопрудном возле Физтеха. Также Роснано было надо создавать на базе Дубны и ОИЯИ, где выдающиеся ученые-нанотехнологи и специалисты по элементарным частицам.

- Как вы относитесь к Дмитрию Рогозину? Тут после падения спутников появился анекдот, что Рогозина и Мутко пора поменять местами.

- Дмитрия Олеговича я помню с времен, когда работал на «Первом канале» в 2000-2001 годах. Он был депутатом, победил в одномандатном округе. И он был большим молодцом. Было несколько депутатов, которых мы приглашали регулярно, которые могли интересно и компетентно комментировать ситуации. Одним из таких активных и безотказных депутатов был Дмитрий Рогозин. Он был готов сразу без уговоров бросить все дела и прилететь на телевидение. Таким же были Борис Немцов, Алексей Митрофанов. У Рогозина всегда была четкая патриотическая позиция, желание служить России, и он сделал впечатляющую государственную карьеру. А еще у него хорошая коммуникабельность и чувство юмора. Кстати, из гостей программы «Здесь и сейчас», которые на меня произвели большое впечатление дважды герой СССР и России Сергей Крикалев. Человек с потрясающей энергетикой и интеллектом. Что касается идеи поменять местами Рогозина и Мутко, может быть. Каждый стадион, который готовился к Олимпиаде или Чемпионату Мира по футболу напоминает футуристический звездолет. Смотришь на этот ковер-самолет-стадион-звездолет, и думаешь, а вдруг полетит? Разумеется, нужна серьезная ротация правительства по итогам выборов. Делать вид, что ничего дурного не произошло, нельзя.

- Байконур. Каким Вам видятся его перспективы?

- Байконур – разумеется, важен. Недавно смотрел замечательные репортажи Юлии Алферовой с Байконура, город, конечно, за последние десятилетия похорошел. И там масса полезной инфраструктуры. Но есть проблемы. Цена аренды очень высокая. Мы тратим на аренду огромные деньги, сопоставимые с бюджетом крупного российского города. Раньше это имело смысл, когда в 1990-е было важно поддержать экономику Казахстана и сохранить любой ценой космическую мощь. Но сегодня Байконур потихоньку утрачивает мировое лидерство по количеству стартов. Из-за недопониманий с руководством Казахстана имели случаи, когда космодром должен был часть пусков отменять. Во-первых, важна постепенная отмена арендной платы с повышением прямых вложений в городскую инфраструктуру Байконура. Для Казахстана уход России из Байконура невыгоден, но и для России он тоже невыгоден даже с учетом «Восточного». Но нам надо вкладывать деньги не в ясак, а в новые разработки, в инфраструктуру. И это пойдет на пользу обоим нашим странам.

- В ходе предвыборной кампании Вас спрашивали о космосе? Затрагивалась ли эта тема?

- Самая яркая космическая история, пожалуй, была в Ярославле. Там горожане активно борются за спасение от застройки Петропавловского парка. Десять лет назад некая фирма-прокладка взяла парк и стадион ткацкой фабрики «Красный Перекоп» в аренду. Изначально под благоустройство и строительство санатория. А теперь эти аферисты хотят парк уничтожить и застроить. Но это историческое место, мануфактура была основана при Петре Первом, царь здесь бывал несколько раз. И потом все российские императоры тоже этот парк посещали. Здесь гостил Иоанн Кронштадтский. Здесь прошло детство первой в мире летчицы-космонавта Валентины Ивановны Терешковой. К парку примыкает школа, где училась эта героическая женщина. Наш долг, народный долг – спасти этот парк и благоустроить. Космос начинается с земли. В парке чудесный старинный храм, пять прудов, развалины барского дома и гостевых домов. Эту необыкновенную красоту надо возродить.

- Ваш дед, Анатолий Тихонович Лебедев, выступил с нашумевшей теорией полой Земли, которая наделала много шуму при обсуждении в Академии наук СССР, многие ученые его тогда поддержали…

– Это, действительно, был эпохальный спор конца 1980-х. Дед раскритиковал теории Эйнштейна и академика Магницкого относительно строения планеты Земля. Современная геофизика исходит из теории ядра, дед считал, что Земля – это оболочка, заполненная газами. И он отрицал теорию ядра для всех небесных тел, включая Солнце и Луну. И, кстати, на основании своих теоретических выкладок он сделал один из самых точных расчетов расстояния пролета кометы Галилея мимо Земли. Сильно точнее советских ученых, запускавших в сторону кометы космический аппарат.

У деда был свой взгляд на мир элементарных частиц и на экологию. В частности, на основании теории полой Земли он доказал, что на планете раз в несколько тысяч лет происходят глобальные катаклизмы, вызванные сменой полюсов. Катаклизм приводит к гибели цивилизации и большей части всего живого. Гигантское океанское цунами всемирного потопа уничтожает полностью жизнь на равнине, спасение есть только в горах. То, что не добивают цунами и землетрясения, гибнет из-за голода, болезней, холодов, междуусобиц. Многие процветающие территории рискуют оказаться под новыми полярными районами, тогда как нынешние полярные шапки растают. К катаклизму надо серьезно готовиться. Мы не знаем, случится он завтра или через несколько тысяч лет, но это достаточно быстрое и роковое для человечества событие, и обычно, считал мой дедушка, за одно-два поколения выжившие группы человечества впадают в первобытные отношения.

- Вы боролись за закрытие Кучинской свалки в Балашихе, участвовали в Прямой линии с Президентом Владимиром Путиным. Ведущий тогда сказал, что свалка достигла столь впечатляющих размеров, что ее видно даже из космоса. У нас вправду экологические беды достигли космического масштаба?

- Да. Наша свалка была крупнейшей в России по текущему приему бытового мусора. Туда сыпали в несколько раз больше разрешенного, поэтому вонь стояла лютая. Несколько лет наш город задыхался от зловония. Это были ворота в ад, Мордор.

Сегодня много экологических проблем видно из космоса. Например, выбросы из труб на предприятиях Норильска или Челябинской области. Трудно не ужаснуться колоссальным вырубкам леса на Дальнем Востоке и в Сибири. У нас тяжелейшие лесные пожары, мы теряем огромное количество лесов, а города на Транссибе вроде Канска давно превратились в гигантские лесопилки. По Канском в этом году сгорели миллионы кубов леса, причем, один из пожаров был на территории бывшей ракетно-космической части. Военные оттуда при Сердюкове ушли, а территория используется китайцами под гигантский склад пиломатериалов. Сейчас в рамках проекта «Чистая страна» пытаются наладить космический мониторинг свалок. Очень важной инициативой считаю идею оснастить мусоровозы датчиками системы ГЛОНАСС, чтобы контролировать мусорные потоки и сделать невозможными серые и черные мусорные схемы, включая создание стихийных незаконных свалок.

- Вы были пресс-секретарем в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям. Организация занимается в том числе государственными программами в области поддержки книгоиздания. Как с помощью книг популяризировать космос?

- В России отличные фильмы в последнее время вышли на тему космоса. «Королев», «Время первых», «Салют 7». Я считаю, что нужно шедевры космической фантастики экранизировать. «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова, «Шпаги над Звездами» Романа Злотникова, «Императоры иллюзий» Сергея Лукьяненко, продолжить экранизацию Булычева. Есть прекрасная зарубежная космическая фантастика, которая ждет своего часа – книги Андре Нортон, Айзека Азимова, Лоис Буджоулд. Но, главное, у нас есть много невыдуманных отличных сюжетов о великих первопроходцах космоса и героях-летчиках. Нам нужны фильмы о Покрышкине и о Кожедубе, о Туполеве и других.

Сейчас читают гораздо меньше, больше смотрят. Многие уходят в социальные сети. Возникает гибридная культура, когда мало написать красивую книгу, важно, чтобы ее качественно экранизировали. Идет сочетание инструментов. В России практически нет писателей, которые пишут не только для русскоязычных читателей, а на все человечество. Наши писатели замкнулись в узких мирках своих издательств. Нам проще переводить западных авторов на русский, а не наоборот. Возможно, космос – это та ниша, где у России снова смогут появиться глобальные авторы. Раньше весь мир наслаждался нашими писателями, и нам важно вернуться в мировую литературу.

- Кто такой Луи Парнас, от имени которого ведется ваш блог в «Живом Журнале»? Судя по описанию, командир звездолета.

- Когда я стал заниматься политикой и писать про политику, меня доставали вопросом, почему Парнас? Я много раз говорил, что мой блог lui-parnas.livejournal.com появился на несколько лет раньше, чем так называемая Партия Народной Свободы. Сам персонаж Луи Парнас появился на свет в декабре 2001 года, в дни десятилетия с момента распада СССР. Меня уволили из познеровской программы «Времена». Я решил поиграть в честную журналистику и настаивал, чтобы те интервью с президентами Узбекистана Исламом Каримовым и Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, что мы взяли для программы, поставили в эфир. Но выпускающий редактор программы отказался. Он просто про них забыл, и это выяснилось за два часа до эфира. Я жестко поставил вопрос, что интервью надо ставить – это были великие высказывания и необыкновенные свидетельства эпохи. А мне в ответ попросили не раскачивать лодку и закрыть глаза на ошибку выпускающего редактора, либо пригрозили уволить. У меня вся жизнь прошла перед глазами, у меня супруга была на пятом месяце беременности и моя работа на телевидении была нашим единственным источником дохода. Я знал, что впереди – Новый год, другую работу быстро не найти. Да и не мыслил я себя без телевидения. Но я понимал, что не могу согласиться, что если я предам правду, то не смогу впредь называться журналистом… И был уволен. Никто не заступился. Для меня телевидение было смыслом жизни. Я пришел домой, а поскольку я не умел бездействовать, не работать, то начал писать книгу. Это был приквел к роману Ефремова «Туманность Андромеды» про звездную экспедицию к Сириусу. Командиром звездолета был Луи Парнас. У Ефремова очень глубокая, интересная система имен. Человечество для него единое целое, с общим языком, но легкие национальные различия сохраняются. Луи Парнас – француз. По моей книге для него это уже вторая экспедиция к звездам, он исключительно опытный астронавигатор. Но из романов Ефремова мы знаем, что эта экспедиция, о которой писатель упоминает трижды, с Сириуса не вернулась, передав на Землю исключительно важные данные. В общем, надеюсь сесть и дописать, роман в голове давным-давно написан. Но в силу авралов на новой работе был заброшен на полпути. На заре интернета была культура никнеймов, он должен выражать твою сущность, при этом ты должен первым его застолбить в сетевом пространстве. Samovar был везде занят. Поэтому Луи Парнас.

- Насколько связаны экология и мечты о космосе?

- Напрямую связаны. Стартует ракета, в топливе гиптил. Падение ракетной ступени с остатками топлива – это уже серьезный ущерб природе. У нас на эту тему идет непростой диалог с Казахстаном. Вот мы в России посмеиваемся над инициативами Илона Маска, что отработанные ступени должны возвращаться на платформу, а ведь это знаковая история. Космос позволяет нам много понять о родной планете. Тут и климат, и система координат, и мобильная связь. Космические исследования помогают развивать технологии на Земле, добиваться прорывов. Контроль из космоса помогает беречь природные богатства. Сейчас мало кто помнит, но когда пришел Путин, то первым делом Госкомрыболовство начало отслеживать браконьеров на Дальнем Востоке и у Норвегии через спутники. Такой вой поднялся. Уже с самого начала освоения люди поняли необходимость беречь космос. Не засорять орбиту мусором.

Мечта очень важна. Пока у нас нет технологии межзвездных перелетов, но уже сейчас человечество понимает, что Земля это колыбель. Что человечеству нужны ресурсы. Чтобы цивилизация росла и развивалась, мы должны лететь к иным мирам. Но чтобы мы смогли выполнить эту миссию, мы должны сберечь нашу колыбель. Нашу Землю. Нашу мать-природу. Мы сильно отравлены, тяжелый удар нанесен по биоразнообразию. Природу надо очень энергично защищать, ибо, спасая природу, спасем Землю и все человечество.

– Есть у Вас любимый анекдот про космос?

– Есть. Это добрый исторический анекдот. «Вызвали в КГБ священника: "Вы должны на проповеди произнести следующее – ‘Гагарин в космос летал, никакого Бога там не видел'. Понятно? Не произнесете – приход закроем, а из церкви библиотеку сделаем!" Ну, как тут не понять. И вот на воскресной проповеди батюшка говорит: "Возлюбленные братья и сестры! Знаете ли вы огромную радость, что Гагарин в космосе летал? (толпа радостно гудит, конечно знаем) И, говорят, никакого Бога там не видел! (пауза, тишина) А вот Бог Гагарина в космосе видел и благословил!

Я точно не знаю откуда это история, одни утверждают, из жития владыки Иосифа (Чернова), другие – из рассказа Андрея Ефремова. Но хорошая история. Космос без духовности невозможен. Хрущев и Сталин под разговоры о прогрессе закрыли и уничтожили множество православных храмов. И выросло целое поколение технократов, воспитанных на вере в технический прогресс. А тут возник резонный вопрос, прогресс есть, а счастье и должного достатка нет? Зачем терпеть? В Библии сказано: «Претерпевший до конца спасен будет». Мы не знаем, как бы сложилась история, будь все иначе. Если бы мы не закрыли «Буран», если бы запустили в воздух «Сотку», если б не загубили авиапром и микроэлектронику. Многие ошибки были сделаны из совершенно благих намерений и побуждений.

- Как быть теперь?

- Однажды в июле 1999 года я был на Европейской Летней Школе под Липецком. У нас целый день шли совершенно блестящие лекции о Евросоюзе, о евроинтеграции. И как-то уже поздно вечером, выйдя с лекций, с учебы, я вдруг посмотрел на небо. На огромные ночные звезды. На бесконечность созвездий и огромность вселенной. Конечно, если б я вернулся в тот день, то, наверное, что-то я бы сделал иначе. Но есть ли смысл думать об этом, когда есть пережитое, сложное, огненное, и есть много доброго и замечательного? Важно уметь обращать взор к небу и помнить, что все в этой бесконечной Вселенной у нас еще впереди. И жить по уму, верить, надеяться, беречь друг друга и любить.

Во мире Эры Кольца у Ивана Ефремова важнейшим институтом гражданского общества была Академия Горя и Радости, которая занимала примерно тоже место в структуре общественного контроля как счетная палата сегодня. Ключевые решения выверялись там, чтобы в мире не росло число страданий, чтобы радость преумножалась. Сегодня главная задача для России – это стремление вновь обрести счастье. И к этому надо идти.
Продолжение. Начало тут.

* * *

Но что говорить о животных, рыбе и деревьях, когда людей, людей беречь надо. Социальные болезни – алкоголизм, включая потребление алкогольных суррогатов, наркомания, табакокурение – это тяжелая беда, тормозящая развитие России. Важно законодательно запретить производителям алкоголя и табака вкладывать в предвыборные фонды. Мы отстали от Запада на десятки лет в профилактике курения, в лечении наркозависимости, в борьбе с алкоголизмом. Но болезни надо лечить.

Экохищники не думают о людях. Когда мы стали бороться с Кучинским полигоном, то обнаружили, что никакие не налогоплательщики, а крупнейшие должники в городской бюджет. Что деньги, собираемые с потребителей в Москве, идут в непонятном направлении, а фирмы, владеющие полигоном, зарегистрированы в сейшельских офшорах. Если бы хоть малая часть этих шальных средств шла в развитие инфраструктуры мусорной отрасли, сегодняшней катастрофы удалось бы избежать. Но эти негодяя довели ситуацию до такой стадии, что люди стали задыхаться. Что началось восстание! Как говорил в таких случаях Данила Бодров, в чем сила? В деньгах? Сила в правде. Мы, люди, жители, победили. Мы боролись сначала малыми силами, потом всем городом, а пришла подмога – наш президент. И навели порядок.

В России огромная смертность от ДТП, от внезапных остановок сердца. У нас эпидемия ВИЧ-СПИДа. В крупных городах растут онкологические заболевания.

Наряду с «дураками и дорогами» в России есть еще одна национальная беда – радиация. Когда я ездил по России, то вдруг понял, что практически по всей стране у нас в советские времена велись мирные ядерные взрывы. Много где ядерные реакторы, остатки топлива. Вот недавно «безопасное» в кавычках рутениевое облако над страной пролетело, никто не признается откуда. Концерн «Росатом» быстро заявил, что готов всех журналистов свозить на «Маяк», но из почти 200 подавших заявки на аккредитацию выбрали 18 – и то из нескольких региональных СМИ. Остальным, включая мне, отказали. Значит, им есть что скрывать.

Нам важно помнить о подвиге ликвидаторов аварии на ЧАЭС. Я надеюсь, наступит день, когда на Поклонной горе возведут памятник героям-ликвидаторам и жертвам радиационной аварии.

* * *

Нам нужны реальные реформы, их нельзя откладывать в долгий ящик. Например, пенсионная реформа. Вы удивитесь, но Пенсионный фонд России – второй по величине бюджет страны – до сих пор живет не по закону, а по бумажке, принятой Верховным Советом РСФСР. И правительство, профильное министерство саботирует принятие закона о статусе Пенсионного фонда России, который несколько раз поручал принять Путин. У нас не будет отличных пенсий, пока сотрудники ПФР, крупнейшей социальной организации России, из-за правовой неопределенности влачат нищенское существование.

Нам много реформ нужно сделать – в сфере образования, жилищного строительства, материнства и детства, управления государством. Наша цель – прийти к обществу средних классов. В моей родной Кабардино-Балкарии средние классы составляют 2%. А 255 тыс. человек, или 65% трудоспособного населения, официально нигде не работают. И такая депрессивная картина у нас наблюдается во многих регионах, кажущихся благополучными. Во многих субъектах валовый региональный продукт – на уровне беднейших африканских стран, и это тянет Россию в пропасть куда быстрее, чем санкции.

* * *

Сейчас некоторые политические силы из оппозиции предлагают заменить нашу Конституцию 1993 года, выработать другую. Этого делать ни в коем случае нельзя. Важна незыблемость основного закона. Тем не менее в целях окончательной отмены смертной казни и защиты права человека на жизнь статью 20 Конституции России следует изложить так: «1. Смертная казнь отменяется. Никто не может быть казнен и лишен жизни. 2. Человеческая жизнь начинается с момента зачатия и охраняется государством. 3. Многонациональный народ России скорбит по жертвам гражданской войны, репрессий, голодомора, братоубийственных смут прошлого, мировых войн и локальных конфликтов».

Нам важна гуманизация системы исполнения наказаний. У осужденных должна иметься возможность ежедневно принимать душ, ходить в туалет без очередей, иметь нормальные бани и жилищные условия, красивую униформу. Нужно заново выстраивать колонии и СИЗО по современным нормативам, где главное – воспитывать в людях человеческое достоинство. Государство должно инвестировать в зоны и изоляторы.

* * *

Мы много говорим о благотворительности. Но поработав в одной из самых серьезных благотворительных структур России – Лиге здоровья нации, я вижу, что нам важно развивать правовое регулирование благотворительной деятельности, чтобы у бизнеса были серьезные стимулы инвестировать часть прибыли на благотворительные цели.

Сегодня значительная часть средств на благотворительность в сфере экологии приходит из-за границы. У российских предприятий и компаний нет налоговых стимулов вкладывать в благотворительные проекты. Наоборот, это делает предприятие крайне уязвимым при проверках бухгалтерии.

2018-й объявлен в России Годом волонтерства! Партию активно поддерживают ряд экологических волонтерских организаций, нам важно вывести эковолонтерское движение на новый уровень.

* * *

Я желаю каждому из вас доброго крепкого здоровья. А стране нашей, великой России, – процветания и благорастворения воздухов. В церкви всегда молятся о благорастворении воздухов, и жители многих российских городов, включая и Москву, теперь поняли, что эта молитва – не фигура речи. Многие иногородние посмеиваются, эка Москву проняло, а вот у нас всегда воняло. А они чуть что – так вопить… В России пора повсеместно ставить фильтры, пора строить локальные очистные, пора выносить вредные предприятия за пределы городской черты. Вот в Норильске «Норникель» закрыл один из вредных заводов внутри города, и сразу стало гораздо легче дышать.

В Москве и Восточном Подмосковье сейчас тяжелый воздушный кризис.

Источник запаха пока не выявлен, поиски ведутся четыре месяца. И мы не знаем, что делать с Московским нефтеперерабатывающим заводом «Газпромнефти» в Капотне. Жуткое предприятие, но вкладывает миллиарды в модернизацию. Что делать с МСЗ-4, где есть сомнения, что технологию по ночам соблюдают, когда объемы пара вырастают в 10 раз?

Сегодня закон защищает экобандитизм. Что делать с кучей предприятий, которые прячутся по промзонам и по ночам пичкают атмосферу отходами горения? Как быть с теми, кто сливает гадость напрямую в реки, минуя фильтры? С мелкими мусоросортировочными и мусороперегрузочными станциями, где плевать хотят на экостандарты? Сейчас на эти предприятия даже зайти нельзя.

В стране почти нет нормальных, современных полигонов, лишь жуткие свалки, наносящие природе огромный вред.

Экохищники настолько распоясались, и, когда закон и контролирующие органы бессильны, только молитва спасет. Именно таким чудесным образом, верой и смирением, мы всякий раз побеждали в Кучино.

* * *

России нужна созидательная программа действий – наша русская мечта. И если у американцев американская мечта звучит «как разбогатеть, заработать миллион», то русская мечта – иметь свой дом. Нам пора развивать качественное домостроение и отрасль производства строительных материалов.

Также нам важно строить новые транспортные коридоры, чтобы путь из точки А в точку Б не петлял, а шел по прямой. Дорогу из Питера в Волгоград, из Владикавказа в Нижний Новгород, из Ставрополя в Ярославль. И другие. Нам важно по новой транспортно связать Россию.

* * *

Как говорил нам, кучинцам, старец-монах, благословляя стояние за Кучинскую березовую рощу, когда «Мортон» 28 марта 2012 года спилил 180 берез: «Будьте дружными, держитесь друг за дружку, и вы победите!»

Нам, «зеленым», нам, россиянам, сейчас очень важно быть дружными. И наша борьба имеет смысл, когда мы боремся не за малые проценты, не для того, чтобы покрасоваться. Мы за результат, за победу. Мы любим родную страну и желаем ей только добра.

Вчера я объявлил о завершении моей избирательной кампании и о поддержке Владимира Владимировича Путина в качестве нашего кандидата на выборах президента России. И готов ему помогать. Все в партии «Зеленых» готовы.

Путину сейчас будет непросто, и важно за него помолиться.
Вчера съезд Российской экологической партии «Зеленых» принял решение поддержать кандидатуру Владимира Владимировича Путина на выборах президента 2018 года.

За 18 лет трудов во главе России Путин сделал много для сохранения природы. Мне нравится его труд вместе со Всемирным фондом дикой природы по спасению амурского тигра. Впечатляют его арктическая программа и проекты возрожденного Русского географического общества.

Поддержка Путина – осознанный выбо партии "Зеленые". И эта поддержка – не с чистого листа. «Зеленые» тесно сотрудничают с ОНФ, входят в общественные и экспертные советы органов власти. Занимают взвешенную объективную позицию, готовы прийти на помощь людям и власти в сложных ситуациях.

Мне б, конечно, тоже хотелось передать президенту свой багаж предвыборных наработок.

Вы знаете, что год назад, 13 декабря 2016 года, я заявил, что намерен выдвигаться в президенты от «Зеленых» и экологической общественности. Весь этот год я вел предвыборную кампанию. Ушел с престижной и полезной работы – советника главы Балашихи и сосредоточился исключительно на предвыборных делах… Поездил по стране, общался с людьми, многое увидел, узнал, осмыслил. Вчера я завершил мою избирательную кампанию. "Зеленые" передают эстафетную палочку команде Владимира Владимировича Путина.

Перед тем, как заявить об участии в выборах, я разработал детальную социально-экономическую и общественно-политическую стратегию развития России. Я создавал ее шесть лет. Это позитивная и ясная программа действий, направленных на обустройство и интенсивное развитие Российской Федерации, на создание в стране мощных средних классов. Владимир Владимирович Путин говорил про то, что России нужны 25 млн новых высокопроизводительных рабочих мест, и у меня есть детальный план действий, как их создать. Правда, на 2000 страниц, но читается легко. Это независимая стратегия обустройства, модернизации и интенсивного развития Российской Федерации в периоды до 2024 года и до 2040 года, выполненная на примере Кабардино-Балкарии и Северного Кавказа. План по рабочим местам основан на моем опыте работы в Пенсионном фонде России, на понимании, как использовать гигантские массивы информации, которые есть у ПФР, для управления экономикой и социальной сферой.

* * *

2017-й был Годом экологии. И главное событие Года экологии в России – закрытие Владимиром Путиным в ходе «прямой линии» страшной свалки в моей родной Балашихе в моем родном микрорайоне Кучино. Это героическое решение. Последние годы Кучинская свалка стала крупнейшей в стране по приему бытовых отходов. Эксплуатировалась с чудовищными нарушениями. Только за последние два года туда завезли не менее 7 млн тонн отходов, во много раз больше разрешенного. А Росприроднадзор выдал ей бессрочную лицензию.

Как один из лидеров кучинских активистов, как человек, положивший много здоровья и сил на борьбу с этой свалкой, я готов и хочу сказать президенту Путину огромное спасибо. Я не знаю, как бы мы жили, если бы президент не закрыл свалку в Кучино. Сейчас над нашей Балашихой все еще стоит концентрированная вонь от полигона. Но 30 декабря запустят большой факел – и дышать сразу станет намного легче.

Я напомню, что без Путина мы были беззащитны. Подмосковная власть предложила закрыть свалку лишь в 2021 году, но фактически они знали, что свалка будет работать и травить нас вечно. Без Путина мы бы задохнулись. Балашихинцы сделали свыше 40 тыс. обращений по свалке на «прямую линию», и нас услышали, спасибо команде ВГТРК.

Сейчас идет подготовка к рекультивации полигона. Мы ведем энергичный общественный мониторинг. Я так посчитал, что активисты рабочей группы приняли участие как минимум в 120 мероприятиях с июня по декабрь. Например, в понедельник на экспертном совете Минэкологии Московской области шла приемка проекта, обсуждались возможности подрядчиков. Общественный контроль важен. На сегодняшний день в Российской Федерации не было ни единого случая качественной рекультивации закрытых мусорных полигонов. В Кучино будет первый случай, когда все по уму, и это образец для всей страны. Спасибо нашему президенту, что выделил достаточно ресурсов, чтобы рекультивация стала реальностью.

Поэтому решение Российской экологической партии «Зеленых» поддержать Владимира Владимировича Путина на выборах абсолютно правильное.
В прошлую пятницу Путин был у нас в Балашихе, открыл вместе с Шойгу новое здание академии ракетных войск стратегического назначения. Мы гордимся нашей страной и нашим президентом.

* * *

Теперь позвольте поговорить о задачах, о мечте.

Нам надо развивать в России городские парки. Вы видите, как похорошела Москва благодаря вложениям в парки и бульвары.

Я создаю сейчас своими руками чудесный парк в Балашихе, где в 2012–2015 годах почистил в известном теперь на всю Россию Кучино от бурелома 50 гектаров леса возле Пехорки, вместе с единомышленниками, в местах, где когда-то гулял Лев Толстой. Я хочу, чтобы у нас в Балашихе вместо царь-свалки появился царь-парк. Местная власть сейчас активно продвигает эту идею.

Россия – страна прекрасных парков. Я вырос в Нальчике и по утрам ходил в великолепный огромный Нальчикский парк «Атажукинский сад». В 1999 году одним из первых решений Владимира Путина стало присвоение Нальчику статуса города-курорта. И наш парк реконструировали, он очень похорошел. Но я считаю, что с учетом современных реалий парк в Нальчике нужно расширить минимум в пять раз, нужно хорошо вложиться в его обустройство...

За время предвыборных путешествий по России на меня серьезное впечатление произвели огромный парк в Сургуте «На Соме» (Ханты-Мансийский автономный округ), Петропавловский парк в Ярославле, основанный Петром Первым и где прошло детство нашей великой героини-первопокорительницы космоса Валентины Ивановны Терешковой, старинный усадебный парк в Гусе-Железном. Все три потрясающие, но в каком плачевном состоянии! Хотя, например, ХМАО – богатейший регион страны. При этом меня удивило, что в таких солидных городах, как Оренбург (родина «Газпрома»), нормальных парков тоже нет, но зато там есть чудесная Зауральная роща, которая могла бы стать таковым.

Такие впечатляющие парки требуют серьезных разовых инвестиций. Я предлагаю учредить президентский парковый грант в размере 1 млрд рублей на каждый крупный парк. И каждый год выделять нескольким действующим или перспективным паркам по миллиарду на развитие. В числе достойных – вышеперечисленные парки в Нальчике, Балашихе, Сургуте, Гусе-Железном, Ярославле, Оренбурге. Опять-таки в своей стратегии я подробно пишу, как надо парки развивать, на примере нальчикского парка.

* * *

Я живу в Балашихе, одном из самых зеленых городов России. Сегодня Балашиха – экологическая передовая страны.

И мой разноплановый опыт привел меня к следующим выводам.

Для России – великой лесной державы – важно:
 возродить службу лесничих. Чтобы у нас был один лесничий на 100 га;
 поставить леса, особенно лесопарки в городских округах, на кадастровый учет, а то сегодня они беззащитны перед ушлыми кадастровыми махинаторами;
 развивать систему заповедников, национальных парков и особо охраняемых природных территорий в отношении всех естественных лесов;
 усилить профилактику лесных пожаров; сделать поджоги лесов экономически невыгодными.

Надо защищать такие уникальные места, как, например, Бузулукский бор на Оренбуржье или болото возле подмосковной деревни Новинки. Таких мест по стране десятки тысяч. Только в Подмосковье мы за прошлый год поставили на учет 140 особо охраняемых природных территорий.

К сожалению, уже не так уж и много леса осталось. Как один из тех, кто добивался прекращения варварских рубок леса в Подмосковье и по России, я дал пример, как мы можем за лесом ухаживать. Очистив кусочек балашихинского леса (50 га из 7 тыс.), я понимаю, насколько важен в лесу командный труд, уход и контроль. Но 7 тыс. га у нас всего 4 лесничих! ОНФ добился принятия закона о «зеленом щите», но леса без лесничих нам не спасти.

* * *

Владимир Путин выступил с инициативой почистить Волгу, привести нашу великую реку в порядок. Бассейн Волги огромен.

В ходе прошлогодней думской кампании я выдвинул слоган «Почистим Пехорку до самого Каспия!». В 2015 году я принял участие в ликвидации жуткой экологической катастрофы в Акатово недалеко от Кучино, когда в приток Волги, в Пехорку, несколько недель лилась канализация полумиллионного города. Это было лето, август, и поток фекалий был сравним с бушующей горной рекой. Мои друзья, мгимовцы, в те дни активно постили фотки с отпусков в разных странах, особенно много с берегов Индийского океана, а я стоял возле хлещущего, жутко вонючего океана фекалий и наблюдал, как мужики из «Балашихинского водоканала», рискуя здоровьем, пытаются подобраться к трубе и ее перекрыть.

Поэтому я горячо одобряю идею Путина по очистке Волги.

Кстати, Пехорку в Балашихе уже стали энергично чистить. И о том, что балашихинцы несколько десятилетий мечтали об очистке реки, рассказал чиновникам именно я. Губернатор Андрей Юрьевич Воробьев энергично поддержал эту инициативу. Но я вижу, сколько незаконных стоков идет. Только по Пехорке мы выявили 200. А ведь люди там купаются. Неудивительно, что рыба в реках почти перевелась. Я видел Волгу от истока у озера Стерж до впадения в Каспийское море, я очень хочу, чтобы вода в нашей реке снова стала питьевой. Чтобы вновь водились осетры.

* * *

Балашиха-Кучино-Полигон, закрытый Владимиром Владимировичем Путиным.

Приняв участие как простой житель в закрытии крупнейшей свалки страны и опять в моем родном Кучино, я вижу, что мы на полвека задержались с реформой мусорной отрасли. В эту сферу нужны инвестиции. Но отрасли нужны и лидеры, чтобы не допускать на пустом месте тяжелейших социальных конфликтов. Пример закрытия полигона «Малинки» показывает, что инвестиции превращаются в пыль при плохом планировании и если гражданское общество решительно против.

С реформой нельзя тянуть, нельзя относиться к ней вальяжно. Взять долгожданное строительство мусоросжигательных заводов от «Хитачи» – отличная технология, но безобразная подготовка, поспешный выбор площадок, общая заторможенность, неумение менеджмента и властей работать с населением и активистами. У менеджеров в руководстве «РТ-Инвеста» красивая жизнь с зарубежными поездками, но они не торопятся впахивать, а мы – задыхаемся!

Удивительно, Россия – великая космическая держава, а мы не смогли до сих пор внедрить на земле систему раздельного сбора мусора! Не сумели оснастить наши квартиры и домохозяйства дробилками, чтобы жидкий мусор уходил в канализацию, а не на полигоны. Почему так?

* * *

Мой опыт показывает, что даже самую сложную ситуацию можно перевести в созидательное русло. В 2011 году я внес важный (в меру скромных сил) вклад в урегулирование конфликта вокруг Павловской опытной станции в Питере. Я стал пресс-секретарем фонда РЖС спустя год после того, как спорная ситуация перешла в стадию скандала. Были тысячи негативных публикаций, письма нобелевских лауреатов… Я стал первым чиновником, кто просто поехал в ВИР поговорить. Сказать, что две государственные организации не должны выяснять отношения в публичной плоскости. И в диалоге все быстро решилось.

И легендарная станция, основанная академиком Вавиловым, была спасена. Спасена Фондом РЖС, правительством и президентом, неравнодушными людьми. Кстати, при активном участии вице-премьера Шувалова.

Посещая станцию и ВИР, я увидел, что ученые, спасающие биоразнообразие планеты, влачат нищенское существование. Зарплата кандидата наук на станции в Питере – 7 тысяч, доктора – 14 тысяч. Во Всероссийском институте растениеводства есть доска памяти о сотрудниках, умерших в блокаду Ленинграда, но не съевших зернышка. То, что у нас сейчас в сельскохозяйственной науке происходит, – это, по сути, продолжение блокады. Мы должны поддерживать биологическую науку, защитить станции опытные и селекционные. Ситуация, когда смородиной в стране занимается один хранитель, недопустима. В советское время в Минсельхозе был целый отдел только по смородине, а сейчас ничего. И так по всем стратегическим культурам. Сегодня мы плодим бюрократию и убиваем содержательную работу. Возрождение станций – ключевая задача.

* * *

Я вижу роль партии «Зеленых» в том, чтобы помочь выстроить гражданский диалог по решению сложных экологических вопросов в масштабах страны. Я хочу поблагодарить съезд, хочу поблагодарить партийное руководство, соратников, активистов «Зеленых» за моральную поддержку, которую они мне оказывали весь этот год. Спасибо мудрому Анатолию Алексеевичу ПАНФИЛОВУ, спасибо неравнодушной и энергичной Елене Владимировне ГРИШИНОЙ, которая всегда оказывается рядом там, где беда, и чья помощь в том числе помогла нам в борьбе со свалкой в Балашихе. Спасибо Алексею Ивановичу ГУСЕНКОВУ и центральному аппарату партии – они молодцы и отличные организаторы.

Я хочу сказать спасибо моему штабу, моим блестящим консультантам, моим друзьям, единомышленникам, коллегам, благотворителям и соратникам. Моим родным и моей семье.

Не знаю, обратит ли президент Путин внимание на наши труды и на нашу поддержку. Будем ли мы, «зеленые» политики и активисты, как-то востребованы в государственных делах? Но мы защищаем природу и народ не для того, чтобы кому-то понравиться, а потому, что мы любим наш мир и нашу любимую Родину – мать Россию.

* * *

Я стал экологическим активистом не потому, что стремился к политической карьере. Просто парк рядом с моим домом хотели вырубить! Мы стояли 100 дней, круглосуточно, чтобы его защитить. Сход жителей, моих соседей избрал меня переговорщиком от лица всех кучинцев с властью и застройщиком. Это было в 2012 году, мало кто верил, что у нас получится, но мы победили. Сначала мы просили у других активистов советов, как нам быть, потом все пошли к нам как к самым успешным.

Если бы я хотел сделать государственную карьеру, я никогда не стал активистом, а продолжал бы расти как чиновник. Но оставил все дела ради борьбы. Я хотел жить в чистой и процветающей стране, а Россия начинается не где-то на географической карте, а рядом с домом. И вот в ходе борьбы мне пришлось внезапно с высоты своих знаний, моих восьми высших образований и моего общефедерального опыта вникнуть в маленькие муниципальные дела места, где я живу! И я задумался: если Балашиха по площади как Люксембург, то почему мы живем возле МКАДа и в великой России не как в Люксембурге? Мы – граждане самой лучшей страны на свете! И я понял, что процветание зависит не только от чиновников, но и от нас, граждан, жителей. От нашего неравнодушия, от активной гражданской позиции каждого.

Мне пришлось стать народным, местечковым политиком в том числе, чтобы расшевелить власть, заставить ее смотреть не только на себя любимую в телевизоре и в карманы налогоплательщиков, а еще вокруг себя, под ноги, вверх, вперед. И мы в Балашихе добились огромных перемен, воюя и сотрудничая с властью! Это же здорово, что благодаря неравнодушию горожан объединили города, защитили лес, стали чистить реку, рекультивировать свалку, создали роддом, хорошие дороги, чудесные дворы, даже вечные лужи и открытые люки убрали и так далее.

Когда власть делает добрые дела, ее надо хвалить, подбадривать. Нельзя власть только ругать. А критикуя, всегда важно помнить, что тебе с этими людьми вместе работать, обсуждать важные проекты, пить чай. Это то, что называется политической культурой. Симбиоз местной власти и неравнодушных активных граждан дает великолепные результаты.

Сейчас мы добиваемся создания в Балашихе суперпарка вдоль Пехорки, расширения Носовихинского шоссе, драмтеатра и филармонии, то есть вещей, явно немыслимых ранее. Балашиха – крупнейший город в Московской области, но театра у нас нет, Балашихинского госуниверситета тоже нет.

Лидерство – это транспортные артерии! Как мы будем лидерами в космосе, если до Звездного города Щелковское шоссе не смогли еще сделать бессветофорным? Дороги вроде Носовихинского шоссе не должны быть удавками на горле динамично развивающихся агломераций.

* * *

Я хочу, чтобы в Балашихе и в Нальчике были созданы особые экономические зоны, рекреационно-туристские. У нас фантастическая природа.

Кстати, о туризме. Власть вкладывает сотни миллиардов в суперкурорты и часто попадает впросак. Надо обустраивать места стихийных достопримечательностей, куда едет турист. Будь то гора Кольцо в Ставрополье, Чегемские водопады в Кабардино-Балкарии, озеро Ямашла в горной Башкирии, Кунгурская ледяная пещера под Пермью. Копейки стоит помочь поднять эти места.

Важно благоустраивать города Золотого кольца России, в частности потрясающий Ростов Великий, Касимов, Елец, Сергиев Посад, электрифицировать Торжок. Надо принять закон «О Золотом кольце России».

Надо вкладывать в шикарную Калининградскую область. Там великолепное культурное наследие, уникальные памятники, которые надо сохранить, сделать привлекательными. Возродить Королевский замок. И надо подумать, как защитить там старые придорожные аллеи, которых все меньше. Сажать новые.

Не могу не сказать про родной Владивосток, который, по сути, уже является городом федерального значения. Не должно быть так, как с Сочами, что мы прихорашивали город, а потом раз – и бросили. И в Сочи, и во Владивосток инвестиции должны продолжаться, поскольку эти города несут огромную представительскую нагрузку, это визитная карточка России. Важно активно благоустраивать Владивосток: и Спортивную набережную, и парк «Минный городок», и Покровский парк. И вложиться в пустырь на Второй речке, там тоже парк сделать. Защитить зеленые легкие города. Надо достроить «Хайяты» и спорткомплекс в Снеговой пади. Не дальневосточным гектаром разбрасываться, а активно зазывать молодежь в университет на учебу. Вложиться в Дальзавод. Развивать Находку, Уссурийск. Весь Транссиб.

* * *

2016 год стал для нашей партии годом огромного труда и тяжелого поражения на выборах в Государственную думу. У нас просто не хватило сил, ресурсов, харизмы и, вероятно, опыта.

В день выборов год назад я ездил по избирательным участкам моей Балашихи, меня везде хорошо знали, очень тепло встречали, а в родном Кучино задали важный вопрос: «Анатолий Геннадьевич, вы везде баллотируетесь, а следующий шаг какой – в губернаторы или в президенты?»

Сначала я отшутился. Где я и где президентские выборы. Но годы, что я посвятил экологическому активизму, приучили меня к убеждению «возможно всё». И во мне стала крепнуть мысль, почему бы не попробовать, под лежачий камень ведь вода не течет! И я попытался.

Спасибо всем тем, кто поддержал меня советами, трудами и материально. Каждый рубль был важным, сущим, помог выжить, бороться, побеждать. Я надеюсь, что мое заблаговременное выдвижение и годичная предвыборная активность позволили чуть взбодрить нашу общественность, придать партии «Зеленых» сил и уверенности. Посещая регионы и общаясь с людьми, я видел надежду, веру, любовь и мудрость в их глазах.

В Год экологии Россия вошла, не имея ни одного «зеленого» депутата, ни одного экологического общественника в Федеральном собрании. Не имеем ни единого «зеленого» губернатора, главы города, министра.

Вы знаете, год назад беседовал с деятелем, который отвечает за значительную часть мероприятий Года экологии. Он меня слушал-слушал и говорит: «Анатолий, ты не поверишь, впервые за всю работу в этой сфере я вижу настоящего эколога».

Да, наш голос с земли, реальных «зеленых», не особо интересен тем, кто сидит на госбюджетах. И, к сожалению, «зеленое» движение порой ассоциируется с псевдоэкологами, с жадными любителями денег экохищников, олигархов и мусорных мафиози.

* * *

России важно учесть мировой опыт!

В странах, где «зеленые» приходят во власть и побеждают, экологические задачи начинают активно решаться. И мы не хуже Голландии, Дании, Германии, Австрии, Франции и других стран Европы, где «зеленые» – давным-давно неотъемлемая часть политического пейзажа. В Австрии сейчас «зеленый» президент. В Германии, в самой богатой земле Баден-Вюртенберг, – зеленый премьер-министр. «Зеленые» – одна из мощнейших фракций в Европарламенте, но в Федеральном собрании России им не с кем говорить. И это беда. Ибо «зеленые» на Западе настроены к России в целом плохо.

Создав превосходную международную программу, я хочу, чтобы Россия была понята на Западе, говорила с западными «зелеными» на одном языке.

В 2007 году я помогал готовить в Люксембурге Международный форум по предотвращению ядерной катастрофы. Эксперты, а российскую делегацию возглавлял Сергей Владиленович Кириенко, в один голос говорили: человечество расслабилось, ядерная угроза – это реальность, ядерная война с локальным или массированным применением ядерного оружия – это серьезная угроза. Тогда всех беспокоил ядерный статус Ирана, Индии и Пакистана. А сегодня, десять лет спустя, мы видим, что уже и корейские ракеты способны долететь до Урала, а если в Корее начнется замес, то мой родной Владивосток рядом.

Другая серьезная угроза – это глобальное потепление, мы к этому относимся легкомысленно, а ведь у нас запредельные выбросы по многим предприятиям. Мы не задумываемся, чем дышим. Россия – великая энергетическая, великая лесная, великая климатическая держава. Но мы на обочине международной экологической дипломатии. Нам отчаянно не хватает знаний. Именно поэтому я предлагаю создать в МГИМО, который я оканчивал, международный факультет защиты природы, чтобы наладить трансфер и изучение компетенций в этой сфере. И многое другое. А ведь у нас серьезный потенциал, а мы зачем-то вкладываем деньги в новодел «Сколково», а не в великий «Физтех». В пафосное Роснано, а не в могучий ОИЯИ в Дубне, где наномир и открыли. Сегодня наша главная цель в международной политике – стыковка с Евросоюзом, нашим основным торгово-экономическим партнером. Нам важно стать частью европейского пространства четырех свобод передвижения – людей, товаров, капиталов и услуг. Начать с односторонней отмены виз со странами ЕС.

* * *

В России у экологического движения есть шансы стать системной силой. О том, что экологи, возможно, будут представлены в следующем составе Госдумы, говорил Сергей Борисович Иванов в своем интервью «Коммерсанту». Да и Владимир Путин, однажды отвечая на вопрос, чем бы ему хотелось заниматься в старости, ответил: экологией. Когда читаешь этот елей, ощущаешь себя Робинзоном. Так и хочется закричать: «Ау, мы здесь!!! Мы существуем. Мы настоящие!»

За этот год я своими силами, без поддавков провел достойную президентскую кампанию. В меру сил. Я проехал Россию от Тюльгана до Талнаха и Дудинки, обо мне писали местные СМИ от Калининграда и Нальчика до Владивостока. Федеральные в основном молчали, хотя «Ленте.Ру», «Комсомолке» и «АиФу» спасибо. Многие журналисты комментируют мои посты, подбадривают, но, когда доходит дело об этом рассказать, разводят руками: не инфоповод. Те же, кто деньгами сулил помочь, говорили: «Толя, ты молодец. У нас денег сейчас нет, но ты держись!!!!» Да, маленькая кампания получилась, но своя. На свои, благодаря поддержке неравнодушных людей. Как говорил мой дедушка Анатолий Тихонович Лебедев, военный артиллерист, прошедший всю войну от Риги в июне 1941-го до Берлина, «имей маленький ум, да свой!».

Да, для меня это был непростой год. Я начинал кампанию красивым гладковыбритым чиновником, а теперь я, как сказал Путин, – бородатый мужик. На пресс-конференции Путин, говоря о конкуренции на выборах, сказал, что власть не должна выглядеть как бородатый мужик, выковыривающий из бороды капусту. Наверное, про меня говорил.

Кстати, про капусту. У нас, «зеленых», экоактивистов, всегда было мало ресурсов. Но когда мы боремся, то вкладываем в битву всё. Готовы сидеть на хлебе, капусте, если повезет – на картошке с «ролтоном» и гречке, на грязной технической воде из крана, лишь бы победить экологических хищников, уничтожающих наш мир. Для меня это был очередной год суровой борьбы, без доходов и зарплаты. Не впервой. За время моей экологической карьеры, когда надеяться вроде было не на что, я понял: надо молиться. Когда есть нечего, надо читать «Отче наш», там есть волшебные слова «хлеб наш насущный дашь нам днесь», произносишь их – и еда появляется. Чудеса – это не исключения, это норма жизни. Когда мы верим, мы победим.

* * *

За время этой кампании я посетил ряд регионов. Пожил неделю в Норильске. Я видел, как жуткий вредный никелевый и медный концентрат попадает в ручьи из-за прорывов в пульпопроводах. Как с пересохшего пруда-накопителя пыль высокотоксичного концентрата надувает на великий пригород Норильска Талнах. Это жуткая экокатастрофа, которую менеджмент «Норникеля» не афиширует, пытается в меру сил героически обуздать. Я видел, как засох из-за серных выбросов удивительный притаежный лес на 200 километров вокруг Норильска. И я рад, что благодаря нашему красноярскому отделению и Сергею Шахматову «зеленые» смогли оказаться в числе победителей в гордуму Норильска. После визита я написал министру связи Николаю Анатольевичу Никифорову, что в Норильске нет Интернета, и через два месяца его провели. Наверное, не только из-за моего письма, эту работу по прокладке кабеля давно вели, но в еще в июле 2017-го один из крупнейших городов-кормильцев был в части Интернета отрезан от большой земли.

Я был в сердце Транссиба Канске, где идут жуткие вырубки леса китайскими братьями, а город стал гигантской лесопилкой, точнее – свалкой лесных отходов, которые негде складировать. Где жутко неэффективная власть, а тарифы на тепло для зарельсковой части Канска грабительские, где даже маленьким парком у власти не хватает ума заняться. Этой весной там были гигантские пожары на дровяных складах, под миллион кубов древесины сгорело. Проблема вырубок леса в Сибири – жуткая. Такое ощущение, что каждый год на страну падает Тунгусский метеорит.

И только там, на Транссибе, я понял, что мы запретили гнать в Китай лес-кругляк не потому, что хотим дополнительные деньги извлечь. Стране, как и в 1941 году, не хватает вагонов, чтобы гнать лес в Китай. Вот и утрамбовывают, а горы горбыля и обрезков бросают по лесам и обочинам.

Нам важно превратить Красноярский, Забайкальский, Приморский и Хабаровский края, Иркутскую и Амурскую области, Бурятию и Еврейскую автономию в зону особого экологического внимания.

Сейчас Красноярский край – территория экологического бедствия.

Город Красноярск расположен в котловине, и режим неблагоприятных метеоусловий «черного неба» – местная реальность. Жителям удалось не допустить строительства возле города ферросплавного завода, активисты собрали почти 200 тыс. подписей. Но ситуация и без этого тяжелая. Надо думать, как улучшать ситуацию с КРАЗом, это один из крупнейших алюминиевых заводов в мире и серьезный загрязнитель. Возможно, нужен перенос производства. Другая беда. Каскад плотин гидроэлектростанций на Енисее не дает реке замерзать зимой, что повышает влажность. Нужна модернизация плотин, чтобы уменьшить парение. От промышленных выбросов, особенно с правобережья, влажность с Енисея превращается во вредный аэрозоль. Берега в Красноярске застроены высотками, одну из проток застроили и заболотили, что мешает естественному продуву города. Общественный транспорт и частные авто в Красноярске давно пора перевести на «Евро-5», выхлопы ужасные, низкое качество топлива, город в пробках. В Красноярске надо развивать трамвай как в Страсбурге, без масштабной федеральной помощи это не сделать. Город негазифицирован. Сейчас при теплогенерации используется уголь, и дым тоже оседает в котловине города. Радует, что на главной теплоэлектростанции города ТЭЦ-1 сейчас внедряют новые электрофильтры и планируют строить новую сверхвысокую трубу порядка 270 метров. Государство должно помочь это сделать, кредитами, субсидиями и госгарантиями.

Был я на Оренбуржье в Тюльгане, где сокращают отделение за отделением районную больницу. И эта беда повсеместная. Мое сердце с жителями сельского поселения Филипповское Владимирской области, где негодяи хотят сделать гигантскую суперсвалку, уничтожив экологию Киржачского района.

У нас очень красивая страна. И когда я планировал кампанию, с чем я пойду к людям, я хотел нести радость, говорить не о бедах, а о красоте, о будущем. Но боли очень много... Будь то потрясающий Петропавловский парк в Ярославле, за сохранение которого борются активисты, или благополучный Одинцовский район, где возле легендарной Кубинки есть запутанная спорная ситуация вокруг песчаных карьеров.

И меня обрадовало, когда Владимир Путин позвонил челябинским экологическим активистам. Челябинский край, промышленная кузница страны, – тоже зона экологического бедствия. Но таких зон много, особенно в моногородах. Я рад, что моногородами сейчас по линии Минпромторга стали плотно заниматься. И важно протянуть активистам руку помощи.

Мы, активисты, мы, мужики и наши замечательные женщины, мы соль народа. Я не желаю никому пройти тот нелегкий путь, что прошли многие из нас, став борцами за экологию.

Мой совет избирателям. Чтобы не становиться бешеными экологами, о красивой природе вокруг надо думать сейчас, а не тогда, когда бандиты приходят вырубать ваш лес или строить в центре вашего городка очистные.

* * *

Еще одна тема – жестокое обращение с животными. В Сибири истребляют поголовье оленей, как в свое время бизонов и голубей в Америке. Десятки, сотни тысяч животных отстреливают, чтобы спилить рога, а туши бросить.

Домашние, городские животные. У нас нет нормального законодательства, регулирующего эту сферу. Миллионы брошенных ненужных животных. И героические активисты, которые не проходят мимо. Догхантеры – это бич наших городов. В муниципалитетах бродячих животных убивают. У нас в Балашихе родители попросили мэрию позаботиться о собаках во дворе и через пару дней рыдали, когда их любимцев, которых подкармливали всем миром, убили. В общем, чиновники отписали вопрос в ЖКХ, а те «позаботились». Наши СМИ печалятся о жирафе Мариусе, а у самих нас в России что происходит в контактных зоопарках и в дельфинариях? Нужен категорический запрет так называемых «притравочных станций».

Вы знаете, когда Путин пришел к власти, то первым делом он решил навести порядок в рыбной отрасли. Назначил во главе Госкомрыболовства одного из лучших разведчиков, тот сразу со спутников стал следить, что японо-норвежская мафия делает с нашими рыбными богатствами. Ввели квоты, стали прекращать беспредел, уничтожение рыбы и бесконтрольный вывоз добычи в чужие порты. Так такое началось… Вал заказных публикаций. Пиратский сепаратизм. Очень трудно было браконьеров, нелегальных промысловиков и контрабандистов обуздать, ведь там был многомиллиардный навар.

Другая беда, которую важно решать, – международный экологический шпионаж и подрывная деятельность. Все знают, как «Боинг» и американские спецслужбы развалили советский авиапром. И почти никто не знает, как польские спецслужбы внаглую развалили систему озеленения крупных российских городов, подсадив Москву, Питер и другие города на импортные саженцы. И всем все равно при госзакупках, что приживаемость польского и голландского неакклиматизированного материала крайне низкая. Своего-то нет. А наши станции были проданы девелоперам и ушли под застройку. В Балашихе на месте станции уже выросли многоэтажные хоромы, город судорожно ищет, как там построить школы, поликлиники, а Москва тем временем тратит лишь одним лотом 17 млрд на закупку импортных саженцев. Когда я вижу эти ценники, то понимаю: мы уничтожили курицу, несущую золотые яйца. Предприятие, которое бы кормило наш город, которое обеспечивало нам шарм, кислород и уют. Ведь европейские шпионы чуток подсказывали, а уничтожали-то наши, свои. И надо помнить: зарубежный посадочный материал может быть опасен. Наша страна провела блестящую Олимпиаду в Сочи. И мы пошли на поводу у истеричного западного озеленительного лобби, в итоге потеряли наши великолепные древние самшитовые леса из-за завезенного вредителя. Нам важен свой отечественный посадочный материал.

(Продолжение следует)

Profile

Баташев Анатолий
lui_parnas
Анатолий Баташев
Website

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono